Пенсионный советник

«Никогда не знаешь, на кого тебя замкнет»

Интервью режиссера мультфильма «Монстры на каникулах» Геннди Тартаковского

Владимир Лященко 16.10.2012, 17:36
Режиссер Геннди Тартаковский startnovosti.ru
Режиссер Геннди Тартаковский

Режиссер Геннди Тартаковский рассказал «Газете.Ru» о своем мультфильме «Монстры на каникулах», господстве студии Pixar, грядущем ренессансе рисованной анимации и влиянии русской культурной почвы.

В прокат выходит мультфильм «Монстры на каникулах» (в оригинале — «Отель Трансильвания») про то, как в жизнь постояльцев графа Дракулы (чудовище Франкенштейна, оборотень и прочая нежить) вторгается юный американский путешественник. Бодрую 3D-картину про полеты на столах, прыжки в воду и влюбленную дочь Дракулы срежиссировал рожденный в СССР, но состоявшийся в США аниматор Геннди Тартаковский. Режиссер рассказал «Газете.Ru» о претензиях кинокритиков, влиянии Миядзаки и играх подсознания.

— Вам не кажется, что Джони для Мэвис, симпатичной, умной девушки, к тому же дочери Дракулы — это какой-то мезальянс?

— Студия вот тоже хотела кого-нибудь посимпатичнее для нее. А мне как раз не нравится, особенно в анимации, что все должны быть красавчиками. Порой влюбляешься в личность, а не в смазливую мордашку.

Так что я хотел создать героя забавного, но интересного. И у Джонатана есть все, чего она хочет, поэтому они отличная пара.

— А что, собственно, у него есть? Мы знаем, что он любит путешествовать, все время куда-то лезет и бывает крайне назойлив...

— Ну, я знавал таких, как он: хоть сейчас на вечеринку, очень позитивные, полны жизни и энергии. Джонатан оптимист, которого ничто не способно всерьез расстроить, он во всем предпочитает находить что-то хорошее, любит свою жизнь — это очень привлекательная черта. Ну и в любой истории любви есть что-то иррациональное: никогда не знаешь, на кого тебя замкнет.

— Вы известны как создатель собственных героев и историй: Декстер из «Лаборатории Декстера», Самурай Джек. Как этот сценарий попал к вам? Там же образовался довольно большой список режиссеров, которые за него брались?

— Да, я оказался шестым в этом списке. И когда приступил, уже были созданы несколько персонажей, некоторое количество декораций, придуманы какие-то места действия, а история все еще не была доработана. Так что у меня была возможность взять сырой материал, задать новое направление сюжету, задать тональность: мне же хотелось снять большую веселую комедию. Для меня это история про то, каково Дракуле быть папой. Он такой большой, могущественный король монстров, но в то же время он отец с разбитым сердцем.

— Зрители, судя по сборам, всем довольны, а у критиков к сценарию есть претензии...

— Тут вот какое дело: одна из главных проблем с анимационными фильмами на сегодня заключается в том, что утвердилось представление, будто возможен только один путь. И лучшее на этом пути называется Pixar. Мне нравится Pixar, не вопрос, но зачем сравнивать с ними любой мультфильм?

Я не пытался сделать «пиксаровский» мультфильм — мы хотели снять веселую дурашливую комедию. Совсем несерьезную, где скорее важны юмор и гэги, а не драма и сильные переживания. То есть переживать за наших монстров, конечно, можно, но до слез они вряд ли доведут. А критики приходят, видят такую историю и кривятся: «Ну нет, это не Pixar!».

— Я финальные титры до конца досмотрел, там после узнаваемо ваших 2D-мультиков идут фоном чуть ли не акварельные рисунки — они чьи?

— Поскольку мультфильм шесть лет делали разные люди, накопилось много интересного, и я подумал, что здорово будет вместо черного фона на титрах показать замечательные наброски, которые художники рисовали в процессе подготовки картины.

— Сложно сегодня представить себе полнометражный мультфильм, сделанный в такой манере — кругом один 3D.

— Да, но меня часто спрашивают про двухмерную анимацию, и возникает ощущение, что спрос на двухмерную анимацию, потребность в ней постепенно растет. Когда на экраны вышла «История игрушек», все сказали: «Вау!». Это было что-то новое, но сегодня все рисуют на компьютерах в 3D, этим уже никого не удивишь. Так что через год-два наступит момент для возвращения 2D, только оно тоже должно быть новым, непохожим на все, что было раньше.

— Кто-то из старых мастеров влиял на вас?

— В работе над «Монстрами на каникулах», например, главным источником вдохновения был Миядзаки: «Мой сосед Тоторо», «Принцесса Мононоке», «Небесный замок Лапута» — невероятные мультфильмы, даже его полнометражный дебют «Замок Калиостро» был фантастическим. В смысле ремесла повлияли ранние диснеевские шедевры «Пиноккио», «Белоснежка» — я их очень люблю. В «101 далматинце» выдающийся дизайн.

— А новые мультфильмы часто смотрите?

— Конечно, у меня же трое детей. Но, знаете, с трудом. Я же люблю рисованную анимацию, так что в 3D история и герои должны быть невероятно хороши, чтобы мне понравиться. Увы, по большей части они заставляют меня с новой силой скучать по нарисованным картинкам.

— Японцы продолжают рисовать, и не только Миядзаки. Видели «Железобетон» (полнометражный мультфильм японского производства, снятый Майклом Ариасом по манге Мацумото Тайё)?

— Кстати, да, видел. Впечатляющий, очень красивый.

— И все же следующий ваш мультфильм будет в 3D: вы собираетесь снимать мультфильм про моряка Попая с марвеловским продюсером Ави Арадом и обещаете придумать что-то невообразимое и высокохудожественное. Что именно?

— Я только потому и согласился на Попая, что это возможность сделать что-то новое в анимации. Возможность поработать с физической анимацией, с пластикой героев. Юмор Попая не разговорный — он физический: драки, падения. Этот юмор, этот персонаж рождаются в движении, а это как раз то, что мне интересно в анимации. Хочу создать уникальный визуальный ряд, сохранить специфику героя. В мультфильме три четверти времени не будет болтовни, он будет физиологичный, нутряной, грубый даже в каком-то смысле. И вдобавок это будет почти мюзикл. На самом деле фильм целиком в голове пока не сложился, но уже близко к тому.

— Вы родились в Москве, какое-то время в детстве жили в Италии, потом стали американцем: это как-то повлияло на вас?

— Мне нравится думать, что да. Как-то раз во время интервью журналистка решила провести экспресс-сеанс психоанализа, проанализировать меня. Она сказала, что многие мои истории посвящены тому, как аутсайдер пытается встроиться в мир: найти дом, найти свой путь, найти себя, добиться признания, быть принятым. Я об этом не думал и точно не придумывал такие сюжеты специально, но, пожалуй, мое подсознание способно на подобное. История моей жизни находит выход в мультфильмах, за которые я берусь.