Жюри вынесет двоих

Объявлены участники конкурса на реконструкцию ГМИИ

ИТАР-ТАСС
Объявлены участники открытого конкурса на проект реконструкции ГМИИ имени Пушкина. Дерзнули вступить в состязание только три архитектурные конторы – все московские. Впрочем, фигура лорда Нормана Фостера с горизонта не исчезла.

О так называемом «музейском городке» на Волхонке разговоры велись давно – собственно, первым мечтателем на эту тему был Иван Владимирович Цветаев, основатель заведения. Но вскоре идея завяла и не появлялась на повестке дня вплоть до конца прошлого века. В 90-е годы замысел начал переживать подобие ренессанса. Один за другим возникали концептуальные проекты реконструкции, а сам Пушкинский музей последовательно обрастал недвижимостью – в его ведение были переданы сразу несколько окрестных зданий. Директор ГМИИ Ирина Антонова явно вознамерилась довернуть сюжет до реализации. Но даже ее влияния до недавних пор не хватало, чтобы механизм реконструкции включился на полную мощность – удавалось продвигаться лишь «короткими перебежками» от объекта к объекту.

И тогда был применен «вариант омега»: Пушкинский музей сумел заполучить в качестве главы попечительского совета Дмитрия Анатольевича Медведева – еще в бытность того первым вице-премьером правительства.

Дальновидный ход привел к коренному перелому ситуации: от разговоров и мечтаний проект скакнул в стадию масштабного бюджетного финансирования. Деньги выделены, пора их осваивать, а то инфляция, знаете ли, и некая экономическая неопределенность в перспективе... Тем более, в 2012 году музей будет отмечать свое 100-летие, так что стремление ускорить процесс вдвойне мотивированно. Довольно быстро были сформулированы условия конкурса на выполнение проектных работ.

И вот настало время узнать, кто же претендует на столь почетный заказ.

В торжественной обстановке были вскрыты три запечатанных конверта с заявками. Правда, процедура их оглашения затянулась часа на полтора, поскольку секретарь комиссии, в соответствии с буквой закона, вынуждена была перечислять все приложенные документы. Признаться, шоу не для слабонервных: тут вам и номера лицензий, и таблицы с расценками, и списки субподрядчиков – словом, бездна технической информации. Дабы избавить читателя от утомительных подробностей, попробуем резюмировать своими словами.

Итак, претендентов трое.

Кстати, могло быть и больше – заинтересованность выказывали многие. Но заявитель обязан до начала тендера внести залог в 16 млн рублей. Далеко не у каждого архитектора в тумбочке есть такая сумма... Так что поданная заявка – в некотором смысле уже признак состоятельности. Самое существенное среди указанных заявителем сведений – это авторский коллектив, сроки и смета проекта. Под № 1 фигурирует замысел реконструкции от ОАО «Моспроект-5», предполагающий спроектировать все, что требуется, за 18 месяцев и за 320 млн рублей (это предельно возможная цифра в структуре общего бюджета). По долетевшим сведениям, именно тут запрятан проект британца Нормана Фостера, который по каким-то причинам решил не участвовать в конкурсе напрямую, а создать альянс с московским бюро. Вполне возможно, знаменитого зодчего насторожила наша тенденция присуждать победы иностранцам, после чего выкручивать им руки, добиваясь принципиальных изменений замысла.

Так что, оставаясь «под прикрытием», можно в случае чего умыть руки без ущерба для репутации.

Впрочем, первоначальный фостеровский проект, который презентовали в Пушкинском музее больше года назад, все равно бы претерпел изменения, поскольку изменилось техническое задание.

Заявка № 2 подана институтом «Спецпроектреставрация» – это минкультовская структура, которую ни в каком сговоре с иностранцами не заподозришь. Наш родимый бренд, получивший известность по целому ряду реставрационных проектов. Правда, в данном случае речь идет не столько о реставрации, сколько о реконструкции, поэтому возникают сомнения в «профильности». Но нет таких вершин, которые бы не покорились советским, простите, российским специалистам по старине. К тому же в их заявке значится цифра в 287 млн рублей – оцените скромность притязаний. По нынешним тяжелым временам такая экономия вполне может стать решающим аргументом.

Наконец, претендент № 3 – институт Генплана Москвы. Вернее, сам этот институт обозначен в «шапке», однако по перечисленным документам удается понять, что фактическим исполнителем заказа (если доверят, разумеется) станет «Моспроект-4», прочно ассоциируемый с именем архитектора Андрея Бокова.

Эта контора давно зарекомендовала себя именно в качестве музейного подрядчика.

Например, нынешнее здание Музея личных коллекций – их рук дело. В пользу «Моспроекта-4» говорит и намерение уложиться с проектом в 16 месяцев, и запрашиваемая цена – относительно «божеские» 306 млн рублей.

Но решать, разумеется, комиссии во главе с Ириной Антоновой. У членов жюри по условиям конкурса есть 20 дней на то, чтобы убедиться в соответствии поданных заявок всем требованиям (скорее всего, эта процедура завершится раньше срока – уж очень всем не терпится засучить рукава и ринуться в бой). Затем в течение 10 дней определят победителя конкурса, а еще через 16 дней наступает крайний срок заключения контракта. Максимум через полтора месяца все точки над «i» будут расставлены. Счастливый обладатель заказа ринется к кульману, чтобы облечь свой замысел в зримые формы, а музейщикам останется держать кулаки за скорейшее начало реальных работ.

Уже сейчас понятно, что к юбилейному 2012 году в лучшем случае удастся завершить только первый этап реконструкции – привести в надлежащий вид бывший институт Маркса-Энгельса и, возможно, особняк Вяземских-Долгоруких (оба здания, отданные в ведение музея, давно дожидаются своего звездного часа).

До 2015 года должны реконструировать Институт философии (тоже бывший) и самое трудное – главный корпус ГМИИ. Под ним выроют подземные пространства, несколько изменится и внутренняя планировка. Существует угроза, что на пике работ здание на Волхонке придется полностью закрыть для посещения, раскидав коллекцию по соседним помещениям. Ирина Александровна Антонова пообещала, впрочем, что будут рассмотрены все технические способы избежать крайней меры и не закрывать музей полностью... Так или иначе, реальный пуск всего проекта происходит прямо сейчас. Отступать некуда.