Self-made на 70 лет тюрьмы

Выходит «Гангстер»

Дарья Горячева 13.12.2007, 11:34
outnow.ch

В прокат выходит «Гангстер» Ридли Скотта с Расселлом Кроу и Дэнзелом Вашингтоном – масштабный криминальный эпос в духе Копполы и Скорцезе.

Гарлем, 70-е годы, вьетнамская война. Один из криминальных боссов умирает, а его чернокожий шофер Фрэнк Лукас (Дэнзел Вашингтон) начинает свой блестящий путь восхождения на вершину мафиозного олимпа. Он закупает чистый героин прямо во Вьетнаме и, минуя посредников, везет его в Штаты. Дело спорится, он женится на красавице пуэрториканке, покупает дом для мамочки, втягивает в бизнес всю свою семью и ходит на боксерские матчи в шубе за пару сотен тысяч долларов. Между тем, простой нью-йоркский полицейский Ричи Робертс (Рассел Кроу) честно сдает в полицию найденный случайно миллион долларов (после чего подвергается всеобщей обструкции), втихаря учится на адвоката, разводится с женой и спит с кем попало. В один прекрасный день он возглавляет специальный отдел по борьбе с наркотиками и берется вычислить главного наркобарона страны.

Конец «Гангстера» не является спойлером хотя бы потому, что фильм основан на реальных событиях (и, кстати, оба непосредственных участника – Робертс и Лукас — присутствовали на съемках в качестве консультантов).

Робертсу удается подловить и арестовать Лукаса, за свои злодеяния тот получает по полной программе — 70 лет тюрьмы, но взамен на показания против коррумпированной части полиции, покрывающей наркобизнес, срок Лукасу сокращают. И через 15 лет, в начале 90-х годов бывший гангстер выходит на свободу.

Фильм Ридли Скотта — масштабная гангстерская драма с оглядкой на Копполу и Скорцезе и массой цитат. И в духе классиков Скотт также романтизирует мафию. Как ни старается режиссер честно показать гибнущих от героина невинных людей и жестокость Лукаса, когда ему нужно расправиться с конкурентами, симпатия Скотта на стороне гангстера: Лукас изображен прекрасным семьянином, он обожает маму, ходит в церковь, скромен и обходителен — приятный, в общем, человек и настоящий джентльмен.

Но, кроме того, Лукас в фильме Скотта — по большому счету не преступник, он просто отличный бизнесмен, волей случая попавший в криминальную среду.

И в этом, судя по всему, есть доля истины: Дэнзел Вашингтон, познакомившись с Лукасом, сказал, что это человек, «который был бы успешен в любом деле». Сам фильм тому доказательство: Лукас получил за него солидные дивиденды (в свое время в Нью-Йорке действовал «закон сына Сэма» по имени известного американского маньяка, согласно которому преступник не может наживаться на рассказах о своих злодеяниях, но в 90-х годах закон был отменен), он уже строит планы на сиквелл, а также собирается запустить гангстерскую видеоигру и линию одежды.

Визуально «Гангстер» — апофеоз перфекционизма: Скотт выстраивает идеальную картинку, где каждый кадр — отельное произведение искусства, актеры безупречны, и золотой дискотечный шик 70-х годов сказочно переплетается с мрачными гарлемскими зарисовками.

«Гангстер» завораживает, от него впадаешь в медитативный транс, хотя он длится два с половиной часа и практически лишен экшена и напряжения.

Фильм Скотта — вовсе не «Схватка», в которой интрига строится на противостоянии пары полицейский--преступник — и здесь, по большому счету, неважно, кто кого. В сущности, это фильм не про гангстеров, а про Америку. И то, что наши прокатчики выкинули из названия национальную принадлежность гангстера — в оригинале фильм называется «Американский гангстер», — выглядит грубой ошибкой, потому что ключевым является именно первое, а не второе слово.

«Гангстер» — фильм про страну, в которой принципы демократии и конкуренции как основы экономики давно уже въелись в сознания населения настолько, что по ним живет не только мир законопослушный, но и мир криминальный.

Это страна равных возможностей, в которой тот самый классический self-made mad может с одинаковой вероятностью вырасти из менеджера Макдоналдса или шофера криминального авторитета. Да, Америка далека от идеала, в ней тоже процветает коррупция, но именно здесь обычный коп может взять героинового барона, а по его показаниям выгнать из полиции три четверти полицейских. Скотт поет не столько во славу Лукаса, но и во славу Америки, и Лукас для него – типичный американский герой, но сделавший себя с нуля по другую сторону закона.

Впрочем, для тех, кого не привлекает панегирик Америке, «Гангстер» приберег пафос помельче и попроще: никогда не зови в свой бизнес родственников. Это была главная ошибка Лукаса, после которой все пошло наперекосяк. Родственники, они, конечно, родные, но глазом не успеешь моргнуть, как они напортачат, а ты уже на скамье подсудимых и получаешь 70 лет тюрьмы.