Слушать новости

Муза пирожков

Концерт Muse

На московском концерте Muse ели пирожки, мерзли, а музыканты показали, что верны заветам Фредди Меркюри.

Фредди Меркюри был бы доволен — директивы, кажется, ни одного из почивших музыкантов и прочих лидеров прочих поколений не исполнялись так точно. Еще до выхода музыкантов на сцену «Лужников» было понятно, что нас ожидает шоу. Было даже примерно понятно, что оно будет из себя представлять: экраны будут визуализировать мегаломанские фантазии лидера Muse Мэтта Бэллами, а вот эти вот каскады лампочек будут переливаться всеми цветами радуги. Ну а за экранами, конечно же, будет светиться звездное небо, куда ж без этого. Ожидания оправдались.

В Москве группа за последние пять лет успела побывать два раза, но даже старожилы отмечают, что этот концерт был особенным. В 2002-м на презентации русской версии NME во время выступления группы зрители звали на сцену «Ночных снайперов», а двадцатичетырехлетний субтильный Бэллами катался со своей гитарой по сцене. Тогда он производил впечатление музыканта, который еще не до конца понял, что же он на самом деле из себя представляет. В этом году фирменные завывания и прыжки с гитарой исполняли уже звезды, а во всем двухчасовом шоу группы уже видна совершеннейшая выверенность — каждый взмах руки, каждый фидбэк, каждая пауза совершенно просчитаны.

Но, с другой стороны, Muse — британцы. А британские музыканты все пижоны.

Все без исключения. Даже старый панк Пол Саймонон. Тут есть только нюансы. Вот, например, денди из группы Stereophonics больше всего любят кожаные куртки и темные очки, нытик Ноэл Гэллахер — поводить бровями, а пижоны из группы Muse очень любят себя за то, как они умеют играть. Играть они умеют как угодно: могут как Radiohead, могут как Slayer, только вот как Muse не могут. Хотя, возможно, это и есть апогей постмодернизма, когда цитаты и аллюзии из разных источников настолько плотно подогнаны друг к другу, что места для самовыражения совершенно не остается.

Вообще, складывалось впечатление, что, если разбудить их ночью с похмелья и дать в руки гитары, сыграют всю ту же программу от начала до конца, не приходя в сознание. Эффект, надо сказать, сродни механическому пианино: чудо инженерной мысли восхищает, но непрерывно восхищаться на протяжении двух с лишним часов тяжело. По глазам и ушам бьет запредельный профессионализм музыкантов, но все они похожи на безумно обаятельные машины, которые показывали на экранах во время исполнения «Supermassive Black Hole».

Те, кому посчастливилось выйти из зала во время выступления, могли лицезреть трогательную картину.

Несмотря на сокрушительную громкость группы, гардеробщицы, все как одна, достали из-под своих стоек пакеты с пирожками и бутербродами и мирно ужинали.

Единственное, что могло отвлечь работниц вешалок и номерков от трапезы, — окказиональные фанаты, которые подходили за своими куртками на протяжении всего концерта. Нет, разочарования на их лицах не было. Просто в зале было действительно холодно. С одной стороны, приятно, когда вокруг тебя цивильно одетые люди, а не полуголые бесноватые, но с другой — странно, когда на выступлении одной из главных рок-групп современности люди мерзнут. Такого даже на концертах Шевчука не бывало.

Тем не менее было видно, что Muse в Москве ждали: на бис их с ревом вызывали целых три раза. А последний раз они вышли уже после того, как в зале зажегся свет, чтобы сыграть закрывающую их последний альбом «Knights of Cydonia». Катарсиса, про который так любят говорить в связи с живыми выступлениями Muse, не случилось и в финале. Точнее, у поклонников он случался буквально на каждой песне, но такое количество озарений за один раз, признаться, порядком утомляет.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть