Пенсионный советник

Отделение агнцев от козлевичей

Культура по четвергам

Вадим Нестеров 23.09.2010, 18:06
Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Культура по четвергам: замаячившая впереди перспектива переплачивать за каждый купленный диск или телефон Российскому союзу правообладателей во главе с Никитой Михалковым стала хорошим поводом вспомнить слова Шилова и Паниковского.

На этой неделе бурную реакцию вызвало состоявшееся 20 сентября заседание аккредитационной комиссии при Росохранкультуре, рассматривавшее очень важный вопрос – кому же поручить собирать деньги с импортеров и производителей электронной техники (!) и чистых информационных носителей (!) в ближайшие пять лет. Претендентов было два – Российский союз правообладателей, возглавляемый Никитой Михалковым, и Российское общество по смежным правам (РОСП), руководимое Анжеликой Коротаевой. Решения в итоге так и не было принято, но, по слухам, высокая комиссия, куда входят представители Росохранкультуры, Минкульта, ФСБ, ФТС, режиссер Шахназаров, певец Дима Маликов и другие достойные люди, явно склоняется в пользу Никиты Сергеевича. Хотя бы потому, что его организацию, опять-таки по слухам, поддержал не кто иной, как вице-премьер Игорь Шувалов.

Народ зашумел суровым брянским лесом.

Это что же, с меня теперь будут деньги брать за чистые болванки? Да какие болванки – «электронная техника», читать умеешь? За компы, телевизоры, жесткие диски, флешки, видеокамеры, видео- и просто плееры и т. п. И кому это все платить?! Потомственному дворянину усатому?!

Народ вспомнил все. И сказку «Приключения Чиполлино», с неизбывной болью тамошних властей, за что бы еще деньги взять, какой бы налог придумать. И анекдот про самогонщика, который предложил посадить себя еще и за изнасилование, ибо аппарат есть. Михалкова заподозрили в желании решить нетрадиционным путем собственные финансовые проблемы, возникшие после провала в прокате «Утомленных солнцем-2», которым, как известно, принадлежит едва ли не «антирекорд» кассовых сборов – на третьей неделе показа сбор на копию был 12 тысяч рублей, то есть в день на все сеансы в среднем приходили 17 человек.

Больше всего в этом шуме удивляет искреннее недоумение населения. Вы что, только проснулись?

Вы не знали, что государство хочет от гражданина только одного — и это вовсе не любовь? Все как в старом фильме «Аршин мал алан»: «Деньги есть? — Есть-есть! — У тебя много их, хватит нам на двоих!» Если есть возможность получить какой-то дополнительный налог, оно его получит. Поэтому и истории со сборами с носителей информации лет сто. За рубежом этот вопрос возник больше полувека назад, как только появились магнитофоны с функцией записи. И сейчас там давно уже все ровно: денежки за все носители информации собирают, к примеру, во всех странах ЕС, кроме Люксембурга, в интернет-магазинах которого, по слухам, и закупаются электроникой жители всех близлежащих стран. То же самое и в Америке, где собирающих организаций целых три — Alliance of Artists and Recording Companies для артистов и правообладателей, ASCAP/BMI/SESAC для авторов и Harry Fox Agency для издателей.

Пример Австралии, где введенный было налог был признан неконституционным и отменен, – единичное исключение.

Необходимость очередного сбора денег с импортеров/производителей, а де-факто, как все понимают, с населения объясняют довольно просто. Мол, любой из вас может заниматься тиражированием информации, защищенной авторскими правами, для личного пользования. Фильм, показываемый по телевизору, например, записать на кассету. Или купленный CD перегнать в MP3-формат, чтобы в собственный цифровой плеер залить (про торренты даже не заикайтесь: это по-любому запрещено). По законодательству практически всех стран (кроме разве Британии) это не запрещено, но и не бесплатно. Потому что за всякие перезаписи, пусть и в личных целях, автор должен получить копеечку, как за любое тиражирование.

Но возникает два больших вопроса – как собрать и кому из авторов деньги отдать?

