Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Гражданин Халява

05.08.2013, 09:41

Георгий Бовт об опасном увлечении россиян кредитами

Пока власть занималась укреплением морали и политической нравственности, беда пришла, откуда не ждали. Укрепление «нравственности» — с целью укрепить основы режима — вылилось, в частности, в ужесточение законов о митингах, атаку на «вражеских агентов-НКО», в защиту чувств верующих, целеустремленный подкоп под свободу интернета, в попытки очистить нашу жизнь от проявлений нетрадиционной сексуальной ориентации и вообще от всего нетрадиционного при том, что эталон этой самой традиционности пребывает в том же самом месте, где хранится и то заветное яйцо, а нем игла – сила и самое жизнь божественной практически власти. Они там по нему все и меряют. Те, кто еще недавно возбухал вольтерьянскими помыслами, осекся и затаился, опасаясь получить по голове разнуздавшейся дубиной избирательного правосудия. Те, кто затаенно ждал восхождения нового мессии обновления и реформ (соблазнившись максимой, что свобода-де лучше, чем несвобода), вкушает горькие плоды разочарования при виде убогости претендентов на великую роль. Обыватель, про которого все время говорили, что он страшно устал от политики, между тем жил-поживал своей обычной обывательской жизнью. Чем было можно – прирастал. Что плохо лежало – прихватывал. Там, где можно безнаказанно обуть родное государство — обувал. В рамках дозволенного обогащался, с лукавым прищуром поглядывая на власть: мол, готов вас любить и терпеть, покамест вы меня лично не напрягаете.

Обывателю же сказали – «обогащайтесь». Ну, он и старается. Еще никогда средний российский человек не жил в таком достатке, хотя со стороны стран богатых он может показаться и весьма убогим.

Еще никогда вековечное «лишь бы не было войны» столь очевидно, как-то по-мещански легко и непринужденно не уступало место «низменному» потребительскому буму. Здесь и сейчас. Люди дорвались.

Словно ждали этого столетиями, потом и кровью отрабатывая барщину на государство-сатрапа, которому они всегда должны по жизни, чтоб прирастало оно землями, тешилось имперскими капризами и утешалось обильными, порой напрасными, человеческими жертвоприношениями. Все для великих целей. Ничего для маленького человека — винтика системы. Ради чего жили и страдали самсоны вырины, акакии акакиевичи башмачкины, чинуши мармеладовы? Чтобы Гагарин полетел в космос первым, первее американцев, а сибирские реки потекли вспять, орошая хлопковые наделы дехкан — будущих немилых гастарбайтеров (в данном случае в переносном смысле, свои окраины и дружественные ей режимы метрополия «орошала» по-всякому иначе, но неизменно за счет собственных граждан)? И ради этого они веками жертвовали своим частным миром, уютным сытым бытом, простым человеческим счастьем, которое им обещали либо загробное, либо в коммунистическом прекрасном далеко (что одно и то же), чтоб потом в одночасье под «Лебединое озеро» услышать – и страна ваша стала ничто, а была сатрапией, и сами вы ничто, вы лузеры матушки-истории. Ок, ладно, мы лузеры, но тогда хоть плазменную панель на стенку вместо ковра с оленями можно? Пусть повисит покамест, а мы на нее посмотрим. «Пожить для себя» — наконец-то этот лозунг обгаженных адептами политпроса зощенками мещан-обывателей был если не провозглашен, то читался буквально в глазах Правителя. Так верная собака всегда прочтет в глазах хозяина почти неуловимую команду на дозволенность «Можно!». И началось.

Банки уже, кажется, выбрали всех заемщиков по всем городам и весям, кто формально имеет хоть какую-то работу, не спился и не живет под забором, зато не имеет силы отказаться от быстрых денег вне зависимости от их цены. «Любые два документа, без залога и поручителя» — и миллионы ваши. На любые цели. Отдадите как-нибудь потом, кричат с каждого забора и билборда. Чуть ли не каждый месяц и мне звонят на мобильный: «А вы знаете, что вам уже одобрен кредит во столько-то десятков тысяч рублей?» Да что вы говорите? Я даже об этом не просил, а просил лишь мне больше не звонить. Банки воодушевленно – и вполне безответственно – строят свою финансовую пирамиду в полунищей стране. Но они не одиноки. Мавроди отдыхает. А дело его живет на государственном практически уровне. По итогам только первого полугодия текущего года кредитный портфель российских микрофинансовых организаций (которые даже и не банки никакие) увеличился на 51% и составил 60 миллиардов рублей. По данным одного известного коллекторского агентства, к концу 2013 года портфель кредитов вырастет до 70–80 миллиардов рублей. При этом «плохих» долгов уже передано коллекторам на принудительное взыскание на 4,3 миллиарда рублей, это в три раза больше, чем за тот же период годом ранее. По свидетельству сведущих экспертов, перекредитованность именно малоимущих слоев населения перед кредитным организациями уже превысила все разумные пределы и продолжает расти.

