Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лапша для следователя

Борис Акунин о том, где в его книге «Весь мир театр» можно отыскать экстремизм

«Парк культуры» 27.10.2011, 14:01
Борис Акунин искал и не нашел экстремизм в своей книге «Весь мир театр» ИТАР-ТАСС
Борис Акунин искал и не нашел экстремизм в своей книге «Весь мир театр»

Следственный комитет проверяет книгу Бориса Акунина на экстремизм и вызвал писателя на беседу. Григорий Чхартишвили рассказал «Парку культуры» о том, почему СК РФ хочет проверить его роман «Весь мир театр» на экстремизм и почему подобных обвинений не стоит пугаться.

В книге Бориса Акунина «Весь мир театр» ищут экстремизм. Как стало известно утром в четверг, СК РФ проводит проверку по заявлению о наличии признаков экстремизма в этой книге, вышедшей в 2009 году. Об этом сообщил сам автор в своем блоге на livejournal.com. На странице выложена копия письма, адресованного директору издательства «Захаров» Ирине Богат старшим следователем Пресненского межрайонного следственного отдела Цепелевым. Как явствует из письма, следователь хочет выслушать мнение издателя о наличии в книге экстремистских высказываний, а также уточнить обстоятельства заключения договора с Григорием Чхартишвили (настоящее имя Б. Акунина). «Парк культуры» решил уточнить у писателя, где в романе можно найти экстремизм и что господин Чхартишвили собирается предпринять дальше.

— Григорий Шалвович, что дало почву для подобных проверок?

— Узнав о письме из СК, я стал листать роман, пытаясь вспомнить, что же там написано экстремистского. И нашел единственное место – где японец Маса говорит о том, что русские не умеют отличать удон от собу (это два вида японской лапши). Мне передавали, что по существу некий заявитель обвиняет меня в оскорблении русского народа. Может быть, в этом он увидел оскорбление…

— Вас уже вызывали к следователю?

— Пока нет, письмо было отправлено только Ирине Богат. Видимо, моих контактных данных им не удалось сразу установить. Если вызовут, буду делать все то же, что делают в таких случаях люди, – искать адвоката, идти по вызову.

— Эта проверка не может быть связана с вашим заявлением о том, что «24 сентября страна перешла от псевдодемократии к наследственной диктатуре»?

— Послушайте, ну давайте не вдаваться в конспирологию. Я полагаю, что накануне «Русского марша» они пытаются найти экстремизм где только можно. И в том числе там, где его нет.

— Как вам кажется, этот факт останется единичным курьезом или выльется в новый тренд по преследованию литераторов и издателей?

— Пока что никого не преследуют, проверка – это еще не репрессии, она проходит по заявлению — чьему именно, не очень себе представляю, но меня уже некий заявитель пытался обвинить в оскорблении достоинства Российской Федерации. Я тогда тоже приходил к следователю. И мне кажется, я дал вполне исчерпывающие объяснения: позиция автора и позиция персонажа могут не совпадать.