Пенсионный советник

«Надо завязывать с продюсерами»

Интервью с авторами фильма «Шапито-шоу»

Владимир Лященко 28.06.2011, 15:53
РИА «Новости»

Режиссер Сергей Лобан и сценарист Марина Потапова — авторы главного на сегодняшний день хита ММКФ «Шапито-шоу» — рассказали «Парку культуры» о поисках бюджета на четырехчасовой фильм, сравнениях с «Ассой» и схлопывании личных вселенных.

— Как вам в отсутствие господдержки удалось начать и закончить фильм, у которого в отличие от «Пыли» явно приличный бюджет (около $1,8 млн)?

Марина Потапова: Мы очень хитрые люди, владеем техниками НЛП.

Сергей Лобан: Мне очень просто такое дается, с первого раза их (инвесторов, продюсеров) убалтываю.

МП: Главное, чтобы вообще кто-нибудь согласился встретиться, а там уже идет Лобан и начинается всякая цыганщина: сулит им огромные прибыли. Самое главное — история про фильм «Пыль»: мол, он же окупился 40 раз, и с этим получится то же самое.

СЛ: Фильм «Пыль» — это хорошая легенда, потому что он стоил $3000, что лукавство, конечно, однако реальных денег было потрачено именно столько. Там просто еще трудозатраты громадные, но про них, озвучивая бюджет, никто же не говорит. В общем, он окупился невероятно, собрал в одном кинотеатре около $40 000, что для артхаусного фильма немыслимо. Хотя на самом деле этот факт инвесторов не волнует. Они обращают внимание на другое. Важный фактор — Мамонов: «Вы должны сделать все для того, чтобы он принимал участие». Я говорю: «Я сделаю все». Потом подкидываю следующую информацию: фильм так придуман, что из него можно сделать четыре телевизионных серии.

МП: А это то, как может окупиться фильм, потому что кинопрокат редко оправдывает у нас производство.

СЛ: Разговоры шли с Александром Любимовым (сооснователь телекомпании ВИД. — прим. «Парка культуры»), который хорошо знает, что такое телевидение.

МП: Прикидывается, сколько стоит эфир, сколько будет частей... Четыре части — значит, может еще и прибыль даже принести. А потом это же были деньги инвестора, который слетел в кризис (фильм запускала компания «Мирумир» Александра Мамута и Александра Любимова. — «Газета.Ru»).

СЛ: Да, Мамут в кризис вышел из участия. У всех сразу изменилось понимание всего: Любимов посмотрел, что я там наснимал, сказал: «Что это такое?! Я себе не так это представлял»...

МП: Но не прошло и года, как Лобан новых людей уболтал.

СЛ: Там было смешно очень. В компании «Мирумир» креативным продюсером был Борис Юхананов, который полностью выступал на нашей стороне. Любимов нам сказал: «Ладно, снимайте фильм, но только сценарий мне не нравится — пусть Юхананов переработает». Мы ходили к Юхананову месяц — он его читал и очень смешно комментировал. Правки закончились в первой части на перестановке двух фраз. Так что с точно таким же сценарием мы пришли к Любимову во второй раз. Только с пояснительной запиской еще, потому что были вопросы по хронометражу. Например, написано, что герои говорят пять слов и длится это семь секунд, а в телевизоре формат «два слова — секунда». Должно получаться две с половиной секунды. Пришлось, ссылаясь на разные фильмы, объяснять, что герои могут и просто посидеть, поотстаиваться, входя в нужное состояние, и так далее. Записка вряд ли бы убедила, но получилось как с почтальоном Печкиным, который подобрел, когда у него велосипед появился. Любимова назначили вторым лицом на «России», и он согласился на все — на хронометраж, на песни. Когда же мы отсняли материал, понадобились еще деньги на завершение производства. Юхананов посмотрел и был в восторге, ему вообще чем более дико, тем лучше. А потом посмотрел Любимов и сказал, что единственный вариант — это перемонтировать как-то в материал к юбилею Цоя и вставить туда хроникальные кадры из «Взгляда», чтобы получился фильм памяти Цоя. Но к тому времени у нас уже появились свежие инвесторы, которые успешно продюсировали фильмы «Квартета И», и выкупили фильм полностью.

МП: Круче было бы, если бы у нас было четыре продюсера, и каждый бы выделил свою историю, которую хотел бы оставить: Любимов бы предложил оставить Цоя, а кто-нибудь — любовь.

СЛ: Еще из хронометража родился план: снять четыре полнометражных фильма и послать на четыре разных фестиваля. В Канн, Берлин, Венецию и Роттердам или Московский.

— Почему в итоге оказались в программе ММКФ?

СЛ: Нас сюда берут.

МП: Просят никуда больше не уходить. Но сейчас важно, чтобы прокатчики увидели и вдохновились.

СЛ: Это самая лучшая для нас возможность бесплатного пиара. Потому что у наших инвесторов скептическое отношение к прокатным перспективам.

МП: И какой еще фестиваль дал бы нам 400 билетов?

СЛ: Все ребята смогут прийти, привести кого-нибудь.

— Так лучше в итоге с бюджетом или без? Нет ощущения, что с каким-то вариантом надо завязывать?

СЛ: Есть ощущение, что надо завязывать с продюсерами. Хочется самим продюсировать свою творческую деятельность.

— Вы вроде пробуете краудфандинг (авторы идеи, на реализацию которой нужны деньги, размещают публичную заявку, а все желающие могут проспонсировать понравившийся проект — процесс обычно организуется через интернет)?

СЛ: Да, есть такие попытки. Пока это, наверное, невозможно, но все равно в этом направлении надо двигаться, и в какой-то момент это станет реальностью. В мире это уже работает.

