Белый лебедь на зубах

Фото: acrobatics.ru
Кантонский акробатический балет накануне премьеры «Лебединого озера» показал нечеловеческую гибкость московским циркачам.

Мы уже знаем, что возможности тела китайца безграничны, знаем и расписанный на годы вперед план: заниматься акробатикой чуть ли не с рождения, с пяти до двадцати пяти выступать с гастролями по всему миру, в двадцать пять выйти на пенсию. Это культурная традиция великой страны, в которой людей гораздо больше, чем способно прокормиться, поэтому обсуждать эту практику мы не будем. Главное — как она этой традицией пользуется.

В Москве уже были китайский цирк и шаолиньские монахи. Теперь ей предстоит увидеть, как Чайковского танцуют на зубах.

«Лебединое озеро» кантонской балетной труппы — блестящий образец китайского пути в искусстве. Труппа существует давно и много лет пугает публику.

Два ее солиста получили премию на цирковом фестивале в Монте-Карло: во время кульминации па-де-де балерина медленно кружила на пуантах, стоя на голове своего партнера.

Если можно сделать один номер, то почему не целый балет?

И вот по всему миру ездит коммерчески безупречный кросс-культурный проект: все знают «Лебединое озеро» Чайковского, все знают китайских акробатов, все знают анекдот про говорящих ежиков в цирке, поэтому в Китае шоу Кантонского акробатического балета идет с полными залами, куда бы оно ни приехало. И не только в Китае.

Это и в самом деле очень красиво.

Русский балет в акробатическом исполнении, где балерине приходится больше времени проводить в воздухе, на плечах партнера, у него на голове или на вытянутой руке, — действительно сильное зрелище.

Танцоры идеально подчиняются музыке, страдают, переживают, все очень возвышенно, как мы привыкли. Директор труппы, выступая во время творческой встречи в цирковом училище, сказал, что мечтает сделать акробатику высоким искусством — таким, как русский балет, например.

Тут, по идее, должно стоять слово «но» и объяснение, почему от всего этого идет такой мороз по коже, но его, разумеется, не будет. Достаточно будет только рассказать о великолепной презентации этого проекта, которое труппа провела в цирковом училище имени Румянцева (Карандаша).

Китайцы приехали в Москву не только для того, чтобы показать свое искусство. Они, как рассказал в приветственной речи кубический Нин Гень Фу, руководитель труппы, приехали учиться и обмениваться опытом.

Сказал он это уже после выступления русских коллег и после одного номера китайского кордебалета.

Русские студенты были умилительным зрелищем. Сильные и ловкие мальчики подбрасывали друг друга в воздух. Отчаянно смелая девочка обвивала себя канатом на высоте нескольких метров над манежем, висела на одной ножке без страховки и возбудила в публике атавистическое балаганное любопытство на грани ужаса, на котором испокон веков была построена европейская акробатика: упадет или не упадет? Не упала, но и не разочаровала.

А одна девочка жонглировала на сцене тремя шариками, два уронила. На это было приятно смотреть: было понятно, что самое страшное, что может случиться с этими студентами в этом училище, — им поставят двойку и отругают, а не выпорют бамбуковой палкой.

Потом выступал квартет девочек из интерната имени Никулина: крошечные блондинки лет, наверное, десяти под группу «Иван Купала» жонглировали булавами. Это было красиво, синхронно, под музыку, это был готовый номер безо всякой расчлененки, в пределах человеческих возможностей.

А потом выступили шесть китайских девочек в возрасте от пяти до пятнадцати лет (на вид). Они завязывали себя узлом, стояли друг у друга на голове, стояли на зубах, грызя ужасный обмотанный тряпками крюк, строили какие-то чудовищные пирамиды из скрученных в бараний рог девочек…

Это было не просто красиво, в этом было нечто нечеловеческое, потустороннее.

У обычных людей есть позвоночник, у этих, видимо, нет. У обычных людей есть собственная воля, они не могут сделать что-нибудь одновременно, но у этих — коллективный разум.

При этом они не демонстрировали, как принято в Европе, вымученные улыбки, их лица были совершенно неподвижны. Они смотрели в публику такими грустными глазами, что думалось поневоле, что эти тренированные инопланетянки (человек на такое не способен) были воспитаны по-другому, без двоек: кнут и пряник, беззаветная любовь и преданность своему делу и делу партии.

Во всяком случае, это должно быть не так страшно, как выращивать рис.

«Лебединое озеро». Акробатический балет из Шанхая. 17–19 марта, Кремлевский дворец.