Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Фантазмы для терпеливых

Иллюстрация: галерея Марата Гельмана
Открылись две выставки — монументальные комиксы о сексе в большом городе и изучение влияния Малевича на IKEA.

Не зря все-таки твердят, что современное искусство лишено непосредственности. Если и присутствует в нем намек на живое авторское чувство, то спрятан этот намек в яйце, яйцо — в утке, утка — в зайце и так далее. Интеллектуальная упаковка значит больше содержимого. За примерами обычно ходить далеко не надо. На выставке «Физики и лирики, или секс в большом городе» (так названа Георгием Литичевским и Георгием Острецовым их «персоналка на двоих» в Галерее Гельмана) краем уха слышал диалог двух зрителей, пытавшихся объяснить друг другу смысл увиденного. Они шарили во всех закоулках мозга, подключали какие-то невообразимые подсознательные ресурсы — лишь бы разгадать, что на самом деле подразумевали авторы.

В этой зрительской дискуссии не звучало нот раздражения, люди добросовестно проводили культурный досуг — с подобным чувством отгадывают кроссворды.

Разница состояла лишь в том, что в кроссворде каждая разгаданная позиция приближает к общему решению, здесь же процесс расшифровки тянул в совершенно непролазные дебри.

Можно сказать: мол, что с них взять — случайные зрители, ни черта не понимают в особенностях стиля new wave. Но они же достойны звания зрителей образцовых. Многим остальным об их упорстве и не мечтать. Где-то на третьей минуте разглядывания комиксоидных изображений и чтения велеречивых текстов почти неизбежно ловишь себя на мысли: в чем я провинился перед судьбой, что должен это исследовать? Между тем тремя минутами здесь не отделаешься. Выставка представляет собой развешанные по стенам большие куски холста, на которых авторы, каждый в своей манере, упражняются в составлении изобразительных ребусов. Для Острецова и Литичевского это занятие любимое и весьма давнее, поскольку new wave гуляет по планете не первое десятилетие.

Общий посыл понятен: сочиняем собственные глумливые комиксы, разворачиваем их до монументальных масштабов, ждем одобрительной реакции.

На уровне индивидуальных особенностей обнаруживаются признаки классического комикса у Острецова (в проекте он отвечает за «секс в большом городе», то есть предлагает жизнеописание некоего супергероя, чередующего подвиги с обольщениями) и признаки заборного примитива у Литичевского (он, соответственно, рассказывает про физиков и лириков, эдаких гомункулусов с неуловимой философией). В обоих случаях количество сценарных узлов непомерно велико, а число культурных аллюзий вообще стремится к бесконечности. Эта избыточность и приводит к прискорбному выводу: следовать за авторскими фантазмами — только время терять. Сразу видно, что художники никакого бонуса для терпеливых не припасли. Хотя некоторые ведутся. Говорю же, бывают образцовые зрители.

В этот же день и по соседству, в Крокин-галерее, открывалась выставка «Супрематизм быта» Александра Сигутина. Там представлен другой случай интеллектуальной упаковки, внутри которой, впрочем, тоже нечто невразумительное.

Задумывались ли вы, листая каталоги IKEA или еще какой магазинной сети, что современная мебель — прямая наследница идей Казимира Малевича? Вполне возможно, что и задумывались, ибо нехитрая эта мысль лежит на поверхности.

Про историю дизайна ХХ века написаны горы трудов — казалось бы, на чем тут заморачиваться?

Но Сигутина его открытие почему-то настолько потрясло, что он взялся за живописный проект, раскрывающий связь геометрической абстракции с сегодняшними креслами и диванами. Реализовано это просто: берется каталожная модель и переносится на холст, более или менее старательно. По правде говоря, не припомнить живописи скучнее и постнее, чем эта, хотя местами в ней имитирована удаль кисти…

В отличие, впрочем, от физиков и лириков в большом городе, эта выставка проглатывается моментально — дольше будете аннотацию читать, чем разглядывать экспонаты.

Но вывод напрашивается сходный с предыдущим: что автору до Гекубы, то есть до предмета его занятий? Из какой схоластической пустоты он берет и в какую схоластическую пустоту ретранслирует свои творческие импульсы? Однако тренды, господа, есть великая движущая сила. Поэтому не задавайте лишних вопросов, а идите и смотрите, если хватит душевной бодрости.

Георгий Литичевский, Георгий Острецов: «Физики и лирики, или секс в большом городе». В Галерее Гельмана (М. Полянка, 7/7) до начала марта.
Александр Сигутин: «Супрематизм быта». В Крокин-галерее (Б. Полянка, 15) до 12 марта.