Пенсионный советник

Умение вовремя уйти

В Москве выступили Эрик Бердон и The Animals

Ярослав Забауев 12.04.2010, 12:31
modernguitars.com

В Москве выступили Эрик Бердон и The Animals – легендарный вокалист заставил подумать о его связях с высшими силами, а начавшееся в цирковом духе выступление обернулось внезапным триумфом.

Прежде всего, стоит извиниться. Ровно три года назад, 11 апреля 2007 года, в Москву уже приезжала группа The Animals. Обозреватель «Парка культуры» тогда предсказывал коллективу скорый и бесславный конец, не зная, как он ошибался. На тот момент для горьких прогнозов были вполне веские основания. В столичный клуб прибывала группа, в которой из оригинального состава (считавшегося третьим после The Beatles и The Rolling Stones) остался один барабанщик, а остальные музыканты и вовсе всю жизнь провели в кабацких кавер-бендах. Тем удивительнее было название группы, появившееся на городских билбордах этой зимой. Однако ключевую роль играли не вышедшие в тираж лабухи, а их вновь обретенный лидер, вокалист и основатель группы Эрик Бердон.

Именно ему Дом музыки обязан тем, что, несмотря на не слишком демократичные цены на билеты и трехлетней давности провал, зал был заполнен как минимум на три четверти.

Главная интрига концерта, очевидно, заключалась в том, сумеет ли 68-летний ветеран ритм-н-блюза Бердон выстроить концертную программу таким образом, чтобы не усыпить публику, пришедшую послушать «House of the Rising Sun». Начало представления ничего подобного не предвещало. Первыми на сцену вышли четверо музыкантов и заиграли вступление к «When I Was Young». Ни один из выступавших в прошлом концерте в нынешнем шоу не участвовал. Строго говоря, Бердон позволил себе некоторое жульничество, сделав новыми The Animals свой аккомпанирующий состав. Надо сказать, что внешний вид пожилых обрюзгших музыкантов никак не напоминал о временах британского вторжения в чарты. Выигрышнее прочих смотрелся барабанщик, но, с другой стороны, этот черный мужчина в татуировках вообще выглядел здесь лишним.

Выход на сцену самого Бердона уже не позволял скрывать снисходительной улыбки – маленький толстый седой человечек напоминал скорее мелкомасштабного мафиози, чем обладателя одного из лучших голосов в истории музыки.

Казалось, какая-то злая ирония есть и в том, что вокалист коллективов с такими брутальными названиями (после The Animals Бердон голосил в группе War) на исходе седьмого десятка обрел такую пышнотелую респектабельность. Но как только он запел, улыбки не то чтобы исчезли с лиц зрителей, но атмосфера неуместного шапито немедленно улетучилась. Вместо этого возник вопрос, в каких отношениях Эрик находится с высшими силами, позволившими ему сохранить мощнейший голос будто в обмен на молодость и красоту: смотреть на то, как пухлый певец с воем и рыком размахивает короткими руками и целится толстыми пальцами в публику, было смешно, но как-то неудобно.

Вследствие этого диссонанса концерт лучше всего было воспринимать, не глядя на сцену, благо на слух все было великолепно.

Сет-лист безупречен: второй (после главного) хит «Don't Let Me Be Misunderstood» прозвучал уже в самом начале, а дальше музыканты то срывались в рок-н-рольную лихорадку, то обходились напряженными блюзом, не давая слушателям заскучать. Ближе к финалу случилось невозможное – «House of the Rising Sun» стал чистой неожиданностью,

многие, кажется, уже и думать забыли, что пришли только лишь ради хипповского гимна почти полувековой давности.

Еще большим сюрпризом стала ленноновская «I Don't Wanna Be A Soldier, Mama».

К этому моменту обаяние и артистический опыт Бердона сделали свое дело – над ним уже совсем не хотелось смеяться, и стоячая овация, которую он сорвал, закончив выступление, была не данью уважения, а искренним сиюминутным порывом в отношении отличного действующего музыканта. Еще минут десять его пытались вызвать на бис, пока техник группы жестами не объяснил, что добавки не будет. Расстройства этот факт, как ни странно, не внушал: умением вовремя уйти на сегодняшней сцене обладают лишь единицы.