Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не наигрались в кораблики

28.07.2015, 08:15

Андрей Колесников о новой Морской доктрине

Москва – порт семи морей. Россия – не только арктическая, но и антарктическая держава. И даже атлантическая: пока НАТО расширяется на восток, Россия углубляется в Атлантический океан, попутно устанавливая мир и стабильность в Средиземном море.

Это все новая российская Морская доктрина, превращающая Российскую Федерацию в талассодержаву. Даешь морскую болезнь вместо голландской!

Ключевое словосочетание здесь «восстановление присутствия». В той логике, что, если территория «помечена», как когда-то, в 2007-м, был «помечен» Северный полюс методом утопления российского флага под ним, значит, территория практически наша.

Но, ей-богу, не то что требуемого числа кораблей под это нет – капитанов и матросов, лоцманов и боцманов, океанографов и рыбаков, Крузенштернов и Нахимовых, ледоколов «Лениных» и научно-исследовательских кораблей «Витязей» в требуемых Морской доктриной масштабах российская земля рождать пока не в состоянии.

Это все продолжение мышления XIX, максимум XX века – Мировой океан, как и весь мир, видится как поле сражения за природные ресурсы, а значит, за территории. В духе геополитических учений Хэлфорда Маккиндера и Альфреда Мэхэна – всякие там, почти как из мира фэнтези, хартленды, морские и сухопутные державы пилят земной шар на зоны влияния. Словом, тут без Дугина не разберешься…

В доктрине – а при всем своем бюрократическом языке это очень страстный документ – сказано прямо: усиливается «конкуренция за доступ к использованию биологических ресурсов Мирового океана». Ну и конечно, российское руководство ни при каких условиях не готово слезать с углеводородной иглы – ради этого оно готово стать и «владычицей морскою»: «Перспектива истощения запасов углеводородного сырья на суше предопределяет переориентацию поиска, разведки и добычи ресурсов полезных ископаемых на континентальный шельф РФ, а в перспективе и на океанические склоны и ложе Мирового океана».

Этим сильна политическая элита России почти во все времена:

пишет километрами утопии, а тем временем поселяет вверенное население в антиутопии. Очень удобная технология управления.

Казалось бы, где Атлантический океан, а где «неприемлемость для Российской Федерации планов продвижения военной инфраструктуры Североатлантического альянса к ее границам»? Не перепутаны ли Восток и Запад? Нелепый вопрос, особенно в контексте другого положения Морской доктрины, согласно которому «экономический потенциал России» отныне будет укрепляться за счет биоресурсов Антарктиды. Вероятно, открытых известным депутатом-полярником Сидякиным в ходе его не менее известной экспедиции в мир торосов и айсбергов. Других источников укрепления экономического потенциала, что чистая правда, и в самом деле не осталось.

С Черным и Азовским морями и так все понятно. Там происходит «ускоренное восстановление и всестороннее укрепление стратегических позиций», а также «мира и стабильности в регионе».

Но это еще ладно. Гораздо более загадочными являются цели и задачи России в Средиземноморском регионе, традиционном месте отдыха и местах вложения средств в недвижимость суверенных россиян-патриотов. В Морской доктрине говорится о целенаправленном курсе «на превращение региона в зону военно-политической стабильности и добрососедства».

Странно, что после таких фраз в государствах Средиземноморского бассейна не объявлена всеобщая мобилизация. Оказывается, в Средиземном море наблюдается военно-политическая нестабильность. И сейчас туда высадятся русские и огнем и мечом установят добрососедство. Надо быть к этому подготовленными.

Ну и наконец, по традиции, сформировавшейся задолго даже до секретных протоколов к пакту Молотова – Риббентропа, нужно срочно перечертить карту мира, превратив ее в гораздо более суверенную. Технически это выглядит так: «…Уточнение местоположения прямых исходных линий вдоль арктического побережья РФ для отсчета ширины территориальных вод и континентального шельфа». Известно же давно, что подводные хребты Северного Ледовитого океана – это прямое продолжение Сибири. А Сибирь все-таки издревле наша, кто же с этим будет спорить.

Словом, ничего страшного, что вся Морская доктрина построена по принципу конферансье Эдуарда Апломбова из «Необыкновенного концерта»: «У виолончели – Аполлон Аполлонович Переделкин, у фортепиано – Виктор Викторович Терпеливых, у меня дома – жена».

Главное – замах и размах: Россия от Северного до Южного полюса, сухопутная держава, переходящая в морскую и обратно.

Отсюда и задачи в кораблестроении вытекают – не меньшего масштаба, как сказал вице-премьер Рогозин, чем в советские времена (далась им эта ретроутопия, эта затонувшая Атлантида). А значит, можно быть уверенным в том, что бюджетные расходы еще не скоро доберутся до человеческого капитала, до здравоохранения и образования. Начальство еще не наигралось в кораблики.