Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ветеранский минимум

12.05.2014, 08:21

Ирина Ясина о том, как в жизни действует принцип «Никто не забыт, ничто не забыто»

К годовщине Победы Анастасия Павловна получила, как обычно, праздничное поздравление от президента России Владимира Путина. В нем он, как всегда, желал 80-летней женщине долгих лет жизни, крепкого здоровья и благополучия.

Анастасия Павловна во время войны была угнана вместе с матерью и младшей сестрой в Германию, а потому имеет все льготы, положенные ветеранам Великой Отечественной войны.

Правда, жалко, что ни президент России, ни его сотрудники, которые рассылают эти праздничные поздравления, не интересуются тем, как на самом деле живут Анастасия Павловна и ее младшая сестра, которая подобные поздравления также регулярно получает.

Живут они сложно. У Анастасии Павловны в последние годы прогрессирует крайне неприятное заболевание — старческая деменция. Она никого не узнает, кроме своей сестры, тоже довольно немощной в ее 78 лет, и своей дочери Лены Гончаровой. Собственно, с этим и связаны основные проблемы в жизни Анастасии Павловны.

О них она, впрочем, вряд ли догадывается в силу своего заболевания. А дело в том, что ее дочь Лена Гончарова имела неосторожность побыть в начале 2000-х председателем правления маленького банка. Банк этот находился в стадии ликвидации, она его и ликвидировала. Вот только кому-то из акционеров, а может, кредиторов, а может, кредитуемых перешла дорогу. Против нее возбудили уголовное дело о превышении должностных полномочий.

Приговорили к двум годам колонии-поселения. Приговор не больно строгий, поскольку ни ущерба, ни пострадавших в деле Лены Гончаровой найдено не было. Была только расплывчатая фраза о том, что своими действиями банкирша нанесла непоправимый ущерб денежно-кредитной политике Центрального банка всей могучей Российской Федерации.

Когда я работала журналистом, старшие товарищи меня учили: если пишешь об уголовном деле, в котором нет ни суммы ущерба, ни упоминания о том, кому конкретно этот ущерб нанесен, то, скорее всего, дело заказное.

Впрочем, в этом должна разбираться не я, а суд. Вот он и разбирается. Уже несколько раз Лена Гончарова, которую с марта 2013 года никак не могут отправить по месту исполнения наказания, подает в суд ходатайства о замене ей выбранной меры наказания на любую не связанную с лишением свободы. Просто потому, что на руках у нее две бабушки — ветераны Великой Отечественной войны, одна из которых – родная мама в состоянии старческой деменции.

Лена Гончарова ходила на прием к прежнему уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину, ходила к нынешнему уполномоченному Элле Памфиловой. Оба они люди нормальные и понимают, что никакие работы по месту отбывания наказания в колонии-поселения не будут столь же полезны для общества, как забота о двух престарелых дамах, ветеранах войны.

Но, наверное, в Замоскворецком суде заседают люди, которые не очень понимают, что такое тяжелый инвалид на руках. Нет, конечно, Анастасию Павловну, поскольку она мало чего понимает, вполне можно отдать в психоневрологический интернат, где она и будет доживать. Туда же можно переселить и другую бывшую малолетнюю узницу — ее сестру, приравненную к участникам ВОВ.

Я далека от мысли хаять здесь и сейчас систему психоневрологических интернатов. У нас в Москве они еще довольно приличные. Поверьте, я знаю. Как член совета при вице-премьере по социальным вопросам, я не раз посещала эти, как раньше говорили, богоугодные заведения. Но дело в том, что Анастасия Павловна дочь все еще узнает, и ей будет очень тяжело объяснить, почему дочка Лена, только вчера нежно о ней с сестрой заботившаяся, сегодня отправила их в интернат.

Конечно, не дело верховной власти разбираться в ситуации каждого человека, которого власть поздравляет с праздником Победы.

Но что-то есть невероятно лицемерное в том, как одной рукой власть жестоко карает эту немощную старушку, а другой подписывает ей сердечное поздравление.

Каждый год эти же власти обещают выделить каждому ветерану отдельную квартиру. А я вот уже сколько лет удивляюсь тому, как мы не успели до сих пор удовлетворить все потребности каждого из этих замечательных, смелых людей. Тогда, 69 лет назад, они все были молодые, а теперь я сильно сомневаюсь, что кто-то из них в состоянии жить один. В отдельной квартире.

Каждому из тех, кому в сорок пятом было 18, в этом — уже 87. Я очень хочу, чтобы ни у кого из тех, кто жив, не оставалось ни одной неудовлетворенной потребности. Чтобы Анастасия Павловна и ее сестра доживали свой век на руках у любящей их Лены. Вот и все.

И еще хотелось бы отправить копию в Замоскворецкий суд. Даже не копию заметки, а копию поздравления президента с Днем Победы.