«Дамострой» по-американски

Выставка «46,ХХ. Что американки думают про seXX»

Велимир Мойст 16.03.2009, 13:48
ИТАР-ТАСС

Иронизировать по поводу прекрасного пола в политкорректной Америке – удел самих женщин. К такому выводу неназойливо подталкивает выставка «46,ХХ. Что американки думают про seXX», открытая в галерее «На Солянке».

После десятилетий яростной борьбы за равные с мужчинами права феминистки, похоже, успокоились. В частности, в современном искусстве стало заметно меньше произведений, обличающих мужской шовинизм и скорбящих по нелегкой женской доле. Надрыв больше не проходит, теперь в моде ирония. Дамы-художницы не прочь постебаться над чем и над кем угодно, в том числе и над обладательницами популярного набора хромосом. Именно на него указывает загадочный шифр «46,ХХ» в заглавии экспозиции — это генетический код женщины.

Четыре заокеанские участницы выставки вполне мейнстримны, они держатся (каждая по-своему) общего русла, но тем и знаменательны.

Тенденция очевидна: американки думают про секс, в смысле пол, лишь то, что в этом понятии нет ничего мистического и фатального. К чему постоянно напрягаться и заморачиваться, если хватает поводов просто улыбнуться? Бруклинская художница Кристи Синглтон посягает, к примеру, на святая святых — на тайну женского обольщения. Своих героинь, портретированных в силиконе, она представляет кокетливыми дурочками, мнящими себя красавицами хоть куда. В принципе, карикатуры выглядят беззлобными, но в сатирической интонации им не откажешь. Это же дамское свойство, хотя и преподнесенное на другой лад, Синглтон подразумевает в полуабстрактной графике, снабженной заголовками типа «Наряжаясь/украшаясь» и «Выбери меня».

Дает волю насмешкам и Индия Эванс, чьи коллажи недвусмысленно пародируют девичьи грезы и сантименты. Аппликации из кружев, блесток, павлиньих перьев и эротических фотографий слишком уж насыщены романтическим духом, чтобы всерьез принимать их за выражение авторского самоощущения.

Это явный поп-арт, скроенный по феминистским лекалам.

А Лиза Уэйд выбирает мишенью политические символы, микшируя и переиначивая символику государственных флагов. Тут уж совсем «мейнстрим мейнстримович», но опять же работы художницы намекают, вероятно, что нет таких мужских сфер, куда бы продвинутая женщина не сунулась с собственными трактовками.

Большая часть экспозиции отдана произведениям Кэрол Фейерман, которая в нынешней компании является, пожалуй, самой раскрученной фигурой.

Ее гиперреалистические скульптуры из раскрашенной резины всегда эффектны и привлекают внимание. Но детальное подражание натуре — вовсе не самоцель. Персонажи хоть и выглядят «как живые», однако Фейерман не создает прикольных обманок. Она лишь заставляет зрителя разглядывать в упор прекрасных пловчих и серфингисток с каплями влаги на нежной коже и с томным взглядом под накладными ресничками. Чем дольше смотришь, тем меньше магии. Тело как тело, сымитировано во всех подробностях — и что из этого? Для пущего акцента художница иногда «расчленяет» своих героинь, оставляя для обозрения то коленки, то кисти рук. Жизнеподобные фрагменты усиливают ощущение эфемерности красоты.

Заокеанские дамы охотно иронизируют над мифами мужскими и женскими в равной мере. Можно сказать, это очередной этап развития феминизма. Мол, нечего тут усложнять. Различия полов непреодолимы без хирургического вмешательства, однако не стоит их абсолютизировать. Лучше улыбнуться. И, нацепив эту ироническую улыбку, прогрессивная художница без колебаний вынимает из гардероба свое самое смелое платье и старательное удлиняет ресницы перед зеркалом. Пора на вернисаж.