Пенсионный советник

Не работай рядом

21.05.2013, 10:20

Андрей Колесников о коллективной ответственности

Леонид Михайлович Печатников, заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития, заслуженный врач РФ. Брезгливость врача, привыкшего мыть руки: «Я позволю себе не отвечать на ваш вопрос. Видите ли, вы здесь совершенно ни при чем, но поскольку из кожи моей бабушки немцы успели сделать абажур, мне очень жаль, что я нашел этот абажур в редакции вашей газеты, поэтому позвольте мы сегодня не будем отвечать на ваши вопросы, извините».

Реклама

В «КП» так ничего и не поняли. «Досадное недоразумение», «дурацкая реплика». «Мы что, антисемитская газета?», - спрашивает главный редактор Владимир Сунгоркин. Трудно сказать. «Фелькишер беобахтер» публично не позволяла себе такого.

И еще в логике «сам дурак»: Леонид Гозман не извинился за сравнение СМЕРШа с СС. Может быть, он еще должен извиниться за то, что бойцов НКВД, расстреливавших людей в затылок в Катыни, обвиняют в убийстве? Может быть, защитим еще от кого-нибудь честь, достоинство и деловую репутацию доблестных вертухаев ГУЛАГа? От клеветника Солженицына, например? Или защитим палача Василия Ульриха на том основании, что он был руководителем Военной коллегии Верховного суда в годы войны, в которой мы победили?

Это все результат войн памяти, исторической неопределенности. Я за такую «единую» историю, где убийцы названы убийцами, антисемиты – антисемитами.

Товарищ депутат Железняк тоже ничего не понял. Чиновник, говорит, обязан отвечать на вопросы журналистов. Журналистов – да. Коллег Скойбеды – нет. Работники редакции в некотором смысле несут коллективную ответственность. Не уволена же бойкая девушка. И никто не уволился, избегая соседства с нею. В этом смысле все они, уж извините, Скойбеда. Как в ситуациях, когда нарушаются нормы этики – обыденной или политической – все мы становимся грузинами (Москва, 2006 год); немецкими евреями (Париж, май 1968-го); евреями, из которых делали абажуры (Москва, май 2013-го).

Высказывание Скойбеды стало возможным ровно потому, что та степень пикейножилетовской глупости и обывательской агрессии, которая присутствовала в ее словах, не только этически приемлема в нынешней лингвистической среде, но и поощряема властью. Она стала нормой. В том числе языковой нормой, потому что с нами постоянно разговаривают на языке вражды. «Цокая копытами, удаляются в сторону моря» - это кто сказал про тех же либералов? Это сказал начальник, развязавший языки ксенофобам и спекулянтам на приватизированной властью войне. И не Победу Скойбеда защищала. А власть. И поддерживающего ее обывателя. Которые приватизировали память о войне, потому что это фол последней надежды – кто ж пройдет против власти и обывателей, из мая 1945 года изготовивших для себя живой щит, к которому для большей убедительности привязана георгиевская ленточка. И если ходят в какую атаку, то, как точно сформулировал Дмитрий Быков, только в DDos…

Есть уголовная линейка для измерения невежества и агрессии – оставим ее на этот раз в стороне. А есть этическая. Этот измеритель применил Леонид Михайлович Печатников. И как оскорбленный «Комсомолкой» человек, и как чиновник, у которого тоже могут быть свои должностные представления о чистоплотности.

Персонажи вроде Железняка, осудившие Печатникова — продукты системы, где слишком многое дозволено, продукты медиа-среды, где агрессия - составляющая хорошего тона. Позиция же, занятая коллективно ответственными персонажами из газеты – продукты неписаного антиэтического кодекса конкретного издания, где тексты по несколько раз в день переходят туда-сюда границы допустимого дискурса. Сморкаться в занавеску нельзя, а антисемитские высказывания допускать можно.

Есть расовые предрассудки, являющиеся характеристикой политического режима. Например, гитлеровского, настаивавшего на окончательном решении еврейского вопроса. Или сталинского, занимавшегося ровно тем же самым в рамках кампании против «безродных космополитов». Есть предрассудки эпохи – даже у Лонгфелло в «Песни о Гайавате» индейцев просвещают по поводу нехороших евреев, распявших Христа. Есть предрассудки, рожденные провокацией – например, «Протоколы сионских мудрецов», недавно объявленные по каналу РЕН-ТВ в фильме не о СМЕРШе, но о «Титанике» — подлинником. А есть переход границы дискурса, допустимого в нормальном обществе, существующем в поле Конституции, в нашем случае Основного закона РФ 1993 года. Ровно это и произошло с газетой, ее сотрудницей и солидаризующимися с нею работниками (не называю их журналистами) печати. Когда переходится эта граница, начинается окончательное решение ряда вопросов, не исключая и еврейского.

Это и есть, по Арендт, банальность зла – она, эта банальность, работает рядом. И этически Леонид Печатников прав: а вот не работай рядом. Тогда отвечу на любые вопросы. С полным на то моральным правом.