Вопросы, честно говоря, нерешаемые: ну в самом деле, не ловить же с милицией граждан в метро, выдергивая наушники из ушей и требуя засветить плей-лист, не поднимать же статистику торрент-скачиваний. Поэтому решили просто: будем брать денежку авансом со всех производителей и импортеров любых устройств, которыми можно незаконно тиражировать информацию – от дисковых болванок, флешек и диктофонов до компьютеров, видеокамер и сотовых телефонов. С раздачей, правда, самый мутный момент: там все по-разному. Некоторые страны, не мудрствуя, просто отдают их в распоряжение министерства культуры, другие выдумывают сложные схемы.

Вы скажете, нам заграница не указ, мы суверенное государство!

Ну так и у нас эта норма в законах присутствует, слава богу, с 1993 года,

именно тогда «налог на болванки» впервые появился в законе «Об авторском праве и смежных правах». Другое дело, что он никогда не собирался, несмотря на все усилия. В 1995 году Минкульт было даже назначил уполномоченного мытаря по сбору «денег за болванки» — организацию под названием «Российское общество по смежным правам». Но опять ничего не заладилось. Почему? А то вы не догадываетесь.

Потому что суровость наших законов всегда стремились нивелировать принципом «давайте по-честному, Бендер!» Ну сами посудите, кто такие импортеры электроники — и кто эти голоштанные защитники авторского права? Все попытки неизменно торпедировались, и все вроде было нормально, вот только из-за рубежей нас постоянно стыдили за нецивилизованность. В целях сохранения имиджа страны через пять лет после принятия закона даже вышел специальный президентский указ, в котором правительству поручалось (в трехмесячный срок поручалось!) составить перечень облагаемых этим налогом товаров и начать собирать деньги. Три месяца с 1998 года давно прошли — воз и ныне там. Все ограничилось разъяснением Таможенного комитета: мол, пока документы не готовы, можете возить и так, но только предварительно дав обязательства заплатить как только, так сразу.

Угадайте, сколько таких «долговых расписок» набралось за 12 лет и на какую сумму?

И вроде бы опять все было нормально, и все были довольны — и не платящие производители/импортеры, и лично заинтересованные чиновники, и потребители. Но все хорошее, как знают все в России, долго не бывает. Грянул кризис, денег стало меньше, и сложившееся статус-кво кому-то показалось ужасно несправедливым.

Ну сами посудите. В четвертой части Гражданского кодекса, вступившей в силу 1 января 2008 года, определены шесть сфер «деятельности для коллективного управления авторскими и смежными правами». Переходя на понятный язык – шесть делянок для сбора денег. Пять уже поделены между тремя организациями – РАО (2 шт.), ВОИС (2 шт.) и НП УПРАВИС. Первые две работают вполне успешно. РАО, специализирующееся на правах композиторов, драматургов, поэтов, декораторов и пр. при публичном воспроизведении их произведений, в прошлом году собрало 2,777 млрд руб. ВОИС, чья делянка много скромнее (исполнители и изготовители фонограмм), меньше и собрало — 520 млн руб. И только НП УПРАВИС, которой достался совсем поганый участок изобразительного искусства, собрало 00 руб. 00 коп. – жадные художники и галеристы предпочитают работать с потребителями напрямую, продавая картины из рук в руки и обнося защитников их прав. Сидит без гроша, но на чужие огороды лезть не смеет: прошли времена Паниковского и детей лейтенанта-революционера.

Но шестая-то, незадействованная делянка под названием «личное тиражирование» — это же совсем другое дело! Там за аукционными домами бегать не придется!

Поэтому на новый виток эта история пошла в июне прошлого года, когда глава Союза кинематографистов Никита Михалков обратился к президенту России с инициативой введения сбора с каждого чистого DVD-диска, производимого в России или импортируемого в страну, и перечисления этих средств в пользу Союза кинематографистов. И президент РФ Дмитрий Медведев отнесся к просьбе с пониманием и тут же поручил правительству разработать механизм сбора и распределения средств.

