Вестники дефолта

Концерт группы Slayer

Анна Гаврилова
На аншлаговом московском концерте группы Slayer фанаты грозились съесть вокалиста Тома Арайю, музыканты играли песни про доктора Менгеле и совсем не думалось о кризисе.

Даже спустя час после официального начала концерта очередь длиной в пару десятков метров в клуб Б1 будто бы и не убывала. И это при том, что в зале уже было не протолкнуться, а музыкантам дали отмашку выходить на сцену. Первые взрывы звука из динамиков лишь подстегнули фанатов. Истерические вопли прорвавшихся в клуб металлистов «Слэйер! Слэйер! Дайте мне Тома Арайю, я его съем!» еще минут сорок раздавались у входа на танцпол. В этом время четверо заслуженных трэшеров делали свою работу. Позади них было натянуто огромное полотно с изображением обложки последнего альбома Slayer «Christ Illusion» — поясное изображение Иисуса Христа в образе одноглазого зомби с отрубленными руками. Из-за многочисленных колонок, установленных на сцене, валил дым.

Сами музыканты, даром, что каждый их них разменял пятый десяток, играли свои поистине бесчеловечные песни как в последний раз, будто набившая огромный ангар публика не готова принять их в любом виде.

Бас-гитарист и вокалист Том Арайя оправдал все возложенные на него ожидания. Он размахивал буйной шевелюрой с какой-то космической скоростью и время от времени осенял зрителей такой улыбкой, которая и не снилась иным жертвам пластических хирургов. Лысый и бородатый гитарист Керри Кинг с годами стал окончательно похож на архетипического адского беженца — забитый по самые уши (это не преувеличение) татуировками, с якорными цепями на поясе, он в каждой композиции выдавал такие скоростные соло, которые сделали бы честь гитарным виртуозам вроде зачастившего в столицу Стива Вая. Второй гитарист, Джефф Ханнеман, выделялся меньше прочих, но блондин такой комплекции в огромной регбистской майке сам по себе заслуживает внимания. Ну и наконец, вернувшийся в 2001-м в группу барабанщик Дейв Ломбардо так молотил в свои две бас-бочки, что, будь звук чуть погромче, барабанные перепонки разорвались бы вместе со стенами.

Сохранность слухового аппарата, впрочем, мало беспокоила фанатов.

Более того, некоторые немногочисленные зрители даже сетовали на то, что звук был слишком тихий, и демонстративно удалялись из зала. Их порыв, правда, не имел никакого смысла — большую часть толпы составляли заслуженные труженики офисов, давно сменившие длинные волосы и шипастые браслеты с цепями на аккуратную стрижку и дорогие часы. Однако по их реакции на кумиров детства и молодости можно было констатировать — первой любви не помеха даже дорогой пиджак.

Тем паче что поводов для всяческого выражения чувств было предостаточно — львиная доля нынешней концертной программы состояла из боевиков с классического альбома Reign in Blood вроде Angel of Death про эксперименты доктора Менгеле и Raining Blood.

Исполнение последней ознаменовалось особенно лютым слэмом в середине зала, но даже те, кто разбил в этой схватке нос или получил синяки, были совершенно счастливы. Отыграв полтора часа, благодарная группа удалилась со сцены, а появившиеся вскоре техники дали понять, что биса не будет. По дороге к метро еще долго можно было слышать крики «Слэйер! Слэйер!», и такое единство сделало бы честь иным футбольным фанатам.

В сущности, такая любовь в случае Slayer является естественным вознаграждением за творческую принципиальность. За 25 лет музыканты ни разу не изменили себе, не сделали ни шагу по направлению к модной «альтернативе», исполняя лютый и понятный как булыжник, бескомпромиссный трэш-метал. Причем все обвинения в музыкальной узколобости избранного жанра за давностью лет отпадают сами собой — люди на это жизнь положили. Другое дело, что тот факт, что в прошлый раз музыканты побывали в столице ровно 10 лет назад, в разгар грянувшего дефолта, наводит на определенные мысли. Но право же, польза звуковой атаки, десятилетиями производимой Slayer, хотя бы в том, что думать об экономике после встречи с ней совсем не получается.