Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Окаянный скрининг

27.10.2014, 09:21

Ирина Ясина о том, как не спутать религиозные догмы с обыкновенной дикостью

Как можно отказаться от новорожденного сына или дочки? С трудом представляю, но отказываются.

Отказы от новорожденных детей в родовспомогательных учреждениях составляли 6230 детей за 2012 год и 5757 за 2013 год (данные формы 103 РИК). Ранее официальной статистики на уровне федерации не велось, существовали лишь различные отраслевые отчетности, данные в которых часто разнились. Сколько в этом году, еще неизвестно.

Отказываются, как правило, по нескольким причинам: или мать несовершеннолетняя, или просто тяжелые жизненные обстоятельства, или ребенок родился с тяжелой инвалидностью.

Вот сидим и обсуждаем, можно ли уговорить молодую маму, решившую оставить ребенка на попечение государства, не делать этого. Оказывается, можно. Можно посулить такой маме кров, пищу и всякую социальную помощь. Если это сделать правильным образом и в правильное время, то может получиться.

Напротив меня сидит священник. Мы обсуждаем то, что во Франции, например, существуют специальные памятки для врачей и медсестер о том, какими словами говорить только что рожавшей женщине про ребенка, который родился с тяжелыми дефектами.

Слова надо подбирать осторожно, а не так, как сделали в городе Камышине Волгоградской области, швырнув сверток с новорожденной на живот родившей ее маме: «Посмотри, чего ты нарожала!» Судя по тому видеоотрывку, который мы смотрим, эта молодая заплаканная блондинка – мама уже четвертого ребёнка, и она не оставляет родившуюся девочку с инвалидностью в роддоме.

А батюшка, который напротив меня, уверен, что никаких памяток и обязательных для исполнения меморандумов на стену вешать не нужно.

Нужно пустить к такой роженице священника, и он ее уговорит ребеночка оставить. По мне и то хорошо, и другое. Главное, чтобы взяли домой.

Потом батюшка продолжает. К сожалению.

Он говорит о том, что в последнее время стали модны какие-то окаянные скрининги. Вот сделает беременная такой скрининг, выяснит, что у нее внутри эмбрион с тяжелой патологией, и пойдет делать аборт. А это грех. Ему вторит шикарная дама с хорошо поставленным голосом: «Россия – православная страна, и никакие скрининги нам не нужны. Пускай рожают любых. Нам всякие сгодятся».

Я уже в ужасе. Они путают православие и дикость. Скрининг позволяет выявить на ранних стадиях беременности или даже до нее, будет ли ребенок здоров или будет тяжело болен. Я не про синдром Дауна, даунята – солнечные дети, просто особенные, родители их любят. И такие люди счастливы.

Редко, но бывает, что ребенок рождается по-настоящему с тяжелой болезнью. Например, с буллезным эпидермолизом, по-другому – с кожей тонкой, как у бабочки. Любое движение, любое прикосновение причиняет ему страшную боль. Сами роды – чудовищное испытание, дети иногда рождаются вообще без кожи.

Может быть, стоит избавить и родителей еще до зачатия от этих страшных мук и их самих, и их потенциального ребенка?

Я не говорю про экономику процесса. Для ребенка с мукополисахаридозом необходимы лекарства ценой 22 млн рублей в месяц. Так всю жизнь. Скрининг позволяет выявить до 700 различных генетических отклонений. При чем тут то, что Россия – православная страна? К тому же это неочевидно. Я бы сказала, многоконфессиональная с большой долей православных.

Когда ребенок родился, мать любит его любого. Сделает все, что может. Но если сделать ничего нельзя?

В Спарте хилых младенцев сбрасывали со скалы. Не надо обвинять меня или тех, кто отстаивает идею обязательных скринингов, в том, что мы из каменного века. Речь идет только о том, что любой родитель должен быть предупрежден и потом уже сознательно принимал решение. А пока мы ведем страшную статистику отказов от новорожденных.

Кстати, узнать, по какой причине мать оставила ребенка, мы не можем. Такой статистики просто нет.