За саму идею микрофинсирования один индиец в свое время получил Нобелевскую премию по экономике. Его бедные соотечественники брали 100–200 долларов на то, чтобы как-то подняться в жизни, вылезти из нищеты, начать свой нехитрый, но жизнеспособный бизнес. Но ни один нобелевский лауреат не мог, наверное, в самом горячечном бреду представить, как это будет выглядеть у нас. Когда начался бум микрокредитования (после принятия соответствующего закона в 2010 году), люди стали просто перехватывать до получки. На жизнь, жратву, отпуск в Турции, новый телевизор или дорогой мобильник, который они просто не могут позволить себе, если опираться только на их зарплату. Микрофинансовых организаций в России зарегистрировано уже в разы больше, чем банков – почти 3,5 тысячи. Они выдают кредиты на небольшой срок и на относительно небольшую сумму (в размере средней зарплаты в России). Могут по закону давать до миллиона, без всякой банковской лицензии. Ставки по таким кредитам – десятки процентов. Реально отработать такие проценты, все глубже и глубже залезая в долги, многие уже не могут, перекредитовываясь снова и снова. Рано или поздно «плохие долги», после пятой-десятой перекредитовки, вылезут наружу все разом, начнется обвал.

Нынешняя ситуация в стране, в принципе, близка к тому, чтобы сотни тысяч людей, а может, и миллионы, оказались на грани персонального дефолта.

Между тем государство наше очень озабочено в последнее время тем, что у людей в головах насчет политики. Благонадежны ли. Не собираются ли бунтовать против власти. Придут ли голосовать за губернатора-мэра. Все новые и новые пропагандистские и материальные усилия бросаются на алтарь потакания так называемому молчаливому большинству – консервативной части электората, которая, как считается, может выступить опорой власти в случае чего. Тем временем это самое молчаливое большинство, следуя лозунгу, согласно которому жить стало лучше и веселее благодаря неустанной заботе сами знаете кого, все больше и больше залезает в долговую яму. Люди комфортно (до поры до времени) проматывают не заработанное. И слушают убаюкивающие сказки про милосердное государство, которое обо всех позаботится, надо лишь его любить и голосовать как надо на выборах. Восторженный патернализм, помноженный на инфантилизм и социально-экономическую безответственность, тем самым подводит под нынешний режим мину замедленного действия. Когда судебные приставы или коллекторская компания придут забирать имущество за долги – кого начнут винить эти несчастные инфантильные субъекты как бы нагрянувшей рыночной экономики? Они будут винить власть, как водится. Это ж она обещала, а потом кинула – так это будет выглядеть в их извращенном сознании. И требовательные взоры банкротов будут обращены наверх — помоги. Реши за нас. Подкинь бабла на халяву, мы ж дети твои неразумные. Ведь как только где какое стихийное бедствие – наводнение, пожар или еще чего – государство всем милосердно компенсирует (так это подается пропагандой, во всяком случае), не важно, было ли имущество застраховано или нет. И зачем тогда, спрашивается страховать, зачем самому нести ответственность?

Проявляя демонстративную жесткость ко всяким признакам политической нелояльности и свободолюбия, власть за последние годы не сделала буквально ничего, чтобы столь же жестко воспитывать у людей ответственность за свое экономическое поведение. Нет, это не то, чтобы затравить проверками, наездами и налогами малый бизнес и задушить всякую деловую инициативу. На это сил и недалекого ума как раз хватает. Но при этом

массовому обывателю никто почему-то не осмелится сказать: как потопаешь, так и полопаешь, ты сам должен отвечать за себя и свою семью.

Или хотя бы андроповское, ниспосланное буквально со смертного одра генсеком умиравшей от неизлечимых экономических болезней советской системе: чтобы хорошо жить, надо хорошо работать (сию банальность рискует сейчас повторять лишь незадачливый политик-олигарх Прохоров, но что-то на нее не очень клюет электорат).

В сказки про социальные лифты и общество равных возможностей не верит никто из властей предержащих. Компетенция, знания, усердие и честный труд – не в почете. Это удел лохов. Поэтому множащихся в деградирующей экономике маргиналов не осмеливаются раздражать подобными нотациями насчет честного и упорного труда. К тому же от них не требуется самостоятельность и самодостаточность. От них требуется беззаветное обожание власти и зависимость от нее.

Но хватит ли компенсаций на всех, когда начнутся массовые персональные дефолты (при том, что закон о банкротстве физических лиц, где прописаны не такие уж благостные процедуры расплаты по собственным долгам, завис в Думе, занятой то гомосексуалистами, то матом и еще какими скабрезностями в интернете). Кого еще будут экспроприировать, дабы успокоить заигравшийся в безответственную жизнь плебс? И хватит ли экспроприированного в условиях стагнирующей экономики, чтобы заткнуть рот миллионам недовольных? Которые так скоры на поиски виноватых среди всех снизу доверху — всех, кроме себя самих. И которых будет куда труднее удержать в рамках политической смиренности, нежели сытых клерков, вышедших на политическую прогулку вокруг Болотной площади.