Транзит елбасы: уйдет ли Казахстан от России

Касым-Жомарт Токаев предложил переименовать столицу Казахстана

Заявление Нурсултана Назарбаева о немедленной досрочной отставке с поста президента стало политической бомбой. Для России эта отставка имеет важный смысл по двум причинам. Во-первых, вопрос о транзите власти в обозримом будущем неизбежно станет актуален и для нас. Во-вторых, это важно с точки зрения российских отношений с Казахстаном — одним из наших основных союзников и одновременно главных конкурентов за влияние на постсоветском пространстве.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил о своей отставке вечером 19 марта по местному времени в специальном обращении к народу. Незадолго до этого елбасы провел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным, рассказав российскому лидеру о своей отставке и о преемнике.

«Мы с вами сумели на руинах СССР построить успешное государство, у нас есть свой флаг, свой герб, — сказал Назарбаевв обращении к народу Казахстана. — Впервые в истории страны мы построили свою столицу, все это мы сделали, дорогие мои соотечественники». При этом Назарбаев пообещал, что до конца своих дней будет служить народу. Он сохранит пост председателя Совета безопасности Казахстана и председателя правящей партии «Нур Отан» («Свет Отечества»). В то же время его дочь Дарига Назарбаева стала по сути вторым человеком в стране – главой сената.

Назарбаев оставался последним бессменным руководителем государства на постсоветском пространстве с момента распада СССР. Первым секретарем ЦК Компартии Казахстана он стал еще в советские времена, в 1989 году. Через год – тоже еще в бытность СССР — стал президентом Казахстана и занимал этот пост 29 лет, продлевая свои полномочия через выборы и референдумы. В 2015 году был избран на пятый срок, получив более 97% голосов.

Нурсултан Назарбаев был не просто старейшим руководителем страны на постсоветском пространстве по возрасту и стажу. Он стал автором идеи Евразийского союза — единственного относительно жизнеспособного интеграционного проекта части стран бывшего Союза, в отличие от откровенно мертвого СНГ.

У Назарбаева были неизменно хорошие личные отношения со всеми российскими президентами. При этом оставаясь очевидным и постоянным политическим союзником России, он проводил независимую многовекторную политику. Казахстан поддерживал активные политические контакты и с США при всех президентах, которых «пережил» на своем посту Назарбаев, и с Китаем.

Важно отметить, что при всех дружественных отношениях с Россией, Казахстан не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, а также никогда официально не высказывался по поводу государственной принадлежности Крыма.

В результате Казахстан сам избежал международных санкций и не ввел их вслед за российскими властями против иностранных государств, хотя и является членом общего с Россией Евразийского экономического союза, в котором де-юре действует единое экономическое пространство. Но при этом выступил посредником в налаживании отношений между Россией и Турцией после инцидента со сбитым российским истребителем.

Частью российской политической элиты был воспринят как антироссийский шаг недавний переход Казахстана с кириллицы на латиницу. Причем 12 апреля 2017 года сам Нурсултан Назарбаев опубликовал в главной официальной газете страны «Егемен Казахстан» («Суверенный Казахстан») статью, объясняющую причины такого перехода. В этой статье он предложил правительству обеспечить переход казахского алфавита на латинский шрифт с кириллицы до конца 2017 года. «Школьники учат английский язык и уже привыкли к латинским буквам. Поэтому никаких проблем для молодого поколения не будет», — писал Назарбаев. Фактически речь идет о так называемом «лингвистическом суверенитете».

Роль русских и русского языка в Казахстане постепенно и неуклонно уменьшается, хотя никаких волнений на национальной почве при Назарбаеве не возникало — бывали социальные конфликты. По данным FT, число использующих русский язык в Казахстане сократилось с 33% в 1994 году до 20% в 2016-м.

Важно отметить, что Казахстан не только партнер, но и реальный конкурент России на постсоветском пространстве.

Он имеет ровные партнерские отношения практически со всеми постсоветскими государствами. Казахстан стал второй после России страной нетто-иммиграции — он оттягивает к себе часть рабочей силы из среднеазиатских республик, которая раньше ехала в Россию. Он осуществляет активную экономическую экспансию в соседние страны, в частности, контролируя более половины банковской системы Киргизии. Кроме того, в последние годы Казахстан практически догнал Россию по средним доходам на душу населения.

Если Казахстан не превратится в парламентско-президентскую республику, где ключевыми фигурами станут премьер-министр и глава Совета безопасности (этот пост, напомним еще раз, пока сохраняет 78-летний Назарбаев), можно гарантированно ожидать преемственности курса в отношении России. Потому что имя нового президента Казахстана уже известно. Назарбаев заявил, что обязанности главы государства до выборов будет выполнять спикер Сената Касым-Жомарт Токаев.

Ветеран казахстанской политики, 65-летний Токаев — карьерный советский дипломат, выпускник МГИМО, работавший еще в системе МИД СССР, многолетний министр иностранных дел Казахстана. Он успел поработать и премьер-министром республики. У него также есть опыт работы на руководящих постах в ООН. Последние шесть лет Токаев являлся председателем Сената. Для Казахстана важно, что Токаев владеет китайским языком, стажировался в Пекине, работал в посольстве СССР в Китае. Дело в том, что Китай является важнейшим стратегическим партнером Казахстана — точно не менее значимым, чем Россия. «Я верю, что Токаев именно тот человек, которому мы можем доверить управление Казахстаном», — завил Назарбаев. Это практически гарантирует, что на внеочередных президентских выборах именно Токаев будет избран полноценным главой государства.

Но если в российско-казахстанских отношениях ждать существенных изменений не приходится (у Казахстана нет резонов ни ссориться с Москвой, ни отказываться от хороших отношений с Западом и азиатскими «тиграми»), то казахстанский опыт транзита власти может оказаться полезным и для России. Понятно, что Назарбаев пока не уходит из власти полностью, оставаясь главным и самым влиятельным политиком в стране. Понятно, что пока он имеет физические и политические возможности, первый президент Казахстана хочет увидеть, как страна будет жить после него и как бы при нем. Причем все это делается строго в рамках Конституции. Правда, Токаев уже предложил переименовать Астану и центральные улицы городов в честь Назарбаева, а также воздвигнуть ему монумент. Такое рвение символизирует преданность и смахивает на попытку выслужиться – что нередко бывает при долгом правлении одного лидера, пусть бы и уважаемого.

Ситуация в Казахстане напоминает и о проблеме смены власти в России в 2024 году –Владимир Путин так или иначе участвует в руководстве страной с 2000 года, в 2024 году истечет очередной возможный по Конституции срок. И за горизонтом 2024 года у России даже нет оформленной стратегии развития. Но пока, похоже, у российских элит или нет представления, или нет желания публично обсуждать транзит власти. Причем, политологи говорят именно о транзите — во избежание прихода на пост президента «черной лошадки», но многие сходятся во мнении, что курс нынешнего президента должен быть продолжен и после 2024 года – причем, под его же присмотром в том или ином качестве. Как показал Назарбаев, такая схема возможна, правда, законодательное ее оформление все же требует времени.

Легитимная предсказуемая передача власти от безусловно уважаемого народом многолетнего лидера известному людям и местным политическим элитам политику — залог стабильности страны. Ставить нормальное развитие государства в зависимость от одного человека всегда рискованно. Пытаться сводить счеты с прежней властью тоже не всегда политически оправданно. Прозрачность и предсказуемость транзита власти, добровольная ее передача — важный опыт. Не будем забывать, что такой опыт был и у России 20 лет назад, когда Борис Ельцин передавал власть Владимиру Путину.