Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ополченцы с нашей улицы

26.06.2015, 09:40

Виктория Волошина о нарастающем желании отделиться

Плохой пример для народа эта затянувшаяся война в Донбассе. Недавно заехала в свое маленькое садоводство в Подмосковье, где давно не была, а там – восстание. Устав бороться с диктатом очередного председателя, одна из улиц решила отделиться, став самостоятельным территориальным образованием.

Ополченцами восставшие себя не называют, но настроены серьезно. Претензий много. Дескать, председатель не учитывает мнения меньшинства. Ворует. Рубит лес без спроса. Шлагбаум поставил неудачно – «нужно было на метр ближе к въезду». На новом трансформаторе сэкономил – «надо было мощнее ставить».

Но главное, чего не могут простить ему восставшие, – это как он зимой вероломно, без объявления войны, перерезал провода у тех, кто не завел их на электросчетчики.

Судов, которыми ему грозят за превышение административного ресурса, не боится, да и сами дачные сепаратисты в суды не спешат – «жалко денег и нервов». Перевыборы председателя намечены только в августе, но сил терпеть больше нет. Остается один выход – выход из садоводства.

Беда в том, что садоводство наше маленькое, особо развернуться негде. Всего 80 домов. Одна на всех дорога через поле, один шлагбаум, один трансформатор, один пожарный пруд… Два председателя на такое скромное хозяйство – это потенциальная война. И подготовительные действия к ней уже начались.

Восставшие объявили референдум о недоверии председателю. Председатель заслал на собрание лазутчика и выяснил, кто туда пришел.

Тем, кто не пришел, разослал благодарственные эсэмэски. С теми, кто пришел, перестал здороваться. В отношении неопределившихся, нарушая дачную негу, ведут пропаганду обе стороны.

Главный ополченец – автор идеи отделения – поселился в нашем садоводстве недавно. Бывший председатель почему-то разрешил ему в обход решения общего собрания приватизировать часть общего же оврага. Овраг новичок частично вырубил, частично засыпал. Возвел там дом, потом забор, перегородив часть дороги, ведущей в лес. Дачники повозмущались, конечно, даже в суд хотели подавать на захватчика, но опять же «стало жалко времени и нервов», да и без толку, потому как поселившийся в овраге, как по секрету рассказал всем экс-председатель, «возит какого-то важного чина из райадминистрации…»

Вот этот ВИП-шофер, обжившись на новом месте, и предложил сегодня план дачного переворота. Из двух пунктов: а) переизбрать председателя и б) если переизбрать не удастся, захватить (отделить от садоводства) всю приовражную улицу вместе с оврагом и, что немаловажно, новым трансформатором.

Известно же, у кого доступ к главным ресурсам общины, тот и царь горы.

А возглавить новое товарищество готов бывший председатель, который также живет на мятежной улице.

Аргументы, что бывшего председателя сняли ровно с теми же претензиями, дескать, воровал, вырубал лес и годами собирал деньги на новый трансформатор, но так его и не установил, восставшие отметают житейским доводом «все воруют, но он хотя бы из наших». Имеется в виду, с нашей улицы, а потому в обиду не даст.

Жаль, праздники в честь Дня России быстро закончились, и я не знаю, как там развиваются события дальше. Только в страшных снах представляю, как на дороге, ведущей к трансформатору, устанавливают блокпост, а по ночам дачники, еще вчера бывшие добрыми соседями, делившимися излишками капустной рассады, перерезают друг другу электропровода и отравляют колодцы…

Хотя, конечно, ничего в этой истории смешного нет, потому что я и сама все чаще ловлю себя на желании как-то по максимуму обособиться от страны, где разделение на «своих» и «чужих» стало основой государственной политики.

Стать такой себе маленькой нейтральной Швейцарией в окружении ближнего круга проверенных родных и друзей…

Но жить в обществе и быть свободным от него, как известно, нельзя или очень дорого, а потому о нейтралитете можно только мечтать. Жить приходится в стране, где пост начальника садоводства большинством граждан воспринимается как лицензия на вседозволенность, а вовсе не как ответственная и непростая менеджерская работа.

В стране, где «воруют все», но «нашим» можно, потому что они «наши». В которой суды, полиция, прокуратура, лесхозы, надзоры и разные другие государственные институты давно уже не столько выполняют роль арбитров в неизбежных спорах между гражданами, сколько становятся для них дополнительными источниками расходов. Помнится, три года назад мы написали заявление в лесную охрану о незаконной вырубке ближайшего леса под чей-то особняк.

Приехали серьезные мужчины, поговорили с застройщиками и удалились с довольным видом, только что не поглаживая карман.

А нам через месяц пришла бумага: лес вырублен законно, не волнуйтесь, граждане.

После того опыта стук топора уже не вызывает желания вызвать лесника, но все чаще хочется взять ружье и отстрелить руку с этим самым топором. Ты это желание, как цивилизованный человек, конечно, подавляешь – раз, второй, третий, но в конце концов сам и ходишь подавленный.

Именно это ощущение тотальной несправедливости и незащищенности заставляет людей прибиваться к «сильным», «с нашей улицы», «умеющим решать проблемы». В 1990-х это были бандиты, сегодня – люди, имеющие властный ресурс, пусть даже на уровне личного шофера водителя районного чиновника.

Герман Греф на питерском экономическом форуме назвал низкое качество госуправления ключевой проблемой страны. По его словам, «страны, создавшие институты, обслуживающие только узкую прослойку правящей элиты, проигрывают». Ну да, снег белый, огонь жжется, мы с этим «низким качеством госуправления» сталкиваемся каждый день.

Вопрос – что с этим делать? Элиту подобное положение, кажется, более чем устраивает – такая уж у нас в стране элита. Чиновники, силовики, судейские и другие пригревшиеся в ногах у элиты тихо окучивают свои наделы. Народное большинство пока кормится остатками эйфории от взятия Крыма...

Греф надеется, что президент, при котором все ветви власти потихоньку и завяли, начнет реальную административную реформу. Напоминая мне при этом восставших дачников из подмосковного садоводства, которые верят в то, что новый председатель сможет защитить их от старого. Только надо дать ему побольше власти. Или взять ее силой или обманом, как предлагают другие. Потому что иных вариантов изменить ситуацию, как они думают, в нашем садоводстве нет.

Кажется, мы в тупике.