Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Счастье в районе Нежина

16.02.2015, 10:23

Ирина Ясина о том, что напишут в учебниках истории про наше время

Последние дни слушаю и читаю абсолютно всю палитру комментариев про минские договоренности. И как все, бесконечно надеюсь на то, что мир возможен. Сама обращаю внимание на то, что негативных комментариев слышать не хочется. Дайте, дайте кусочек надежды!

Я не знаю, есть ли люди в здравом уме и трезвой памяти, которые не хотят, чтобы каким-то чудесным образом на востоке Украины перестали убивать.

Ничего не понимаю в мировой политике, но тем не менее, когда прозвучало, что Америка вот-вот начнет поставлять Киеву оружие со страшным названием «летальное», до меня быстро дошло, почему забегали Меркель и Олланд.

Это простой политический расчет. Нельзя допустить еще одной войны в Европе. А что движет всеми нами? Теми, кто живет на этом треклятом «постсоветском пространстве»? Теми, кто полон воспоминаниями о друзьях, о фильмах, об анекдотах, о страницах из собственной совместной жизни?

Когда я была лет шести от роду, родители отправляли меня поездом к деду и бабке в Одессу. На лето. Черное море, Каролино-Бугазская коса, Днестр, крепость Аккерман на другом берегу лимана. Крепость в екатерининские времена была отвоевана войсками Потемкина у османов. Дед мой был почетным железнодорожником, последние годы своей работы начальником отдела труда и заработной платы Одесско-Кишеневской железной дороги. Он поручал меня какому-нибудь особо ответственному проводнику, и я ехала одна. Представляете, в шесть-то лет! Честный проводник не выпускал меня из купе, в туалет я ходила по специальному разрешению, и единственное, что могла себе позволить, — это стоять около окна в коридоре, считать белые километровые столбики и мурлыкать себе под нос песенки: «И мелькают города и страны, параллели и меридианы...»

Счастье начиналось где-то в районе Нежина.

В Киеве транзитные пассажиры выходили, а на их место в Нежине подсаживались веселые толстые тетки, которые, обнаружив, что «дите одно едет», начинали меня закармливать. Они были такими добрыми, такими теплыми, своими толстенькими пальчиками они доставали из кульков те самые нежинские огурчики и пирожки, и теплую картошку... Вот такое детское воспоминание. Потом я приезжала в Одессу, в коммунальную квартиру в дедовом доме на Ольгиевской улице с огромной белой акацией под окнами.

Я, конечно, понимаю, что теперь это другая страна. Она навсегда мне не чужая, но это другая страна. Когда-то распалась Римская империя. И теперь мы видим на ее обломках очень даже приличные страны: Италия, Франция, Испания. И так далее. Наверное, тем, кто жил в период распада, было несладко. Но история течет, и нам, маленьким людям, приходится довольно тошно. Но когда-нибудь наши далекие потомки, которые будут жить в неплохих странах – России, Украине, Казахстане, прочитают с интересом в учебнике истории про нас и наше время.

В учебнике будет без всяких слез и крови написано о том, как распалась великая империя. Российская, она же Советский Союз.

Нам всем сейчас страшно. Когда Порошенко говорит, что в случае чего объявит военное положение во всей Украине, я сразу думаю о моей помощнице Насте. Я, как известно, инвалид, и она уже не первый год позволяет мне жить, как будто у меня нет никаких проблем. Она из города Черкассы. Да что я?! А как Ира из Архангельска, вышедшая замуж во Львов? А Коля, у которого жена из Мариуполя? А Ваня, у которого родные братья живут на Украине? Какое количество семей в наших двух странах боится всяких-разных негативных прогнозов.

И страшной этой головной боли у всех не было бы, если бы Россия развивалась в страну с демократическими ценностями, а не в авторитарную, а я уже слышала термин неототалитарную державу. Россия первой, исключая страны Прибалтики, из бывшего СССР проведшая рыночные реформы, могла бы стать локомотивом, который тянул бы за собой другие бывшие республики. И золотой дождь двухтысячных пошел бы нам на пользу. Но не случилось...