Пенсионный советник

Российское кино получило перелом

Павел Бардин подводит итоги 2010 года для российского кино

Павел Бардин 24.12.2010, 14:09
ИТАР-ТАСС

2010 год для российского кино — год разлома, раскола и провала.

Специально для «Парка культуры» режиссер фильма «Россия 88» Павел Бардин подводит итоги 2010 года для российского кино.

В уходящем году окончательно раскололся творческий союз кинематографистов. Теперь у нас есть Союз кинематографистов и Киносоюз. Причем оба рассчитывают на диалог с властью. Видимо, СК — с Федеральным фондом социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, а КС — с Минкультом. По крайней мере примерно так делится госфинансирование между участниками союзов. Наверняка пользы от двух союзов будет больше, чем от одного. Но приходится констатировать, что кинопрофсоюза для широкого круга работников индустрии как не было, так и нет. А значит, творческие организации по-прежнему существуют в «советском» диалоге с властью, которая является главным работодателем и спонсором отрасли. «Советский» — это когда приходится либо оглядываться, либо смотреть снизу вверх. Не обходится без анекдотов. Сейчас на «морде» сайта Киносоюза висит видео с рассказом Михалкова о том, как он курил гашиш. Видимо, это самая ценная информация, которой обладает новый союз.

Не очень понятно, зачем «раскольникам» добавлять Никите Сергеевичу популярности среди интернет-пользователей.

Государственная кинокормушка также разделилась на побольше (блокбастерно-консервативно-патриотическую) и поменьше (артхаусно-либеральную). С одной стороны, есть свои плюсы: практически все главные режиссеры — организаторы Киносоюза получили госфинансирование. Еще один плюс: неожиданно открылась информация по ранее прошедшим в Минкульте тендерам. Про кумовство и откаты и раньше все знали, но приятно получить хотя бы косвенные фактологические подтверждения. Открытости вообще стало больше. Благодаря появлению у фонда попечительского совета стало понятно, что Сурков — один из ответственных в данной организации за идеологию. А значит, так называемые «темники» (рекомендации по освещению той или иной темы) теперь составляются в администрации президента не только для СМИ, но и для кинематографа. Минус окрепшей и разветвившейся системы госфинансирования только один — система не способствует созданию конкурентной среды и повышению качества фильмов. Об этом с уверенностью можно говорить, изучив, а что собственно собирается поддерживать фонд как основной источник денег для киноиндустрии.

Конкуренцию наше кино проигрывает со страшной силой.

Это провал. По последней информации, в 2010 году в денежном эквиваленте доля российского кино в прокате, по данным «Бюллетеня кинопрокатчика», упала больше чем в 1,5 раза — ниже 15%. Это, наверное, катастрофа. Притом что, несмотря на недавний кризис, на производство и маркетинг российского кино были потрачены немалые суммы. В кинематографе очевиден кризис не финансовый, но кризис доверия зрителей к российскому кино. Это связано и с качеством фильмов, и с категорическим несоответствием упаковки содержанию. Только грубоватый юмор или аллюзии на старое советское кино позволяют некоторым проектам хотя бы отбить вложения. Ошибкой было бы валить все на дурака-зрителя.

Даже сами российские кинематографисты ориентируются на западное кино и не покупают билеты на отечественное.

Также провалом государственной кинополитики следует считать вмешательство Генпрокуратуры, отозвавшей 147 прокатных удостоверений на кино- и видеофильмы по представлению одиозной организации под названием «Народный собор». Во-первых, список фильмов пока так и не стал доступен. В основном это порно, но под шумок подобная практика может стать инструментом цензуры. Гораздо более эффективным, чем статья УК 282 и Федеральный закон об экстремизме.

Было бы неверно мазать всю картину кинорынка одной черной краской.

Для кого-то год 2010 — год настоящего перелома. К вящей радости кинотеатральных сетей и прокатчиков, рынок преодолел барьер в $1 млрд и вырос на 40%. Безусловно, прорыв и перелом — это «Аватар» и всплеск интереса к стереокино. Правда и здесь надежды «догнать и перегнать» нет. И первые российские опыты уже успели сформировать разочарование вместо ожиданий.

Политическое, художественное и бизнес-руководство российского кино наглядно, в цифрах, демонстрирует свою импотенцию. Акелы промахиваются один за другим. Но «молодые и злые» даже не рычат.