Пенсионный советник

Веселящий газ войны

29.03.2014, 11:35

Алла Боголепова о том, что агрессию порождают скука и бессилие

Вы заметили, как часто стало звучать в последнее время слово «война»? Мы слышим его в самых разных контекстах: война информационная, экономическая, визовая. Война спецслужб, война партизанская. Война ядерная.

Реклама

Россия, Европа, Америка обсуждают войну — взахлеб, страстно, с каким-то болезненным сладострастием, превращающим ремарку «мы надеемся разрешить все путем диалога» в простую формальность.

Общество, впрочем, не обременяет себя даже этой формальностью. Очереди в украинских военкоматах. Одобрение молодыми россиянами увеличения военного бюджета страны. Возмущение простых американцев недостаточно жесткими санкциями.

Люди демонстрируют агрессию, которой позавидовало бы любое кулинарное интернет-сообщество — а ведь все знают, что нет битв более кровавых, чем схватка по поводу того, следует ли добавлять в домашний майонез горчицу.

Почему поколение, выросшее в относительно мирное время и до сих пор озабоченное в основном зарабатыванием и тратой денег, вдруг стало таким воинственным? Откуда появился в атмосфере пугающий и одновременно веселящий газ Большого Противостояния?

Самый простой ответ — его велели распылить политики. Влиятельные люди в высоких кабинетах хотят стравить народы, повинуясь нефтяному, оружейному, финансовому или какому-нибудь другому лобби. Сохранить власть, вывести экономику из кризиса, списать долги или набрать новых. Даже если и так, нельзя не признать, что семена из зомбоящика падают в подготовленную почву. Кто бы ни пасся потом на поляне, поедая обильные всходы, выращиваем их мы. Мы с вами. Поколение, закономерно прошедшее цикл от счастья безудержного потребления до опустошенности, когда нечего больше хотеть.

Давайте уже признаем: мы — общество импотентов. Импотентов физических: по статистике средний россиянин тридцати — тридцати пяти лет занимается сексом не чаще трех раз в месяц, в США неуклонно увеличивается количество людей, которые предпочитают старому доброму сексу химическую безмятежность всевозможных «прозаков», в Европе набирает силу движение асексуалов, людей, сознательно отказавшихся от сексуальной жизни.

И импотентов ментальных, потому что как иначе назвать общество, сосредоточившееся на потреблении и отвергающее все, что нельзя съесть, надеть или на чем нельзя ездить.

В мире, охваченном ментальной импотенцией, испробовавшем, кажется, все методы для ее лечения, самым действенным средством подстегнуть угасающее желание жить становится война. Или хотя бы мысли о войне: они возбуждают, волнуют, придают существованию остроту и смысл — тот самый, которого мы не смогли найти в потреблении.

«Превратить в радиоактивный пепел», «разрушить экономику», «ввести санкции» — это суррогатная эрекция общества, одна часть которого боится потерять ресурсы, а другая не имеет их в количестве, достаточном для желаемого уровня потребления.

Впрочем, дело не только в ресурсах. Война — это виагра для тех, кого уже не заводят дорогие машины, красивые женщины, большие деньги. Или, в геополитическом контексте, влияние и власть.

Так называемый золотой миллиард с его постоянными разговорами о войне напоминает мужчину с эректильной дисфункцией, крепко подсевшего на порнографию. И вроде бы нет ничего плохого в том, что человек нашел способ решить свою проблему: сидит себе, порнушку смотрит, кому от этого плохо? Однако любой сексолог скажет, что увлечение порнофильмами идет по нарастающей. Сначала достаточно легкой эротики, потом она перестает работать. Увеличивать дозу бесполезно, возбуждение достигается лишь качественно новым уровнем.

Вот этот путь — от эротики до хардкора с извращениями — мы сейчас и проходим.

Обменяться черными списками госчиновников — это эротика. Заблокировать на сутки банковские карты — уже вполне себе порнография. «Превратить в радиоактивный пепел» и «остановить любым путем, включая военное вмешательство» — хардкор.

А что делать, когда все средства исчерпаны, ощущения притупились, а привычка жить на взводе осталась? Тогда — и это тоже случается очень часто — человек прекращает говорить и начинает действовать. Воплощать в реальность то, что до этого существовало на экране телевизора и в его распаленном воображении. Остановить такого человека не может ничто.

И тем, кто услужливо подкидывает в рот слабого и ленивого общества волшебные голубые таблетки с маркировкой «война», следовало бы это знать.