Народ насторожился, но несильно и особого беспокойства не проявил. Президент Ассоциации DVD-издателей Андрей Посадский заявил тогда, что про зайцев, тьфу, диски – это не актуально: «Отчисления с DVD — довольно привлекательный объем средств, который пытались получить многие компании. Однако физическим носителям осталось жить недолго, так как основная часть контента переходит в интернет». Поправили инициаторов и юристы, объяснившие, что собирать деньги могут только специальные организаторы, имеющие госаккредитацию.

Выводы были немедленно сделаны.

Тем же летом Никита Сергеевич предлагает обложить налогом не только диски, но и бытовую технику – соответствующий проект федерального закона «О внесении изменений в закон РФ «Основы законодательства РФ о культуре» и отдельные акты РФ» был внесен в правительство двумя депутатами Госдумы 16 июля. По этому проекту предлагалось брать «на нужды культуры» 5 руб. за 1 штуку носителя и 0,5% (но не менее 100 руб. и не более 10 тыс. руб.) от стоимости техники. А собирать деньги будет новый Фонд развития культуры, который, соответственно, будет помогать некоему Фонду развития кинематографии. Делить предлагалось так: 20% — на развитие кинематографии, 20% — на развитие сети проката фильмов, 20% — на социальную защиту кинематографистов, 40% — на поддержку авторов, исполнителей, изготовителей аудиовизуальных произведений, именем которых это все, собственно, и собирается.

Правительство задумалось. Судя по всему, дело даже не в идее с двумя фондами, которые будут гонять деньги туда-сюда – это как раз дело житейское и привычное. Просто почему это все пойдет Союзу кинематографистов? Есть же и другие организации, которые, в отличие от СК, давно уже работают на рынке авторских отчислений. У них кадры, наработанные методы, связи…

Выводы были немедленно сделаны.

Судя по всему, Никита Сергеевич крепко помнит диалог из своего дебютного фильма: «Господи! Ну почему ты помогаешь этому кретину, а не мне? — Потому что ты жадный. А даже Бог велел делиться».

13 ноября прошлого года был учрежден «Российский союз правообладателей». Учредителями новообразованной организации стали три юридических лица: Союз кинематографистов, Российское авторское общество (РАО) и еще одни специалисты по авторским сборам, Всероссийская организация интеллектуальной собственности – те самые вышеупомянутые ВОИС, что собирают поменьше РАО. НП УПРАВИС не взяли — и правильно: кому нужны лузеры, которые даже художников поймать не могут.

Также учредителями РСП, как рассказал тогда исполнительный директор союза Александр Сухотин, являются «несколько физических лиц-правообладателей».

Снимем маски, господа!

Этими «правообладателями» являются Верещагин Леонид Эмильевич (генеральный директор студии Никиты Михалкова ТРИТЭ), Денисов Николай Ильич (вице-президент авторского совета РАО) и Клевицкий Александр Леонидович (вице-президент авторского совета РАО).

Любопытен и руководящий состав «Российского союза правообладателей». Общественную организацию возглавляют:

президент совета Никита Сергеевич Михалков, председатель правления Артем Никитич Михалков; генеральный директор Кричевский Андрей Борисович, одновременно являющийся генеральным директором ВОИС.

Вот такая смычка всех радетелей за российских творцов.

Впереди маячила аккредитация (без нее, как вы помните, деньги собирать нельзя), и учредители РСП начали массовую рассылку. Всем правообладателям предлагалось подписать договор о передаче полномочий по управлению правами в адрес РСП и заявление о вступлении в члены организации. Зачем так торопиться? Я же говорю: впереди аккредитация, а там кто покажет больше договоров с творцами, тот и окажется в более выгодном положении.

Да, вы правильно поняли – у новообразованного РСП появился конкурент на шестую делянку. Им оказалось то самое, назначенное на это кормление еще в 1995 году, Российское общество по смежным правам (РОСП).

В РОСП, кажется, не на шутку обиделись.

