Вдруг — бац! — четвертая власть

Пресс-конференция Ирины Антоновой

ИТАР-ТАСС
Нападки на планы реконструкции ГМИИ имени Пушкина не остались без ответа. Ирина Антонова собрала у себя в кабинете небольшой «круглый стол» из представителей прессы, чтобы дать понять — «работа адова будет сделана и делается уже».

Вероятно, многие уже ознакомились с публикациями в ряде изданий, где грядущая комплексная реконструкция Пушкинского музея представлена в виде злодеяния, подрывающего основы патриархальной московской жизни. Что и говорить: ныне мы обитаем в полнейшей гармонии с собой и с окружающим миром, выращиваем крыжовник в палисадниках, тягаем осетров из Москвы-реки – и вдруг какие-то кошмарные музейщики вознамерились превратить наш оазис в инфернальную помойку. Неподалеку от стен древнего Кремля они хотят рыть котлованы, возводить корпуса, реконструировать бывшие дворянские усадьбы. Ужас, кромешный ужас ждет нас всех от мала до велика. Обрушатся своды метрополитена, луна упадет на землю, зачахнет крыжовник в палисадниках, повыведется осетр в Москве-реке. И все ради того, чтобы втюхивать интуристам за валюту Боттичелли с Матиссом. Сами-то мы на это безобразие смотреть не пойдем и детям не велим. Пусть лучше за огородом ухаживают и рыбачат до тех пор, пока не провалилось все в тартарары.

Но прежде чем впадать в истерику, хорошо бы понять, что происходит в действительности.

Это и попыталась разъяснить прессе директор ГМИИ Ирина Антонова – в очередной, далеко не первый раз.

Надо отдать ей должное, она не выказывала видимого раздражения, хотя поводы имелись. Просто сообщила, что «некоторые публикации о планах музея показались неуважительными». От себя добавим – откровенно дурацкими, но этого Ирина Александровна не говорила. Она лишь сказала, что подозревать Пушкинский музей в желании навредить городу – это нонсенс. И если уж искать виноватых в том, что испохаблен исторический центр столицы, то искать надо не здесь.

Может быть, впервые в новейшей московской истории на Волхонке происходит вменяемое сопряжение прошлого и будущего культуры.

Не когда застройщик надавил, а чиновник прогнулся – нет, речь о перспективном развитии музейного квартала. Давайте отдадим себе отчет: если планы Ирины Антоновой почему-нибудь завернут (в том числе и на основании кретинских статей в разного рода газетах), то территория эта все равно не останется неосвоенной. Вместо новых музейных зданий непременно воздвигнут бизнес-центры и другие актуальные сооружения, без которых нам, друзья, не прожить и дня.

В настоящий момент по заказу музея сэр Норман Фостер ведет проектирование.

Предложены несколько вариантов, в конце ноября архитектор привезет их в Москву для согласования. К весне проект должен быть полностью готов и окончательно утвержден, а осенью следующего года может начаться строительство. Параллельно будет запущена реконструкция нескольких зданий в районе Волхонки. В последнюю очередь она коснется главного музейного дома, в котором в конце концов останутся только слепки, подлинная античность и искусство древнего мира. Остальные музейные фонды рассредоточатся по прилегающему кварталу.

Ирина Антонова не отрицала, что планируется подземное строительство, однако решительно отвергла обвинения в непродуманности этого решения.

По ее словам, все работы будут вестись с учетом научных данных по геоподоснове. Она также не согласилась с мнением, что новые корпуса изуродуют облик этого района. Нормана Фостера она считает выдающимся архитектором, который наверняка учтет исторические особенности места, однако не станет заниматься «клонированием» старых стилей, а предложит «решение XXI века».

Кстати, не исключено, что в одном из новых строений разместится горемычный Музей кино.

Доводы директора музея выглядели довольно убедительными, а ее позиция – объяснимой. У ГМИИ сейчас возник уникальный шанс обрести подлинное величие. К этому моменту Ирина Антонова шла всю свою долгую жизнь: надо было запустить проект реконструкции, разрастись соседними кварталами, получить долгосрочный бюджет и т. д. При большевиках не вполне получилось, она это сделала только теперь. В 2008 году было подписано постановление правительства, предусматривающее комплексное развитие территории. К постановлению прилагались деньги – весьма немалые. Понятно, что сегодня в силу кризиса этих денег никто бы уже не выделил, но обещанного вроде не вернуть. Музейщики торопятся, нервничают, боятся, что вдруг все-таки отнимут госфинансирование в последний момент. И тут — бац: поднимает голову свободная пресса, стращая последствиями реконструкции.

Друзья, очнитесь. Разве непонятно, что единственный и последний шанс для выживания Белого города, как зовется этот район, – стать музейным кварталом, подпасть под крыло Пушкинского музея, коли уж на то выделен бюджет.

Если вдруг проект развалится, можете попрощаться с Волхонкой, Знаменкой и прилегающими переулками.

Застроят так, что мало никому не покажется. Сейчас, по крайней мере, проект Нормана Фостера обсуждается, выносится на публичное рассмотрение. Ирина Антонова периодически докладывает, что видела эскизы, что спорила с архитектором о целесообразности того или сего – и тот прислушивался. Они оба знающие, приличные люди, оба понимают разницу между идиотским и человеческим зодчеством. В кои веки сошлись звезды, чтобы сделать что-то пристойное в центре Москвы. Глядишь, и впрямь получится полноценный музей европейского уровня и масштаба... Будем гнобить?