Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Постсоветские пионеры

30.08.2013, 09:38

Семен Новопрудский о новом поколении политиков

Бывший член КПСС товарищ Путин сменил бывшего члена КПСС товарища Ельцина на посту президента России, ненадолго формально уступив это место бывшему члену КПСС товарищу Медведеву. В мэры российской столицы баллотируются бывшие члены КПСС товарищи Собянин, Мельников и Левичев. Подозреваю, что даже Митрохин, несмотря на свое относительное диссидентство в перестроечные годы, побывал в комсомоле. В любом случае все ведущие российские федеральные политики воспитаны на советском дискурсе и советской идеологии. Такая же ситуация в других бывших братских республиках. В Узбекистане и Казахстане вообще до сих пор правят бывшие члены ЦК КПСС, успевшие порулить своими республиками еще и в советские времена. В некотором смысле наши зажигательные отношения с Белоруссией и Украиной — это битва продуктов советской системы Путина, Лукашенко и Януковича. Причем играть они пытаются в Брежнева или Сталина, а не в Гавела или Махатму Ганди.

Реклама

Тем не менее при любом развитии событий России достаточно скоро придется иметь дело с политиками, сформировавшимися уже после гибели советской империи. Это произойдет по чисто физиологическим причинам: бессмертия даже для пожизненных президентов пока не изобрели. Им в лучшем случае могут гарантировать роль забальзамированных мумий в мавзолее.

Раз уж речь зашла о мумиях и мавзолее, тот же Навальный, которого нынче модно сравнивать то с Ельциным, то с Гитлером, по своему политическому пути больше похож как раз на Ленина. Молодой несистемный адвокат из хорошей семьи, с уголовным бэкграундом по политическим причинам (правда, пока без ссылки в Шушенское, но все еще впереди), который, по крайней мере на словах, хочет взорвать опостылевшую всем приличным людям систему.

Навальный может стать лидером или эмблемой первого постсоветского поколения российских политиков федерального масштаба. При этом пока решительно непонятно, с какими идеями и каким способом может прийти к власти это поколение. И кто в нем вообще окажется. Например, 32-летний кандидат в мэры Москвы от ЛДПР Михаил Дегтярев успел побывать в «Единой России», по своей идеологической сути напоминающей КПСС после лоботомии. Причем на счету вроде бы неплохо образованного Дегтярева уже есть дивный законопроект о запрете хранения и оборота долларов на территории РФ. К счастью, пока не принятый.

Социальные лифты и условия допуска в политику, которые задаются нашей властью, не подразумевают наличия у политических деятелей никаких внятных ценностей, кроме заграничной недвижимости, поглубже спрятанного личного бизнеса и зарубежных банковских счетов. У самой России никакой идеологии нет — она, к слову, запрещена Конституцией. И это, учитывая опыт жизни и смерти СССР, скорее хорошо, чем плохо. При этом мода на тотальный цинизм у нас тоже явно проходит. В стране, из которой, по разным опросам, хотела бы эмигрировать чуть ли не половина людей в возрасте от 18 до 30 лет, рано или поздно надо заводить хоть какие-то нематериальные ценности. Придумывать какой-то непозорный смысл жизни здесь и сейчас.

Наступает время политических идеалистов. Первым политикам постсоветского поколения предстоит сделать то, что не удалось ни Ельцину, ни Путину, — наполнить страну хоть каким-то содержанием. Пока мы живем просто на большой территории с уменьшающимся, но все еще большим населением. А наша все еще советская власть просто проедает остатки имперского наследия.

В общем, как пел «Аквариум»: «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?» При этом желательно, чтобы новая власть как раз не стирала с лица земли православных, атеистов, геев, единороссов, либералов, коммунистов, — не надо подражать старой. Лучше, чтобы вернула в нашу политику такую забытую опцию, как работа на благо страны. Но не навязывала силой свои представления об этом благе как единственно верные.

Не врать, не воровать, заниматься делом, слушать тех, кто умнее, научиться жить по закону — вот минимальный набор тех добродетелей, которые хочется видеть у этой первой постсоветской российской власти. Их так не хватает нынешней.