Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Нас здесь не стояло

04.09.2015, 08:27

Семен Новопрудский о пропаганде непричастности России к своей истории

У одной из команд в позднесоветском КВН была очень хорошая, но скорее не смешная, а печальная шутка: «Не понимаю, как из таких придурков, как мы, получается такой великий народ, как наш». Оказалась очень в тему. Причем убедить нас в том, что мы «придурки», от которых здесь никогда ничего не зависело, не зависит и зависеть не будет, пытаются ровно те же люди, которые считают нашу страну великой державой и выставляют себя главными патриотами.

На днях по просьбе одного телеканала я побывал на ток-шоу, где люди из разных важных институтов с учеными степенями на полном серьезе обсуждали, что Америка официально хочет военной (sic!) победы над Россией. Ну и попутно в очередной раз рассказали почтенной публике, что именно Америка в 1991 году развалила СССР. А Российскую империю в 1917 году, разумеется, развалила Германия.

Наша ненависть-зависть к Америке описана миллион раз — нам страшно не нравится, что «пиндосы хотят править миром». Потому что мы и сами хотим. Но не можем.

На самом деле и Америка уже давно не может, и ни у кого другого в обозримом будущем не получится, однако разговор сейчас не про то, кто и как мерится размерами своих империализмов. Меня даже немного обнадежил свежий опрос ВЦИОМа об отношении россиян к США. С одной стороны, лошадиные инъекции антиамериканизма от российской пропаганды вроде бы возымели действие: за 25 лет количество россиян, воспринимающих правительство США как резко враждебное России, увеличилось до 59%. Но при этом — внимание! — только 4% (чуть больше стандартной статистической погрешности при таких опросах) воспринимают США как агрессора и «врага номер один». Еще меньше — по 2% — видят Америку как провокатора, страну, стремящуюся к мировому господству и ведущую антироссийскую политику.

В общем, в отличие от дяденек и тетенек с учеными степенями в телевизоре, большинство россиян в реальность войны с Америкой (причем явно в логике, что это она на нас нападет, не мы же на нее — такие миролюбивые, с радиоактивным пеплом в душе и бронепоездом на запасном пути) пока не верят. Все-таки политическая шизофрения еще не полностью охватила широкие народные массы, хотя уже завладела частью российских элит.

Но интереснее другое. Смотрите, что получается.

В 1991 году СССР развалила Америка. В 1917 году Российскую империю развалила Германия. А где в это время была сама Россия?

Что делал народ-богоносец в 1917-м? Куда смотрела новая историческая общность, советские люди, в 1991-м? Чем занималась великая многовековая монархия в 1917-м? О чем думал «ум, честь и совесть нашей эпохи» под названием КПСС со своим Политбюро и ЦК в 1991-м?

Притом что вся Россия, с точки зрения своей пропаганды, окончательно переехала географически на Украину, а хронологически — в далекое прошлое — у нас сейчас культивируется принцип непричастности россиян к собственной истории. Мы живем в прошлом, но без реальной истории. Точно так же, как «комитет спасения Украины» и организацию из «30–40 тыс. российских добровольцев-ветеранов Донбасса» создают в Москве, «народные республики» Донбасса вводят рубль в качестве своей валюты, но при этом Россия якобы никакого отношения к войне на Украине не имеет. Когда нам выгодно, мы, как говорят в народе, «прикидываемся шлангом».

Эта непричастность к собственной истории — естественное следствие попыток создать образ постоянного внешнего врага, мешающего нам развиваться и виноватого во всех наших бедах. Именно постоянного — если верить нашей пропаганде, нам беспрестанно мешают развиваться уже вторую тысячу лет. Кроме того, власть пытается представить всю историю России как сплошную цепь великих побед.

Поражений в ней просто нет и быть не может — есть только вражеские происки. Все достижения — наши. Ко всем провалам мы не имеем никакого отношения. Нас здесь не стояло. Это все «они», супостаты.

Народ в этой конструкции не просто безмолвствует, он еще и бездействует. За нас разваливают страну «внешние силы». Они же, видимо, за нас строят на ее месте новую. Потому что по этой логике СССР построил «немецкий шпион» Ленин, чье забальзамированное тело почему-то до сих пор находится в Мавзолее на главной площади страны. А все эти люди с учеными степенями, более того, практически все сегодняшние руководители нашей страны зачем-то состояли в партии, созданной «немецким шпионом» для развала Российской империи.

Россия категорически не хочет отвечать не только за свое настоящее, но и за собственную историю. Фундаментальный исторический инфантилизм, желание спихнуть собственные исторические провалы на других, унижают не только память наших предков, но и нас самих.

Такая версия патриотизма оказывается откровенно «русофобской», как любят выражаться наши патриоты: россияне в ней выглядят какими-то жалкими пешками в чужих руках. Вечными заложниками других стран, чужой воли, вражеских амбиций. Собственно, из-за этого своего исторического инфантилизма мы и теряем страну по два раза за век.

Власть не хочет отвечать за страну, народ — за власть. При этом, разумеется, и царь у нас выдающийся, и народ великий.

Если бы не враги, мы бы давно уже устроили здесь тотальный город-сад. На нашем Марсе уже давно бы яблони цвели. Мы же можем все, только нам не дают сделать. Потому что завидуют.

Таким образом, наша сегодняшняя власть выставляет себя безгрешной, а народ никчемным. Власти так выгоднее. А то, что гигантская страна с великой культурой, замечательной, хотя во многом и позорной историей выглядит морально убогой, ворчливой, вечно обиженной на других, страдающей манией величия и комплексом неполноценности «в одном флаконе», никого не заботит. Пока мы — каждый взрослый из здесь живущих, от президента до любой кухарки, которая, как учил нас один «немецкий шпион», может управлять государством, — не решимся взять на себя всю полноту ответственности за свое прошлое, настоящее и ближайшее будущее, так и будет.