Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

86% неуверенности

31.07.2015, 08:49

Семен Новопрудский о том, почему выборы – это по-прежнему страшно

Казалось, возвращение России в тот мир, где мы проводили Олимпиаду, дежурно переругивались с Западом, но еще не собирались вести с миром санкционные войны на собственное поражение и сжигать вражеские продукты, уже невозможно. Но привычки менять сложнее, чем географические границы. Оказалось, что, несмотря на космическо-туркменские цифры поддержки со стороны населения, власти по-прежнему боятся выборов и готовы сделать все, чтобы не допустить на них своих реальных (по взглядам, а не по шансам победить) противников.

Демократической коалиции РПР-ПАРНАС – списку партий Бориса Немцова и Алексея Навального (назовем его так, чтобы стало понятнее публике) – отказали в праве баллотироваться на выборах в Новосибирское областное заксобрание. Демократы сдали в областную избирательную комиссию 11 682 подписи граждан в свою поддержку при необходимом минимуме 10 657. По итогам проверки автографов рабочая группа забраковала 1495 штук. Для получения регистрации не хватило чуть больше 450 подписей.

По мнению избиркома, паспортные данные граждан в подписных листах не соответствовали данным, которые находятся в базе областной УФМС. Сама база не работала весь месяц, пока шел сбор подписей. И заработала ровно в тот день, когда оппозиции предварительно отказали в регистрации. Точно такая же ситуация с отказом демократам в регистрации из-за «брака в подписях» приключилась и в Магадане.

Почему нельзя сразу допускать к выборам все официально зарегистрированные партии, желающие участвовать, отдельный вопрос. Но в российских условиях – риторический.

Немцов убит. Навальному все равно нельзя баллотироваться ни на каких выборах по российским законам из-за наличия судимостей. Шансов у РПР-ПАРНАС получить большинство мандатов в Новосибирской или Магаданской областной думе было не больше, чем у Путина стать президентом США.

Спрашивается, зачем устраивать этот цирк с отказом в регистрации?

До этого случилась странная история с переносом думских выборов 2016 года и сокращением полномочий действующего состава Госдумы. Официальная версия переноса – бюджет на три года (2016–2018) должны принимать те депутаты, которые будут работать при этом бюджете, – даже не смешная. Персональный состав парламента в стране, где депутаты никогда не выступают против исполнительной власти (раньше они у нас хотя бы дежурно ругали каких-нибудь министров вроде Кудрина или Зурабова, но уже много лет нет даже такой имитационной критики), в принципе не имеет значения. Сейчас любые российские депутаты подмахнут любой вариант бюджета. Зачем переносить федеральные выборы, когда в стране такая гладкая, как мозг без извилин, стабильность? Причем еще и спрашивать об этом Конституционный суд, который у нас на все вопросы исполнительной власти давно отвечает «да».

Дополняет эту «картину маслом» свежее решение Генпрокуратуры. Первой нежелательной организацией в России прокуроры признали американский Национальный фонд в поддержку демократии. И знаете, за что? По версии Генпрокуратуры, фонд «участвовал в работе по признанию нелегитимными итогов выборных кампаний», помогал организовывать политические акции и поддерживал дискредитацию службы в Российской армии. На что в 2013–2014 годах потратил «страшную» сумму – $5,2 млн.

Вы помните хоть одну массовую акцию протеста в 2013 или тем более 2014 году против итогов каких-нибудь выборов в России? Или, может быть, наши призывники за американские деньги стали «более лучше» скрываться от военкоматов? Нам ни о чем таком не рассказывали.

Каждая из двух последних эпох в России прекрасно описывается цифрой.

Эпоху, которая началась после того, как Медведев и Путин во второй раз решили поменяться местами, описывает цифра 146%. Именно столько, точнее, 146,47% избирателей якобы пришли на думские выборы 2011 года в Ростовской области, о чем нам сообщил картинкой в прямом телеэфире телеканал «Россия 24». Ту эпоху, которая наступила после взятия Крыма, описывает цифра 86%. Именно столько, по опросам социологов, поддержало тогда действия российских властей.

При 86% «крымнашистов», при рекордном электоральном рейтинге президента власть не допускает оппозицию до выборов в Новосибирске и Магадане. Спешно переносит думские выборы. Вынуждена с помощью пресс-секретаря президента опровергать сведения о запрете упоминания чиновниками имени Навального. И вообще как-то не демонстрирует уверенности в своих электоральных возможностях.

Между тем летом 2013 года уже посаженного Навального освобождали прямо в зале суда по требованию прокуроров. Которые, разумеется, не могли потребовать ничего такого без политической команды, тем более что накануне требовали прямо обратного. 8 сентября 2013 года Навальный участвовал в досрочных выборах мэра Москвы. Это было меньше двух лет назад. Тогда власть этого не боялась и даже хотела:

вот, мол, смотрите, оппозиция не может выиграть или хотя бы устроить второй тур даже на выборах мэра Москвы, где ее хоть немного знают и поддерживают.

Что же изменилось сейчас, когда вся неубитая и не уехавшая из страны оппозиция давно зачислена в «пятую колонну», а власти ничего не угрожает?

На самом деле у этой нарастающей боязни власти любых выборов, особенно федеральных, есть рациональные основания. Внутренняя ситуация в России ухудшается по всем фронтам и при нынешнем политическом курсе улучшения не будет: санкции не отменят, доходы людей продолжат падать, инвестиции не придут, экономика не поднимется. Возможности отвлекать народ от реальности сказками про геополитику (прежде всего финансовые, поскольку у страны элементарно кончаются деньги, нам неизбежно придется сокращать не только социальные, но и военные расходы) стремительно тают.

Конечно, можно жить как в Зимбабве, где любые выборы давно превратились в фарс, инфляция в миллионы процентов, а этим летом страна вынуждена была официально отказаться от национальной валюты,

ибо количество денег, необходимых на покупку буханки хлеба, больше не помещается даже в самый большой чемодан.

Но есть одно маленькое принципиальное отличие: Зимбабве не претендует на роль вершителя судеб мира.

Президента на новый срок с условной повесткой «за Крым и войну с Америкой» теоретически могли бы выбрать и без наших традиционных избирательных фокусов. А вот единороссов в Госдуму или в то же Новосибирское заксобрание – далеко не факт.

Россия загнала себя в зону самой большой уязвимости за последние 25 лет.

Вот почему рейтинг у власти рекордный, а характер проведения выборов с изоляцией политических оппонентов, манипулированием результатами и процедурой голосования не меняется. Она лучше нас знает, что обе цифры – 146% и 86% – ничего не говорят об истинном запасе прочности политической системы.

Просто 146 больше, чем 86. Возможно, поэтому цифре из прошлой эпохи наверху доверяют сильнее и инстинктивно к ней стремятся.

Мы же не забыли: привычки менять тяжелее, чем географические границы.