МП: Еще во время работы над «Шапито», когда были проблемы с продюсерами, мы подумали, что уже можно попробовать самостоятельно решать вопросы финансирования. У нас был опыт сбора денег на проект, связанный с помощью другу, так что решили, что это может быть универсальным методом для разных проектов, потому что мир изменился, изменились коммуникации и уже необязательно искать одного большого инвестора или даже несколько поменьше, которые профинансируют все. Но у нас нет платежных систем, которые сделали бы процесс удобным. Мы когда придумывали платформу (www.naparapet.ru), причем не только для кино, даже не знали еще, что существует www.kickstarter.com (главный интернет-ресурс для поиска денег на различные проекты), это же в воздухе витает. Скоро все будет электронным — и сделки, и правительство.

СЛ: Это спрямляет связи между производителем продукта и его покупателем, исключая барыг, которые в этой схеме не нужны. Люди заказывают то, что они хотят получить. Ну и интересно быть причастным к чему-то: можно даже дать деньги на фильм, а потом и не пойти.

— После «Пыли» вы всячески открещивались от параллелей с «Ассой», а теперь премьера вашего фильма совпала с минипрокатом второй «Ассы», и, кажется, они рифмуются, общего гораздо больше стало.

МП: Так мы же в первый раз вообще не думали про «Ассу», и в мыслях не было, а потом нам каждый журналист объяснил, что откуда и что делать дальше, так что мы эрзац-«Ассу» сняли. Соловьев хотел снять вторую «Ассу», а сняли мы. Но опять же мы не видели пока еще «2-Ассу-2», она уже вышла?

— Ну, в некотором роде: у нее мини-прокат в «Пионере» сейчас.

СЛ: Туда нельзя вообще попасть — билетов нет.

МП: Я слышала, что ее кто-то видел и решил, что в прокат выпускать нельзя. Но всем же любопытно.

СЛ: Глупо, конечно, что не выпускают, — миллион билетов уж точно продали бы. Хотя бы 100 копий работали бы на ура. Даже с отвратительным сарафаном, потому что ну какая разница?

МП: Конечно, автор «Ассы» снял еще одну «Ассу» — как можно не пойти?

— Еще про параллели: когда шоу двойников в вашем шапито на обрыве увидел, сразу подумал: видели ли вы «Мистера Одиночество» Хармони Корина?

СЛ: Мы потом его посмотрели.

МП: Мы же сто лет делали этот фильм. Раньше Звягинцева и Хармони Корина.

— А Звягинцев тут при чем?

МП: У Звягинцева отец и сын. Но, если что, мы не стесняемся. Не то что бы мы были какие-нибудь фанаты Хармони Корина, но если у нас фильм в каком-то смысле такой же, как у него, то в этом нет ничего плохого.

СЛ: В Канне в прошлом году был еще фильм про копирование, про преимущество копии над оригиналом.

— «Копия заверена» Киаростами?

СЛ: Да, но я его не видел.

МП: Я тоже. А мне Лобан сегодня сообщил, что Хармони Корину, оказывается, нравится фильм «Пыль», так что неизвестно, кто на кого влияет. Мне вот еще «Предстояние» понравилось. Думаю, Хармони Корину тоже должно бы было понравиться.

— У вас же люди задействованы в основном свои (и группа так творческая называется), но для «Шапито» вы на какие-то роли искали актеров?

МП: Целый год шел кастинг, потому что нужно было отобрать хороших актеров, которые подходили бы под типажи в сценарии и еще при этом годились бы в лучшие наши друзья. Так с ними с тех пор и не расстаемся.

СЛ: Было сложно, потому что мы никогда не работали с профессиональными актерами и казалось, что легко найти нужных, но это не совсем так.

МП: Если ты не пишешь сценарий под конкретного человека, но у тебя прописан довольно точно герой, то подобрать актера не так просто. Для нежанрового кино естественно писать под конкретного исполнителя. И по тем позициям, которые писались не под уже имеющихся людей, мы всю голову сломали.

— Сценарий «Шапито» как-то видоизменялся по ходу съемок?

МП: По ходу уже нет — к моменту съемок он раз 30 переписывался и был доведен до совершенства. Несколько раз же подавали заявку в Госкино (как-то в финале у нас Соловьев как раз забрал деньги — кажется, на «Одноклассников»), но не складывалось, и мы сценарий правили — единственное, чем могли заняться.

— Пересекающиеся истории сразу так были задуманы или с какой-то одной все началось?

МП: Сразу было понятно, что будут разные герои и разные истории, и был прописан схематично сценарий, потому что какой-то человек сказал, что «завтра подаем на Госкино».

СЛ: Такая информация полезна — очень стимулирует.

МП: Ну, там не день был, конечно, но за неделю мы сценарий написали, потому что казалось, что это единственный наш шанс как-то устроиться. И, естественно, все это куда-то кануло. Поэтому мы долго его еще переделывали.

СЛ: Принципиальный момент был, когда сценарий превратился из параллельно рассказываемых историй в их последовательность. Сначала в сценарии они развивались параллельным монтажом, но в какой-то момент мы поняли, что интересно будет рассказать их последовательно, как в «Мистическом поезде» у Джармуша, но только там это тонко сделано, а у нас очень плотно.

МП: Мы все прописали, а потом был этап, когда все истории расчертили — сделали схему и сводили по часам, по минутам.

— Все эти параллельные истории — это оттого, что вам просто интересно было такой конструктор собрать, или что-то сообщить хотели?

МП: Картина мира там у нас полностью, по-моему, воссоздана.

— Как у Терренса Малика?

МП: В принципе, да.

СЛ: Мы постоянно проводим теперь параллели. У нас каждая история тоже построена как зарождающаяся Вселенная, которая проходит цикл до момента схлопывания, чтобы потом обратно зародиться.