Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Идти огородами

24.10.2013, 10:32

Игорь Свинаренко о возвращении политиков к людям

Прогрессивная, как говорится, общественность отпраздновала день рождения Бориса Немцова, некруглую — 54 года — дату. Мероприятие получилось не светским, как в былые годы больших свершений и высоких должностей: олигархи, как назло, все оказались в разъездах, — а довольно камерным, в хорошем смысле этого слова, вынужден я оговориться после отбывания Ефимычем срока, пусть даже и 15-суточного.

Да так оно, может, и лучше. Суета — она и есть суета, а когда настает момент истины, это тоже неплохо. Вот, человек был преемником самого царя! Был без пяти минут царем. Одни верят в серьезность истории про то, что Ельцин хотел на немцовскую голову надеть шапку Мономаха — пыжиковую, обкомовскую. Другие убеждены, что еврей-таки не может быть русским царем ни за что и никогда и это была обычная разводка со стороны ЕБН. Вот мулат американским президентом — может, да, ну так у них свой путь, а у нас свой.

Как бы то ни было, Немцов, достигнув некоего пика, не мог же стоять всю жизнь на Эвересте, так не бывает — спустился снова к нам, к людям. И живет среди нас, простых людей! Даже его отсидка — и та получилась простонародная и демократичная, никак нельзя себе представить в той камере ни Жириновского, ни Миллера, ни Касьянова, не говоря уж про кого повыше, хо-хо.

Что вообще обычно происходит с видными русскими политиками после того, как они спускаются с небес? Утратив регалии? Они в отличие от Немцова (которого тоже звали) часто уходят в бизнес, много случаев, и люди в новой жизни торгуют старыми связями и кое-какой инфой, да вон пиццу хотя бы рекламируют — детей-то надо кормить, мы никого не осуждаем.

Но, наверное, настоящий политик держится до последнего вот за эту жизнь на людях, на простых людях, его тянет что-то им объяснять и про них узнавать.

Сын Никиты Хрущева, Сергей, рассказывал мне, как его старик отец, запертый на даче, упросил комитетчиков проделать калитку в соседний с ним санаторий, и оттуда к нему зазывали отдыхающих, провинциальных мелких клерков, и он с ними часами вел беседы — ему были интересны люди, простые люди!

Понимаете, да? Большой политик возвращается к людям, — значит, он не боится, что прибьют недовольные и обиженные! Он никого не грабил, не начинал войн, не сажал и не пытал никого в застенках, его нищие друзья не богатели при нем, по крайней мере, он не подсуживал, когда что-то делили.

Конечно, Боря в отличие от Никиты не давал бесплатно квартир — меня это потрясает, это до всякой большой нефти, на фоне теперешней ипотеки-то — квартиры бесплатно! Я видел детей Хрущева. Один, царствие ему небесное, работал в «Московских новостях» за скромную зарплату и был, вообще говоря, беден. Другой преподает в Штатах — да, там, тут у него нету бизнеса и никто не додумался дать ему грант. Он мог бы читать лекции про своего отца, — впрочем, кто ж разрешит, это была бы просто жуткая крамола сейчас.

Дети Немцова, я вам скажу, тоже не жируют. Жанна в телевизоре, не продюсером, а ведущей. Остальные учатся. В России причем. Сын, что меня умилило, не в МГИМО и не в «вышке», а на физтехе.

Да, Боря вернулся к людям. Это совершенно европейский подход к большой политике! Не дикий азиатский, не византийский. Ну, был Белый дом, а теперь ярославская дума. Но и там и там — люди. И легко догадаться, где их человеческое качество выше.

Конечно, там не московская политика, не тот размах.

А другие вон пошли в мэры, кто прошел, кто нет. Возделывать свой маленький огород — не так плохо и не так мало. Это то новое, что появилось в последние годы.

А старая привычка, когда на кухне бухают и обсуждают глобальные или как минимум имперские проблемы, вроде отходит! Надо что-то делать все-таки. Так, глядишь, и на стройках местные разбавят таджиков.

Еще он любит рассказывать про себя смешные истории, в которых он выглядит не лучшим образом. К примеру, про то, как Черномырдин его спросил: «А чё ты пьяный с утра, ты ж вроде не по этому делу?» — «Так вы ж сказали, что в Африке (они как раз там были в командировке) если с утра не накатить стакан, то инфекции одолеют!» — «Идиот, я пошутил!»

Боря — романтик. Я помню роскошную его идею — пересадить чиновников на «Волги». Какой это вызвало хохот! И правда смешно: как же так, чиновник — и должен жить как человек, да? А как он пытался расчехлить «Газпром»! Ну, чисто Дон Кихот.

И таких все больше, оглянитесь. Алчные толстяки, которые душу продадут за роскошь и гаремы, разбавляются молодыми (ну, относительно) подтянутыми спортсменами, которые ничего не боятся и на авторитеты не оглядываются, за словом в карман не лезут. И не воруют. Нет, их не хвалят, не называют эффективными менеджерами. Залезешь в интернет — там в их адрес часто жуткая площадная ругань.

Ну, так человек не червонец, чтоб всем нравиться.

И вот иногда думаешь: все кончено! Потом вспомнишь про Немцова, ну или про Ройзмана, про Навального — и думаешь: может, не все еще потеряно. Может, что-то еще будет.