Церетели боится нового 1937-го

Пресс-конференция Зураба Церетели

РИА «Новости»
Скульптор Зураб Церетели провел пресс-конференцию, на которой поговорил о переносе памятника Петру Первому, о Пастернаке, Лужкове, Путине и Медведеве, а также упомянул неизвестных, из-за которых может наступить новый 1937 год.

Прошедшая сегодня пресс-конференция скульптора Зураба Церетели не была приурочена к какому-то определенному событию, она была организована по следам московских событий последних двух недель. Журналистов интересовало в основном отношение Церетели к возможному переносу памятника Петру Первому на другое место или даже в другой город и его мысли по поводу отставки Юрия Лужкова с поста мэра.

Мэтра же, судя по всему, интересовало что-то другое.

По поводу Лужкова скульптор высказывался весьма неохотно, ссылаясь на то, что не хотел бы лезть в политику. Тем не менее Зураб Константинович напомнил, что сделал уже две скульптуры опального градоначальника — в виде дворника и спортсмена — и, если будет необходимость, то есть заказ, сделает и третью. Также он подчеркнул, что отношение коллег к нему после отставки мэра не изменилось, а затем плавно перешел к Петру Первому, сообщив, что вся затея с переносом памятника была организована специально, чтобы «перенести акцент на меня и на Петра». При этом он сказал, что ничего не делал без согласования с градостроительным советом, и пожурил журналистов за то, что именно их стараниями история получилась столь громкой.

Что касается возможного переноса памятника, то про него Церетели говорил много охотнее.

«Я его создал, но памятник Петру Первому — не моя собственность. Это собственность города. Куда хотите, туда и переносите»,

— заявил он, порекомендовав тем, кто выступает за подобное решение проблемы, установить памятник на своих дачах или поменять местами с памятником Дзержинскому (сейчас они стоят практически напротив друг друга на разных берегах Москвы-реки).

Отрицательно отнесся Церетели и к предложениям различных городов приютить изгоняемый из Москвы монумент: такое желание выразили Воронеж, Петрозаводск, Архангельск и несколько других городов; лишь питерские депутаты выступили против размещения памятника в своем городе.

По словам скульптора, ему не сложно создать новые проекты — специально для этих мест.

Столь же резкой отповеди удостоилась версия, что Петр Первый, установленный на стрелке Москвы и Водоотводного канала, — это бывший Колумб, от которого отказались в Латинской Америке. Вместе с тем известно, что Колумб в Америке появится — он будет установлен в Пуэрто-Рико. Журналистам были показаны иллюстрации и указано на отличия: высота Колумба на 30 метров превышает высоту Петра.

«Головы тоже разные», — сказал скульптор.

Вместе с тем Зураб Церетели мягко обходил те вопросы, отвечать на которые ему по каким-то причинам не хотелось. Например, на вопрос о стоимости памятника Петру Первому он вспомнил, что в газетах приводились две цифры — $5 млн и $20 млн, и сказал, что они обе неправильные. А в ответ на вопрос, сколько заплатили за эту работу лично ему, рассказал, что Владимир Ресин (сейчас ВРИО мэра Москвы, инициировавший идею переноса статуи) в своё время не оплатил скульптору возведение комплекса на Поклонной горе, сославшись на отсутствие средств в городском бюджете.

Истории же с Петром Зураб Константинович придал дополнительную коммерческую интригу.

«Есть люди, которые хотят выкупить это место. Но я их не назову, поскольку в этом случае может повториться 37-й год», — таинственно намекнул скульптор.

Относительно новых творческих планов Церетели также был уклончив. Памятник поэту Борису Пастернаку должен появиться в Москве, на Волхонке, в декабре этого года. Зураб Церетели выиграл городской конкурс; по его словам, скульптура уже готова и находится у него в мастерской. Отвечая на вопросы журналистов, скульптор сказал, что ничего не знает о недовольстве сына поэта своей работой, но готов с ним встретиться и обсудить претензии. При этом Церетели заявил, что если подобные разговоры будут вестись за его спиной, то он никому Пастернака не отдаст, а поставит его в своем музее.

Еще меньше определенности было в вопросе участия Церетели в подготовке Сочи к зимней Олимпиаде 2014 года.

«Есть предложение, и я его делаю, но пока о нем ничего не скажу. Когда дойду до конца — скажу. Я верующий, поэтому пока не закончу, не буду рассказывать», — сказал он.

В ходе пресс-конференции журналистам удалось повеселить Церетели вопросом о том, не собирается ли он в дополнение к Лужкову и другим известным людям сделать статуи Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Оказывается, Путин уже есть — стоит в Музее Церетели, изображение бывшего президента называется «В здоровом теле здоровый дух». Насчет статуи Дмитрия Медведева пообещал подумать.

Отшутился Зураб Церетели и на вопрос о своём богатстве. «Да, я богатый человек. Я не покупаю произведения искусства, я их создаю», — сказал он. Он не прекращал рисовать даже во время пресс-конференции, успев за час набросать три портрета. Но на вопрос, от каких памятников, зданий или сооружений следует избавить Москву, ответил серьезно: «Ни от каких».