Пенсионный советник

Свобода снова

Вышел второй сезон культового сериала «Новости» («The Newsroom»)

Егор Москвитин 16.07.2013, 09:57
__is_photorep_included5430905: 1

Американский канал HBO, программы которого теперь доступны и россиянам, начал показ второго сезона «Новостей» («The Newsroom») — главного политического сериала наших дней.

Год назад американские критики оценили «The Newsroom» очень высоко, но без пафоса. Во-первых, все они более или менее понимали, чего можно ждать от сценариста Аарона Соркина, автора «Западного крыла», «Студии 60 на Сансет-стрип» и «Социальной сети», лауреата всех возможных премий и главного либерал-патриота в Голливуде. Во-вторых, для избалованных американцев сериал не стал ни глотком свободы слова, ни эталоном качества.

Совсем другое дело – реакция на «The Newsroom» в российских медиа.

Шоу, во всех мелочах показывающее работу независимого политического телеканала, не могло не вызвать в наших широтах мучительную рефлексию. Состоявшаяся 14 июля премьера нового сезона (в России в его честь устроили публичный просмотр первых серий на площадке Института «Стрелка») эту восхищенную зависть только усугубит. Уже в первом же эпизоде здесь забрасываются крючки, которые вытянут из мутной воды американской политики не одну крупную рыбу.

На дворе 2011 год. Один из героев вымышленной редакции устанавливает контакт с только что зародившимся движением Occupy Wall Street, другой едет в автобусный тур вместе с кандидатом в президенты Миттом Ромни. Третий герой пытается пролезть на закрытые слушания антипиратского законопроекта SOPA. Репортеры уехали в Африку – освещать события Арабской весны. Корреспондент во Франции наломал дров с делом Стросс-Кана. Главный герой, вздорный республиканец-телеведущий Уилл Макэвой, временно отстранен от эфира из-за того, что

назвал влиятельную финансово-политическую группировку «американским «Талибаном».

Само собой, перегруженные работой журналисты не забывают и о главном – влюбляться, ссориться, напиваться и вести афористичные беседы о судьбах профессии.

Все, что нужно знать о деловых и личных качествах сериала, было неоднократно сказано обозревателями еще год назад.

Это производственная драма с очень остроумными диалогами, глубокой проработкой характеров, бесконечными осаннами протестантской трудовой этике, очень сентиментальными взаимоотношениями героев и яростным желанием вовлекать зрителей в политическую жизнь.

Придуманный Соркиным уникальный журналистский коллектив обеспечивает гармонию гражданских позиций: главный герой здесь, может быть, и республиканец, но вся его команда – демократы. Они раскапывают новость о том, что американские беспилотники на Ближнем Востоке уничтожают людей, которые вовсе не обязательно террористы. Он спускает этот сюжет на тормозах, потому что жизнь американского солдата ему гораздо дороже жизней пяти мусульман. Но в реальном выпуске новостей на любом телеканале все личные и профессиональные сомнения, вся ангажированность, все производственные тонкости остались бы за кадром. Сериал же показывает их открыто, не беспокоясь о том, что может ранить чувства зрителей. И в этом заключается миссия «The Newsroom», которую год назад за своими восторгами разглядели не все.

Этот сериал – американский аналог нашего «Гражданина Поэта», инструмент рефлексии политических событий в художественно-публицистическом ключе и задним числом

дополненная медиареальность, объясняющая, как формировалась повестка дня. Каждому журналисту знаком мучительный синдром ушедшего поезда, когда важный комментарий или факт появляется уже после того, как срок годности новостного повода истек. «The Newsroom» для себя это ограничение отменяет.

Шоу позволяет снова пережить прошедшие события, заново осветить их, найти аргументы в пользу или против каких-либо идей, отрефлексировать целый год жизни страны.

И даже вновь инициировать дискуссии на ту или иную тему. Как показал опыт первого сезона, англоязычные фанаты сериала очень активны в социальных сетях, терпеливы к чужим взглядам и даже умеют писать без ошибок.

Для американцев этот «ньюзикл», этот «Гражданин-сериал», наверное, может стать очень личным медиа. Для нас же он интересен более прозаическими своими особенностями. Во-первых, это очень трогательная ода профессионализму, интеллекту, ответственности и свободолюбию. Во-вторых, это терапевтическая драма о том, как быстро течет время и как тяжело в его потоке рядовому пловцу. В первом эпизоде второго сезона еще живы и Каддафи, и Джобс. А с тех пор уже прошла целая вечность.

Кстати, с этого лета «The Newsroom» и другие новинки HBO россияне могут смотреть легально: права на их трансляцию купила группа каналов «Амедиа». Премьера второго сезона на русском языке состоялась 15 июля.