Приуныли: почему россияне не верят в экономику

В российской экономике нарастает пессимизм

Что принесет в экономическом плане 2019 год? Судя по настроениям предпринимателей, преобладают пока пессимистические ожидания. А если предприниматель «грустит», то можно ли ожидать, что все остальные будут веселиться?

Почти четверть российских работодателей (точнее 23%) планируют сокращать сотрудников в 2019 году, свидетельствует исследование портала по поиску работы Rabota.ru. Больше всего сокращения угрожают работникам маркетинга и медиа, а также сотрудникам компаний, связанных с продуктами питания. Меньшее число работодателей — 18% — думают о расширении штата. Сами по себе увольнения для отдельной компании могли бы служить положительным фактором, если бы свидетельствовали о повышении эффективности производства. Однако в целом для экономики такой показатель, как рост или падение числа рабочих мест, если число рабочих мест падает, свидетельствует о том, что дела в такой экономике идут все печальнее. Наверное, поэтому российские власти не любят отчитываться именно по этому показателю, предпочитая говорить о низкой безработице. Которая в реальности мало что говорит об истинном положении дел. Поскольку выяснить, кто у нас работает, на фоне столь разросшегося сектора «теневой экономики» (что само по себе отдельная проблема) не представляется возможным. В любом случае о задаче создать 25 млн высокопроизводительных рабочих мест как-то сегодня не часто вспоминают.

Собственно, сама производительность труда, по которой мы в разы отстаем от развитых стран, почти никак не растет. Значит, это отставание будет только нарастать. В этом году рост производительности труда составит более чем скромные 1,5% после 2-процентного роста в прошлом году (что тоже скромно). Следующий год будет еще хуже, — прогнозируемый рост производительности труда составит лишь 1,2%. Таким образом, планируемые предпринимателями сокращения штатов никак не связаны, скорее всего, с ростом эффективности производства. Это сокращение издержек в условиях стагнирующей экономики.

Причем стагнация продолжится в следующем году. Если в текущем году инвестиции вырастут на 3,5%, то в следующем — уже на 3,1%. Достижение доли инвестиций в ВВП в 25%, каковая задача поставлена президентом, остается пока несбыточной грезой, притом что в Китае, к примеру, эта доля раза в полтора выше. Экономический рост в следующем году в лучшем случае составит 1,3%, роста зарплат не ожидается вообще почти никакого. Следует скорее готовиться к росту цен, который во многом будет рукотворным — обусловленным повышением НДС до 20%.

Рост налоговой нагрузки объяснялся правительством в том числе необходимостью выполнять указ президента. Однако такого парадокса, как рост налоговой нагрузки на стагнирующую экономику ради в том числе поддержания тех, кто страдает от такой стагнации, экономические власти в упор видеть не хотят.

Ведь чем сильнее тормозится экономика, тем больше будет тех, кому надо помогать. Основой социально-экономического оптимизма может быть только экономический рост, а вовсе не упования на помощь государства. Они как раз оптимизма не вызывают, поскольку люди не верят, что помощь достанется именно им, а не тем, кто ближе к ее распределению.

Неудивительно, что в такой ситуации россияне все с большей ностальгией вспоминают советские времена, когда было «всем сестрам по серьгам». Согласно опросу «Левада-центра», скучающих по СССР оказалось 66% против 25% не скучающих — это наибольшая поляризация за 10 лет. Среди причин — разрушение единой экономической системы и возросшие недоверие и ожесточенность в обществе.

Пессимизм все гуще разливается по самым разным отраслям экономики. К примеру, согласно исследованию «Альфа-банка» «Пульс малого бизнеса», индекс настроений таких бизнесменов составил минус 38 пунктов (хуже было только в 2015 году). Причем резко ухудшились прогнозы именно на ближайшие шесть месяцев, что связано как с «предвкушением» повышения НДС, так и обвальным падением цен на нефть, начавшимся в ноябре и до сих пор не закончившимся, судя по всему. 85% опрошенных в рамках исследования предпринимателей считают, что текущая экономическая ситуация в стране тормозит развитие бизнеса и будет ухудшаться (63%).

Примечательно что наибольший пессимизм наблюдается по части падения покупательской способности (в то, что она уже снизилась, верят 78% респондентов, что продолжит падать — 68%).

И даже в одной из самых динамично в последние годы развивающейся отрасли — в аграрно-промышленной — настроения тоже портятся. Так, по оценкам аналитиков консалтинговой компании Deloitte (исследование «Обзор рынка сельского хозяйства» подготовлено в декабре), перспективы позитивного развития АПК в предстоящем году видят всего 30% компаний, что является минимальным показателем за последние четыре года.

Одна из причин роста пессимизма — все то же снижение потребительского спроса. Люди начинают все больше экономить, в том числе на еде.

Вторая причина — туманность государственной политики в части поддержки АПК.

На фоне такого разрастающегося пессимизма ожиданий на следующий год государству стоило бы, наверное, подумать над тем, над чем оно не очень хочет думать — над целенаправленным созданием новых рабочих мест в тех отраслях, которые могли бы вытянуть стагнирующую российскую экономику. Нужен вообще качественно новый подход к рынку труда. Не перераспределение все более жалких крох «социальной помощи» надо ставить во главу угла, а создание возможностей людям самим себе зарабатывать на благополучную жизнь. Нужны адекватные оценки того, где в перспективе роботы могут и будут вытеснять людей — и в первоочередном плане создавать для этих людей программы переподготовки. На фоне сокращения реальных доходов населения, разрастания такого унизительного явления, как работающие бедные, нужно более жесткое регулирование рынка иностранной рабочей силы. Нужны меры по резкому повышению мобильности трудовых ресурсов, разработка «универсальных» общефедеральных систем медицинского страхования, не привязанных к «регистрации/прописке», создание доступного рынка наемного жилья и т.д. Однако регулирование рынка труда у нас по-прежнему находится на уровне прошлого века. Его, скорее, нет, чем есть.

В конце концов, нужна реальная конкуренция и передышка бизнесу от контролеров и радетелей за сирых и убогих — рынок может сам заставить подстроиться людей (и даже обучить их) под новые реалии.

Государственные органы, похоже, озабочены тем, что придумывают все новые инструкции по обременению предпринимателей отчетностью о том, как они относятся к своим работникам. Теперь еще — отдельно предпенсионного возраста. Как говорится, за деревьями (частными проблемами) не видят леса. А «лес» этот темный состоит в том, что российская экономика все глубже погружается в пессимизм и неверие в собственные силы. В таком случае слово «стагнация» впору заменить уже словом «загнивание».