Сколько денег нужно

23.12.2018, 10:32

Алена Солнцева о монетарном поведении россиян

Стою я недавно у лифта в университете, а по лестнице спускается веселая компания студентов. И одна девушка громко произносит: «А я и родителям в долг под проценты даю». Я не слышала, на что она так ответила, видимо, на просьбу сокурсников одолжить пару сотен, но информация смутила и озадачила.

Девушка скорее с гордостью говорит о своей финансовой твердости, да и компания явно ее не осуждает. А мне стало неприятно. С другой стороны, родители могут радоваться — девочка не растеряет себя в конкурентной борьбе, не лох, понимает, что деньги даются не даром. Студенты сейчас почти все сами зарабатывают, объясняют, что занятия пропускают по уважительной причине — на работе завал, отпуск не дают, вечерами сидим. И я уже рисую в воображении, как родители говорят своей работающей дочери: «Наташ, мы хотим холодильник новый купить, десять тысяч не одолжишь до лета?» А она им: «Окей, но вернуть придется пятнадцать, я же сниму со счета, а у меня там проценты капают».

И вроде бы мы не в Средние века живем, когда ростовщичество считалось грехом. Сегодня для нас деньги — признанная ценность, за ними свобода, независимость, а умение их приумножать — качество положительное.

Я поняла, что во мне борются два взгляда из разных культур. Патриархальный — когда родители и дети составляют общую систему, в которой меняется только вектор, сначала помощь идет от родителей к детям, потом от детей к родителям.

В этой системе пока дети несамостоятельные, а родители зарабатывают, правильно, чтобы они обеспечивали детей необходимым. А когда родители стареют, дети о них заботятся. Хороший сын или дочь помогает родителям, плохие дети — «тянут» из них.

Новое модернистское сознание предполагает сепарацию, раннее обретение детьми финансовой самостоятельности и ответственности за свою жизнь. Вырос, ушел из дома, рассчитывай на себя, бери кредит, зарабатывай курьером, бэбиситтером, официантом. Сейчас есть даже психологические консультации, где взрослеющим детям объясняют, что отказ от помощи родителей помогает преодолеть инфантильность, а родителям внушают необходимость приучать детей самостоятельно планировать свой бюджет.

Однажды я взяла из аэропорта ночью такси. Разговорились, как водится, и шофер мне рассказал, что приехал в Москву из Сибири, чтобы сын мог учиться играть в хоккей. Все деньги, которые он зарабатывает, и заработок жены, работающей в магазине, уходят на съемную квартиру, еду, учебу и спортивное снаряжение, и так продолжается уже много лет. Сын пока играет за подмосковную детскую команду, это подешевле, чем в самой столице, но там тоже можно заявить о себе. И вот когда его пригласят в клуб, родители смогут отдохнуть. Мужик как мантру повторял то, чему знающие люди его учат: потерпи, стисни зубы, все окупится. И действительно, если учесть, какие деньги зарабатывает хоккеист даже не самого высшего уровня, можно рассчитывать, что родители, если сын будет готов взять их на содержание, на старости лет будут жить хорошо.

То есть в некотором смысле они ссудили сына деньгами на обучение, чтобы он потом отдавал им пожизненным содержанием.

Советская поговорка «ты мне, я — тебе» в то время воспринималась нравственно сомнительной. Сегодня, когда многие ностальгируют по СССР, это по-прежнему нежелательная и даже осуждаемая модель поведения, хотя и активно практикуемая.

В советское время даже говорить о деньгах (но не об их отсутствии) считалось дурным тоном. В советском кино, например, только отрицательный персонаж мог сообщить о своем желании побольше заработать. Положительный герой обязан был быть бессребреником. Нехорошо было брать деньги в долг, но не давать в долг товарищу считалось совсем плохо. Еще хуже было жадничать. Жадина, скрывающий от коллектива свои деньги, вещи или еду, считался пережитком капитализма. Замок на тумбочке в фильме «Девчата» помните?

Деньги — действительно важный эквивалент, вот только надо понять, чего именно, очевидно, что с переменой условия должно меняться и монетарное поведение, как говорят экономисты и социологи. Интересно, как сегодняшние герои кино относятся к деньгам, подумала я. И стала искать примеры. Оказалось, что современных героев практически нет. В фильмах, ставших самыми популярными в последние годы, действие происходит либо в советское время и в советских реалиях («Ледокол», «Салют 7», «Время первых», «Движение вверх», «Легенда №17», «Сталинград), либо в вымышленных мирах («Водкодав», «Последний богатырь»), либо в фантастическом пространстве («Притяжение»).

Но вот в фильме «Ирония судьбы. Продолжение» действие происходит в наше время, и, казалось бы, дочь Нади спустя тридцать лет могла бы сделать иной выбор, признав, что умение много работать и много зарабатывать лучше, чем привычка попадать в неловкие положения из-за романтической грезы. Но нет, и она, вслед за матерью, выбирает любовь молодого человека без определенных занятий, а ответственного и хорошо зарабатывающего Ираклия отправляет в аут. Похоже, ничего не изменилось?

Люди по-прежнему считают положительным героя-неудачника, «бедняка без пятака», а к богатым и удачливым испытывают предубеждение.

Хотя сегодня без денег нельзя, молодежь зачастую называет деньги главной ценностью, и в реальности очень многие делают все, чтобы их заработать. Но в общественном сознании богатство нелегитимно. Оно дурно пахнет. Социально не справедливо, не вызывает уважения, кажется результатом неправедного поведения, воровства, взяточничества.

Недавний сериал «Домашний арест», снятый режиссером Петром Бусловым («Бумер», «Родина») по сценарию Сергея Слепакова, мне кажется удачным именно потому, что построен на точно выявленных национальных стереотипах. Главный герой, бывший мэр города, на время следствия помещен под домашний арест, а поскольку сидеть он должен по месту прописки, то попадает в свою старую коммуналку, где по прежнему проживает его враг детства, простой и грубоватый работяга. Их отношения и составляют суть сериала, при этом бывший мэр – взяточник и махинатор — становится все более симпатичным по мере обеднения, а его товарищ — раззява и придурок — открывает свои добрые качества. Снято это очень смешно, но, тем не менее, главную тему современной мифологии: богатство не бывает праведным, сериал подтверждает.

Если же мы обратимся к реальности, то прочитав результаты нескольких исследований монетарного поведения граждан, получаем неожиданные выводы.

Во-первых, большинство все же уверено, что деньги решают практически все проблемы. Во-вторых, довольно многие (примерно треть) готовы получать деньги нечестным путем.

И в третьих, большинство что богатых, что бедных людей на прямой вопрос отвечают, что не в деньгах счастье, что «богачи едят калачи, да не спят ни днем, ни в ночи», да и ненадежно в России никакое богатство, поскольку «богатство — вода, пришла и ушла». Как все это соединить в рамках единого сознания, я не знаю. Но главное различие между опросами в России и в Европе все же выяснить удалось. Причиной бедностью россияне считают в основном объективные условия, в то время как европейцы — личные качества человека. Так что можно сказать, что монетарное поведение россиян не является экономическим, то есть рациональным. Это значит, что мы не связываем свои представления о жизни с нашим реальным опытом.

Но мы учимся.