Культурному обмену может настать ЮКОС

Российские культурные ценности за рубежом после января 2015 года могут быть арестованы по иску ЮКОСа против РФ

, ,
Российские культурные ценности за рубежом после января 2015 года могут быть арестованы по иску ЮКОСа — если Россия не выплатит $50 млрд бывшим акционерам нефтяной компании.

Международный суд в Гааге обязал Россию выплатить $50 млрд бывшим акционерам ЮКОСа. Суд признал, что Россия нарушила Энергетическую хартию и должна выплатить штраф до 15 января 2015 года — после начнут начисляться проценты. Если штраф не будет выплачен вовремя, могут пострадать ценности, принадлежащие России и находящиеся за рубежом — или прибывшие туда.

Этот факт создает риск в том числе для культурного обмена России с другими странами — в частности, прибывшие на гастроли из России предметы искусства из коллекций государственных музеев могут подвергнуться аресту в обеспечение этого иска. История знает как минимум два громких прецедента.

«Нога» и «Шнеерсон»

В 2010 году федеральный судья Ройс Ламберт в Вашингтоне обязал Российскую Федерацию вернуть движению «Агудас Хасидей Хабад» часть коллекции книг и рукописей по иудаике, которая до национализации была личной собственностью главы общины любавичских хасидов Йосефа Ицхака Шнеерсона.

В январе 2013 года тот же судья обязал Россию выплачивать по $50 тыс. каждый день — до тех пор, пока книги не будут переданы владельцам.

МИД России не признал оба решения, усомнившись в правомочности самого суда и подчеркивая, что законных наследников библиотеки Шнеерсона нет.

В итоге дело об этом собрании, которое ведется с начала 1990-х, вылилось в фактическое прекращение культурного обмена с США; была досрочно завершена выставка икон из собрания Музея Андрея Рублева, которые в тот момент показывал Музей русских икон в городе Клинтон.

Государственная Третьяковская галерея, Музеи Кремля и Эрмитаж отказались вывозить свои коллекции в Соединенные Штаты, опасаясь ареста произведений. В ответ американские музеи перестали выдавать российским институциям предметы из своих хранилищ.

А после того, как российский суд в 2014 году решил дело о задолженности Библиотеки конгресса (семь книг были переданы в 1994 году из РНБ по межбиблиотечному абонементу) в пользу России — и с назначением штрафа в $50 тыс. за день просрочки, — российско-американский культурный обмен (во всяком случае, связанный с перемещением ценностей) оказался заморожен окончательно.

В 2011 году советник президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой заявил, что готовится специальное соглашение с США по дополнительной защите культурных ценностей при государственном обмене; до сих пор этот документ не был подписан.

Между тем вице-президент российского представительства международной страховой компании Marsh & McLennan Ольга Серавкина считает, что какие-либо санкции в отношении музейных ценностей, вывозимых за границу для экспонирования, в связи с решением суда в Гааге маловероятны.

«Выставки готовятся заранее. Договор о вывозе ценностей заключается непосредственно между музеями, а не государствами», — сообщила Серавкина.

Она рассказала, что принимающая и отправляющая стороны заключают так называемый loan agreement — договор о передаче ценностей во временное пользование. Кроме того, для того чтобы против ценностей не были обращены какие-либо судебные иски, требуется предоставление гарантий иммунитета культурной ценности от ареста.

Эти гарантии — обязательное требование, потому что за границей проживают наследники авторов произведений, которые могут предъявить судебные иски.

Серавкина приводит пример более крупного случая, когда «судебный иммунитет» помог сохранить музейные ценности. Международный скандал случился между ГМИИ им. Пушкина и швейцарской компанией Noga в 2005 году. К тому моменту фирма выиграла у России два иска общей суммой в $27 млн.

Это послужило поводом к аресту коллекции французской живописи ГМИИ им. Пушкина, которая экспонировалась в Европе. По словам Ольги Серавкиной, коллекция обладала необходимыми гарантиями иммунитета, что позволило вернуть ее в Россию.

Более того, страховщики говорят, что без гарантии защиты от судебных исков и полиса коммерческого страхования, а также без гарантий возврата ни один музей не получит разрешения на вывоз культурных ценностей из страны.

Другое дело, что гарантии судебного иммунитета может предоставить далеко не каждая страна. Есть и международные конвенции ООН и UNESCO, которые дают такие гарантии. И страны, которые ратифицировали эти конвенции, их предоставляют. Однако в тех государствах, где такие нормы международного и внутреннего права не прописаны, опасность ареста музейных коллекций существует.

«Мы заручаемся дополнительными гарантиями правительства той страны, куда вывозится коллекция, что оно обязуется вернуть ценности в срок, но это лишь письменное декларирование», — сообщил «Газете.Ru» анонимный источник в Минкульте.

В случае же если у Министерства культуры будет основание опасаться за сохранность культурных ценностей, оно вправе отказать в их вывозе, говорят в ведомстве.

«Скифы» и мы»

Впрочем, в Минкульте пока не комментируют возможные проблемы в связи с решением гаагского суда по ЮКОСу — прежде всего, надо дождаться апелляции в Гаагском трибунале, пояснили «Газете.Ru» в ведомстве. Россия может обратиться в суды Нидерландов, чтобы аннулировать решение третейского суда, в течение десяти дней с 28 июля.

Однако эксперты, знакомые с ситуацией на арт-рынке, настроены чуть более тревожно.

«Есть два вида выставок — одни совершаются в рамках культурного обмена и проходят гласно и открыто, другие являются сугубо коммерческими гастролями картин и коллекций и могут проходить, например, в крупных торговых центрах, — пояснил Николай Молок, бывший директор по развитию фонда Stella Art Foundation. —

Опасность может подстерегать как первых, так и вторых: если будет установлено, что они собственность РФ, на них может быть наложен арест».

Другой собеседник, попросивший об анонимности, отмечает, что тревожиться стоит о тех картинах, которые уже находятся на зарубежных гастролях. Так, например, несколько полотен Малевича из госсобраний находятся сейчас на выставке картин супрематиста в лондонской «Тейт-модерн».

«Хорошо, что лондонская выставка работает до сентября, — сказал эксперт. — Необходимо срочно установить, вернутся ли остальные картины до января 2015 года».

Одним из наиболее вероятных проблемных «кейсов» эксперт считает вопрос «скифского золота». Судьба выставки «Крым: золото и секреты Черного моря», приехавшей из Крыма в Нидерланды до присоединения полуострова к России, и без того была до последнего времени не очень определенной. Дело в том, что за время выставки музеи Крыма, предоставившие ее, сменили юрисдикцию и «гражданство» — о ее принадлежности сейчас спорят Россия и Украина.

МИД Нидерландов до сих пор отказывался выносить окончательное решение о том, в какую страну будет возвращена выставка, открытая до сентября в амстердамском музее Алларда Пирсона, пообещав сделать это до конца первого месяца осени.

«Они могут протянуть с решением до сентября, — поделился опасениями Молок. — А потом, признав, например, необходимость возвращения в ставшие российскими крымские музеи, подведут «скифское золото» под арест по ЮКОСу».

В свою очередь управляющий партнер группы юридических компаний «Консулъ» юрист Марина Мисюкевич назвала эти опасения чрезмерными, а такой вариант развития событий — маловероятным.

Представители Государственного Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи и ГМИИ им. Пушкина не смогли предоставить оперативный комментарий по ситуации, пообещав дать ответ на запрос «Газеты.Ru» в течение месяца.