Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
На фоне рыбки зарождается семейство

Выходит «Юленька» Александра Стриженова

Каропрокат
Выходит «Юленька» Александра Стриженова — триллер с сексуальными школьницами, борющимися за соблюдение морали.

Педагог из столицы Андрей Белов (Марат Башаров) приезжает в глубинку, дабы выгуливать на свежем воздухе астматическую гражданскую жену и привыкать к ее дочурке, которая все еще кличет отчима по имени отчеству. Устроившись в местную школу, он обнаруживает странную вещь: десятилетние девочки в его классе ведут себя с наглой развязностью, свойственной старшеклассницам, шепчутся в углах и смотрят исподлобья, а в минуты искренности говорят с не по годам истеричным надрывом. В предводителях у них, судя по всему, ангелочек Юленька (Дарья Балабанова), обладательница малость туповатой, но весьма соблазнительно одетой мамаши, коварно демонстрирующей доверчиво развесившему уши и глаза Белову то декольте, то нежную душу.

Ну и, конечно, все вокруг скрывают что-то нехорошее, иначе с чего бы учителю мерещился призрак выпавшей из окна малютки.

Пока Белов с удивлением осваивается со странными особенностями своего нового быта, с не меньшим изумлением глядит на все это и зритель. Реальность в «Юленьке» родом будто бы из странного инопланетного зазеркалья: вроде знакомы и старая обшарпанная школа, и директриса комсомольской выправки (Ирина Купченко), и даже ялтинские пейзажи. Но вместе с тем с каждой минутой неуловимо нарастает безумие — женская гимназия, удалые эротические сцены на шелковых простынях, сексуальные малолетки, по утрам выбивающие бодрую барабанную дробь и сменяющие пусть на короткий, но весьма запоминающийся миг мини-юбки на обтягивающие костюмы жокеев. Не к добру это.

И действительно, не к добру.

В том, что режиссер отечественных трэш-комедий Стриженов («Любовь-морковь», «От 180 и выше») решил сделать трэш-триллер, в общем-то, нет ничего зазорного. Тем более что по здравом размышлении наша глубинка, да и чего уж там, российская действительность предоставляет прекрасные для этого жанра декорации. Казалось бы, прямо по Гоголю, кабы к любимой отечественным кино провинциальной бытовухе приделать школьные разборки навроде «Чучела» да снабдить это мистикой и ужасами по голливудскому рецепту... дети кукурузы сдохнут от зависти. Собственно, нечто подобное уже было: в «Юрьеве дне» Кирилл Серебренников освежил провинциальный сюжет мистической пропажей сына оперной певицы — впрочем, для триллера фильм Серебренникова слишком много внимания уделяет вопросам русской духовности. У картины Стриженова совсем другие проблемы — к примеру, Башаров, пучащий глаза с таким ражем, будто где-то между дублями ему на ногу уронили гирю.

Или сценарий, временами поразительно утрачивающий связь не только со вкусом, но и со здравым смыслом (тут и вырванный позвоночник, и секс на фоне бьющейся на полу рыбки).

Но это еще не все. Как известно, произведение искусства живет отдельно от автора — авторская интерпретация может оказаться гораздо заурядней тех многоэтажных смысловых конструкций, что придумают зрители. Не в данном случае: смотреть «Юленьку», не зная о стриженовских ремарках, — все равно что глядеть фильм без звука. Во-первых, разрешается томительный вопрос о женской школе: Стриженов честно признается, что, будучи отцом двух дочерей, просто не знает, что собой представляют мальчики. Во-вторых, режиссер уверен, за этот фильм мужчины его возненавидят. Почему? Никогда не догадаетесь: да потому, что сценарий триллера, по собственным словам, он разбавил не только чеховскими мотивами, но и размышлениями о непозволительности измены, за которую вполне резонно получает в конечном итоге главный герой. Поэтому не думайте, будто смотрите страшилку про испорченных детей: юленьки совсем не те, кем они кажутся.