И не только потому, что «мы здесь в очереди уже 15 лет стоим, а вы откуда взялись?!» Как разоткровенничался юрист Российского общества по смежным правам Азамат Шапиев: «Непонятно, зачем Никите Михалкову потребовалось создавать новую организацию для сбора отчислений с импортеров». Мол, сами знаете, мы занимаемся сбором этих отчислений уже бог знает сколько (а они действительно сумели кого-то убедить не подписывать привычный «вексель», а заплатить живыми деньгами: за последний год РОСП собрало деньги с 31 импортера). Но самое интересное – выяснилось, что Никита Михалков был одним из учредителей фонда, созданного РОСП «для поддержки и развития интеллектуальной собственности». «Если господин Михалков хочет участвовать в реализации данного проекта, он мог бы быть избранным в руководство НП РОСП»,— заверил тогда Азамат Шапиев. Никита Сергеевич предложению не внял.

В общем, когда 15 июля этого года истек срок подачи документов на участие в конкурсе Росохранкультуры по аккредитации, на столе оказались две заявки, поданные за день до этого, – от новообразованного РСП и долгождущего РОСП.

А дальше понятно: «война – это война».

30 августа вице-премьер России Игорь Шувалов сказал, что отчисления для владельцев авторских прав могут быть включены в таможенные пошлины на ввоз электронной техники и чистых дисков, и поручил Минэкономразвития, Минфину, Минкультуры и Федеральной таможенной службе проработать данный вопрос. В ответ на это 10 сентября группа российских авторов и исполнителей подготовила письмо к Владимиру Путину с просьбой «не допустить возможного ущемления законных прав широкого круга российской творческой интеллигенции».

Что же не понравилось творцам? Они очень боялись, что победит организация Михалкова, как подчеркивалось в письме, «созданная меньше года назад». Во-первых, возникает вопрос – что же тогда будет со всеми «расписками», собранными с импортеров за 15 лет: они-то все у РОСП, а суммы там немалые. А во-вторых, их очень беспокоит схема распределения, предложенная Российским союзом правообладателей.

В своей заявке «коалиция Михалкова» и впрямь все расписала очень подробно. Принесла даже свой вариант перечня товаров с носителями информации, которые следует облагать.

Там есть все, включая таинственные «карточки и бирки с нанесенными специальными метками, действие которых основано на приближении» – судя по всему, пропуска на работу и карточки на метро.

Но против этого лоббирующая РОСП интеллигенция не возражает. Не возражает она и против предложенных ставок налога, хотя Михалков и компания предлагают брать уже не 0,5%, а вовсе даже 3% на диски и 1% с аппаратуры. Но это тоже ничего: РОСП вообще просит 3% и 5% соответственно. Самые горячие возражения у творцов вызывает предложенная Михалковым схема распределения.

А именно: на содержание аппарата РСП до 25%, в созданный самим РСП фонд до 60%, а самим правообладателям только 15% от полученного. Это вместо предложенных прошлым летом 40%.

В общем, думаю, вы уже не удивляетесь, почему комиссия в понедельник заслушала доклады обоих претендентов, но результатов так и не объявила. Причем в Росохранкультуре отказались назвать срок окончательного решения, а члены комиссии на вопросы прессы ответили, что им было рекомендовано воздержаться от любых комментариев. Деньги-то не копеечные – даже по минимальным ставкам РСП сборы составят как минимум $100 млн в год, а сколько там еще в «долговых расписках» обещано!

Так что не о том вы шумите. «Почему я должен переплачивать за диск, на который запишу собственноручно снятые фотографии»? Потому что. Должны переплачивать и будете – и вы, и я, все платить будем. Разговор вообще не о нас, о чем вы? Поэтому думайте лучше о чем-нибудь постороннем.

Я вот, например, дописал колонку и думаю на философскую тему: почему у нас всегда все то, что начинается призывами «по-честному, Бендер!» всенепременно заканчивается криками: «А Козлевичу?! — А Козлевичу 15%: он и на пятнадцать не наработал!»