Самурай начинается с театра

Открылась выставка «Самураи: сокровища воинской знати Японии»

Велимир Мойст 22.05.2008, 11:49

Настоящий воин — тот, кто разбирается в тонкостях чайной церемонии и в театральном искусстве. О радостях жизни без харакири повествует выставка «Самураи: сокровища воинской знати Японии» в музеях Кремля.

Персонажи знаменитого фильма Акиро Куросавы выглядели, конечно, геройскими парнями. Но зрителю, особенно не японскому, трудно вообразить, что кино было снято про полных отщепенцев. С позиций традиционного самурайского сознания те семеро – просто бродяги, забывшие о кодексе воина Бусидо. Главный пункт кодекса требовал беспрекословного подчинения господину, а личная инициатива считалась преступлением. Чтобы сформулировать данную мудрость, военному сословию Страны Восходящего Солнца потребовалось пройти через долгие кровавые междоусобицы. И только новый сёгун (полководец) Иэясу, основавший в 1603 году правительство в Эдо, сумел установить порядок, который привел к согласию военную элиту. Настал золотой век самурайства.

Этим обстоятельством, в частности, объясняется одно концептуальное изменение в цикле выставок «Королевские и императорские сокровищницы в Московском Кремле». Обратите внимание: все предыдущие гастроли осенялись именами и привычками конкретных монархов, а вот японские императоры почему-то остались за скобками.

Дело как раз в самураях: именно они и были фактическими правителями государства почти три века, пока власть сёгунов и феодальных князей даймё опять не сменилась на императорскую.

Посему куратор Кадзутоси Харада из Токийского национального музея и предложил московским коллегам этот сюжет про самураев. Так исторически адекватнее, да и бренд раскручен в мировом масштабе. А императоры перебьются.

Получилось и разумно, и красиво. Хотя стоит иметь в виду, что красота здесь — не синоним вопиющей роскоши. Не зря все-таки японцы слывут ценителями особого изящества – на грани простоты. Изводить килограммы золота для декора и громоздить пышные узоры на одеяниях – это из другого менталитета. У самураев же со вкусом было все в порядке, даром что вояки. Взять хотя бы легендарные изогнутые мечи, которые составляли наивысшую ценность для любого представителя сословия.

Если казаку его шашка – во степи подруга, то самураю фамильный меч – олицетворение боевого духа и славы предков.

Клинки, привезенные к нам из Токио, буквально завораживают лаконичной формой и отсутствием «архитектурных излишеств». Вроде бы машины для убийства и вместе с тем образцы эстетического совершенства. Самый старинный экспонат (между прочим, в ранге «Предмет культурного наследия особой важности») – меч XI столетия, один из самых ранних в своем «классе». До этого местные оружейники подражали китайцам и корейцам, в силу чего клинки были прямыми.

А присмотревшись к доспехам, обнаруживаешь неожиданную ажурность. Средневековая амуниция в Японии обладала гораздо большей легкостью и пластичностью по сравнению, скажем, с рыцарскими латами в Европе. Многочисленные металлические пластинки сшивались хитрым образом, обеспечивая свободу движений – сегодня бы сказали: эргономические параметры. Хотя без европейского влияния в итоге не обошлось. Как только португальцы завезли на остров огнестрельное оружие, самураи его быстро приспособили к делу, так что пришлось им же самим и упрочняться за счет неудобных кирас. И все же местные доспехи ни с какими другими не спутаешь. На противника они, должно быть, наводили элегантный ужас.

Само собой, каждому благородному воину следовало умело фехтовать, безупречно управлять конем и метко стрелять из лука. Но чтобы зваться истинным самураем, этого было совершенно недостаточно.

Если ты не способен сочинить изящное пятистишие, оценить талант актеров театра Но и правильно приготовить чай «маття» для церемонии, то ты всего лишь грубый солдафон, а не представитель военной аристократии. Таких не берут в самураи.

И если одна часть выставки (та, что в звоннице колокольни Ивана Великого) посвящена предметам вооружения, то вторая, в Одностолпной палате Патриаршего дворца, касается культуры быта. Даже сервиз для чайной церемонии даст неплохое представление, насколько этот быт действительно подчинялся утонченным ритуальным правилам. И уж если возникает расписная ширма, то не абы какая, а с сюжетами из поэзии средневекового автора Садаиэ. И коробочки для медикаментов будут смотреться совсем иначе, нежели сегодняшние аптечки под автомобильным стеклом. И кимоно для самурайских жен и дочерей окажутся куда изысканнее, чем балахоны в опере «Чио-Чио-Сан».

Та блистательная эпоха канула в японскую Лету уже давным-давно – с тех самых пор, как самураев напрочь упразднили в 1868 году. И сколько бы ни намекали ораторы на пресс-конференции, что именно подобная культура привела впоследствии к международному торжеству суси, мицубиси, караоке и анимэ, уловить связь непросто. Разве только железный дракон-трансформер вдруг напомнит о приметах современной цивилизации. Что ж, не поленитесь сходить в Кремль и напрячь воображение – вдруг получится понять, что из чего произошло?