Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Надо мелочиться

15.10.2015, 08:28

Виктория Волошина о том, почему пора научиться считать деньги в «чужом» кармане

«Не надо считать деньги в чужом кармане», — недавно назидательно напомнил моей приятельнице начальник, задолжавший ей зарплату с августа. В споре про рост цен на продукты она имела неосторожность ляпнуть, что ему, «богатому», цена килограмма мяса, может, и не важна, а ей очень даже бьет по карману. Тут он и обиделся.

Реклама

— Представляешь, он обиделся! — возмущается приятельница. — Это он задерживает сотрудникам зарплату, не желая ни на копейку сокращать свои доходы в кризис, и он же обижается, когда сотрудники сетуют, что их, в отличие от него, заботят цены на еду.

— А ты ему на эту нелогичность не намекнула?

— Ну, вообще хотелось бы еще поработать... хотя бы долги получить, — сникла она.

Теперь, как водится, переходим к обобщениям.

Судя по проекту российского бюджета на следующий год, сотрудники аппарата Госдумы ждут Деда Мороза с нетерпением, потому как в 2016-м их доходы могут вырасти почти вдвое.

И не думаю, что при голосовании за бюджет депутаты с негодованием отвергнут это щедрое предложение. В логике их товарищей по Думе это очень даже справедливо. Как сказал замруководителя аппарата Госдумы Юрий Шувалов, повышение зарплат призвано «нивелировать возникшую диспропорцию в оплате труда госслужащих, работающих в Госдуме и других государственных органах». Проще говоря, если в аппаратах правительства и администрации президента средняя зарплата выходит под 250 штук, то у депутатских чиновников — всего 100 с небольшим. А делают одно общее дело. Непорядок.

Плюс нужны деньги на «золотые парашюты» и самим депутатам, которым из-за переноса выборов (в случае, если их не переизберут) придется раньше времени покинуть место на Охотном Ряду. С точки зрения избирателей, это, конечно, немного спорно, но без компенсаций депутаты могли и заартачиться голосовать за сокращение срока своих полномочий. Тут уж не до экономии.

Совсем другое дело — зарплаты учителей с врачами. Они, по майским (еще довоенным) указам президента должны быть не ниже средней зарплаты в регионе. Но учителей и врачей у нас пока еще больше, чем депутатов, – это раз. Стало общим местом, что они вроде как постоянно тянут с родителей и пациентов деньги, то есть живут не на одну зарплату, – это два. Да и бюджет не они утверждают – это три. А потому – в логике Минфина – вполне резонно в будущем году на них сэкономить.

Вот только как это сделать, чтобы и бюджет сверстать, и указы президента (дело святое) выполнить.

Ну не сокращать же этих врачевателей тел и душ дальше – и так смертность и глупость в стране скоро достигнут космических масштабов.

Бинго! Надо просто пересчитать среднюю зарплату в регионах. С учетом данных по малым предприятиям и работникам-индивидуалам, она снизится в стране минимум на 12% — ну да, небогато у нас пока еще частники живут. И тогда в будущем году зарплаты бюджетникам можно не индексировать. А через год – еще что-нибудь придумаем, если цены на нефть, как обещает президент, не «отскочат».

С пенсионерами – хуже. В отличие от работающих бюджетников, их труднее кардинально реформировать, оптимизировать или как-то еще сократить. Массовое увольнение врачей может, конечно, в этом деле помочь, но такой негуманный подход никто не обсуждает – это скорее побочный эффект реформы здравоохранения. Выбран мягкий вариант: пенсии индексируем на 4% при инфляции минимум в 12%.

И тут уж «кто не выживет – я не виноват».

Хотя, если тщательнее посчитать деньги в государственном кармане – резервы для экономии наверняка найдутся. Недавно в журнале «Деньги» провели анализ эффективности мировых пенсионных служб, схожих по функционалу с российским Пенсионным фондом. Вывод: по численности сотрудников на душу населения наш — на пятом месте в мире после Ирландии, Польши, Украины и Турции. А в абсолютных цифрах и вовсе лидер: штат российского составляет 121 670 человек. Тогда как в схожем американском — всего около 60 тысяч. При том, что население Штатов более чем в два раза больше российского, а объем пенсионных и социальных выплат почти в девять раз больше.

Все, что делают в российском Пенсионном фонде, можно сделать с помощью компьютера через крупнейший госбанк, для чего вполне достаточно тысячи человек, заявил полгода назад известный шведский экономист Андерс Ослунд. То есть сэкономить можно не только на зарплатах 120 тысяч чиновников, но и на содержании пенсионных офисов-дворцов, которые по внешнему облику мало сопоставимы с нищенским довольствием наших стариков.

Вот еще один пример – на этот раз из регионов. В Мурманской области решили перейти на адресный принцип социальной помощи. Что вполне резонно: для одних льготный проездной – всего лишь приятный бонус, а для других – жизненная необходимость. Посчитав, власти решили так: социальный проездной получат лишь те, у кого доходы ниже 29 тыс. руб. в месяц. Вот только для получения этой льготы гражданам теперь придется раз в полгода ходить в центры социальной поддержки подтверждать свой доход и получать справку о праве на льготный билет. А для этого нужно – правильно, увеличить штат соцработников.

В итоге экономии бюджета почти нет, при этом часть граждан осталась без льгот, а остальные будут вынуждены раз в полгода униженно доказывать, что они – нищие.

И, не исключено, выслушивать при этом ворчание собесных теток, что пора бы научиться зарабатывать, а не сидеть на шее у государства. И хотя с этим посылом я в целом согласна, но всегда удивляет это вот «на шее у государства», «развелось нахлебников»... При том, что вообще-то бюджет – это самый что ни на есть наш карман. Большой такой общенародный карман. В теории. На практике мы молчаливо допустили, что распоряжаемся его содержанием не мы.

Пока брызги от водопада нефтяных денег долетали и до учителей с пенсионерами, как-то недосуг было в этом, казавшемся бездонном, кармане порядок наводить. Но когда управляющие опустевшим карманом начали экономить, хотелось бы видеть в этом процессе больше логики. И уж как минимум не слышать от нанятых нами же менеджеров, что нечего считать деньги в чужом кармане, заглядывать за заборы чужих дач и в каюты чужих яхт, даже если эти яхты и дачи принадлежат чиновникам с официальной зарплатой, на которую и катер надо брать в кредит.

Нормальный хозяин проворовавшихся или непрофессиональных управляющих обычно гонит вон. Нам, с нашей суверенной демократией, это сделать, конечно, труднее.

Но пора хотя бы научиться вежливо, но твердо задавать простой вопрос: «На что вы тратите наши деньги?» Через депутатов (какие уж есть), профсоюзы (какие-никакие), суды (президент тоже всех туда отправляет), НКО (какие остались), омбудсменов (некоторые из них что-то делают)… Не боясь, что нас за это лишат работы, пенсии, материнского капитала или льготного проездного. Все равно, как показывает практика, лишат. Но будет хотя бы не так обидно.

Приятельница после этой лекции народовластия на кухне ушла окрыленная. Доколе, сказала, терпеть, завтра же поговорю с начальником, я ему не крепостная...

Вечером списались в фейсбуке.

– Ну как, сказала?

– Пока нет. Через неделю – зарплата. Он обещал долги за август частично погасить. Вот если и в этот раз не заплатит, тут уж я точно молчать не буду. В конце концов, сколько можно издеваться над народом.