Похороны либерализма: с кем спорит Путин

Как Владимир Путин объяснил, что идеологии либерализма не жить

Современная либеральная идея «изжила себя окончательно», заявил президент России Владимир Путин в интервью газете The Financial Times накануне открытия саммита «большой двадцатки». По его словам, либералы пытались навязать миру свою волю, что привело к череде трагических последствий. Он добавил, что нельзя забывать об интересах «основной части населения». Либерализм умер. А что вместо него?

В интервью Путина многие, в том числе на Западе, обратили внимание только на общую констатацию «смерти либерализма», той самой идеологии, которая стала основой западной цивилизации после Второй мировой войны. Однако в жестком и местами саркастическом интервью российского президента была оговорка, на которую не обратили внимания: «Наши западные партнеры признали, что некоторые элементы ее (в смысле либеральной идеи) нереалистичны».

Собственно, на этих «некоторых элементах» он и остановился. Всего лишь. Так, по словам Путина, либерализм в лице канцлера ФРГ Ангелы Меркель не смог справиться с миграционным кризисом в Германии.

«Либеральная идея предполагает, что ничего не нужно делать. Убивай, грабь, насилуй — и ничего, ведь права мигрантов надо защищать», – позволил себе откровенную иронию Путин.

Увязав этот тезис с интересами «основной части населения». Которая, таким образом, получается отличной от либералов, «сидящих в своих уютных офисах». Примерно такой образ либерала каждый день рисуют ведущие ток-шоу на федеральных каналах. При этом, наряду с изобличением западного либерализма и «так называемой политкорректности» в части открытия границ для толп мигрантов, многие из них непременно направляют свои разящие стрелы критики в адрес «либералов в российском правительстве», коими у нас традиционно считается финансово-экономический блок кабинета министров Дмитрия Медведева.

Который вовсе не умер, а очень даже жив в костяке своего кадрового состава. А к советам либерала Кудрина, возглавляющего Счетную палату, прислушивается в том числе и сам консерватор Владимир Путин.

Либерализм в его узком понимании, схожим с тем, которое, видимо, имел ввиду российский президент, нещадно критикуют и набравшие в последние годы политический вес правые популисты в Италии и Франции, Польше и Венгрии, Австрии и Голландии, а также Швеции. Для республиканцев США термин «либерал», подразумевающий представителя левой части Демократической партии, означает нечто, близкое к ругательству. Наверняка в этом плане Путин, давая интервью британской газете, делал это еще и с учетом предстоящей встречи с Дональдом Трампом, а также уходящим британским премьером Терезой Мэй, которая тоже не любит «либералов». Впрочем, идущий ей на смену консерватор Борис Джонсон вряд ли будет рад разделить критику западного либерализма с российским президентом.

Путину поспешил ответить глава Европейского совета Дональд Туск. Он оперативно откликнулся с комментарием на сайте Евросовета. По словам Туска, изжила себя не либеральная идея, а «авторитаризм, культ личности и олигархия», даже несмотря на их кажущуюся порой эффективность. «Тот, кто говорит, что либеральная демократия устарела, также утверждает, что устарели свободы, устарело верховенство права и устарели права человека», — подчеркнул Туск.

Вполне вероятно, что Туск отвечал Путину не только как глава ЕС, но и еще как поляк, учитывая нынешние споры Евросоюза с пришедшими к власти в Польше правыми популистами и сложные давние отношения того же Туска с теми, кто нынче правит его родиной.

И ведь Туск тоже прав. Тот авторитаризм, который заявил о себе в середине ХХ века (сталинский, например, или Иосипа Броз Тито, Анвара Садата, Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи) ровно так же мертв, как либерализм в том виде, каким он вышел из Второй мировой войны. К тому же Путин не говорил о том, что устарело верховенство права и права человека. И не надо в данном интервью ему это приписывать. А ведь, собственно, классический либерализм — он ведь про это, а не про волны мигрантов.

А нынешний неолиберализм, восторжествовавший на Западе, уже давно отказался от теории «государства как ночного сторожа», которое не вмешивается в рыночные процессы, предоставляя простому человеку (тому самому большинству) один на один преодолевать невзгоды рыночной стихии.

Нынешний неолиберализм предполагает расширение социальных программ, а не их сворачивание, что как раз предлагают на деле многие новые правые. В этом смысле нынешние западные неолибералы совсем не чета тем «либералам» в российском правительстве, которые в своей экономической политике местами приближаются уже к классическому либерализму ХIХ века.

Скорее всего, интервью российского президента ставило целью не столько развенчать либерализм как философию в широком смысле, ставящую интересы человека и его права выше интересов государственной машины (даже если бы он поставил себе такую цель, то в одном интервью это было бы трудно сделать), сколько показать свое скептическое отношение к ряду лидеров западного мира, который пытался было учить Россию демократии, а затем проучить ее санкциями, но у них там толком не вышло ни того, ни другого.

Недавнее возвращение России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, один из институциональных символов того самого «либерализма», где ее делегация была восстановлена в правах в полном объеме, наглядное подтверждение тому, что все эти «поучения и «наказания» проваливаются.

Россия под водительством Путина, каким бы авторитарным правителем его ни рисовали на Западе, выстояла против санкций, а санкционеры на текущем этапе посрамлены. Владимир Путин говорил в интервью британской газете как победитель в этом бою с врагами, которых он обозначил как «либералов». Хотя о выигранном сражении с Западной цивилизацией говорить еще, мягко говоря, преждевременно.

В этом смысле российский президент выступил вполне в духе песни группы «Аквариум» его земляка-ленинградца Бориса Гребенщикова: «Рок-н-ролл мертв, а я еще жив». Осталось только с Америкой поладить, да не попасть под доминирование Китая. Но это труднее: в Америке правит отнюдь не либерал, а скорее «рейгановец» Трамп, а в Китае либерализмом так и вообще не пахнет.