Морской бой: кому выгодна война Украины и России

Кремль назвал событий в Керченском проливе очень опасной провокацией

Самый крупный военный инцидент в отношениях между Россией и Украиной за последние четыре года — с обстрелом трех кораблей украинских ВМС в акватории Черного моря на пути в Азовское – помогает украинским властям прикрывать внутренние проблемы, а России грозит новым витком санкционной войны и ослаблением рубля на фоне дешевеющей нефти.

Утром 25 ноября в акватории Черного моря развернулся настоящий морской бой. Три мелких украинских военных корабля — малые бронированные артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь», а также рейдовый буксир «Яны Капу», по версии ФСБ России, незаконно пересекли государственную границу России и направились к Керченскому проливу (Украина, естественно, не считает эту часть Черного моря российской), чтобы проследовать дальше в Азовское море. Они совершали поход из Одессы в Мариуполь. Россия не дала разрешения на проход кораблей через Керченский пролив (запрашивалось ли такое разрешение украинской стороной, достоверно неизвестно). В результате оба военных катера были поражены огнем российских пограничников и потеряли ход, а буксир «Яны Капу» был взят на таран (неавторизованное видео захвата этого судно появилось в интернете вечером 25 ноября).

По российской версии, ранены трое украинских моряков – Андрей Артеменко, Василий Сорока и Андрей Эйдер, которые находятся в одной из керченских больниц. По украинской версии, ранение получили шестеро моряков. Президент Украины Петр Порошенко официально потребовал от российских властей вернуть корабли и моряков. «Речь идет об очень опасной провокации. Конечно, она требует особого внимания, особого разбирательства», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отметив, что решения украинского лидера попахивают «электоральными интригами».

И Россия, и Украина запросили экстренное заседание Совета Безопасности ООН по ситуации в Азовском море. Исход заседания очевиден заранее — Совбез ООН заблокирует российскую резолюцию, а Россия как постоянный член СБ с правом вето – украинскую.

Украинские власти сразу попытались заработать максимум политических очков на этом инциденте. Петр Порошенко созвал экстренное заседание военного кабинета и предложил Верховной Раде ввести военное положение на 60 дней без ограничения прав и свобод граждан и — пока — без отмены президентских выборов, которые по Конституции Украины должны состояться 31 марта 2019 года. Рада имеет право как поддержать, так и отклонить это предложение. Украинские власти уже провели консультации с ведущими западными державами.

Киев явно вновь будет поднимать вопрос об усилении помощи стране со стороны НАТО для «отражения российской агрессии» и о поставках летального оружия.

Этот инцидент позволяет Петру Порошенко подвесить проведение президентских выборов, попытаться отменить или отложить их. И в любом случае мобилизовать вокруг себя часть электората, считающего Порошенко недостаточно радикальным по отношению к России. Кроме того, Украина переживает проблемы с теплоснабжением и формированием бюджета-2019. Эффективность лозунга «война спишет всё» как средство отложить решение нерешаемых внутренних проблем доказана неоднократно. Мы хорошо это знаем и на примере новейшей истории России.

Что касается России, хотя наши политики по традиции хором обвиняют Украину и хвалят наших военных, которые «не поддались на провокацию», как раз есть ощущение, что поддались. Если бы, как называют их некоторые российские депутаты, «три ржавые украинские посудины» спокойно совершили свой рейд, дело бы скорее всего ограничилось хайпом в соцсетях. Теперь же Украина пытается по максимуму нагнетать антироссийскую истерию и требовать новых санкций против Москвы. Показательно, что на днях канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что Украина может стать членом ЕС в течение 5-6 лет. До сих пор никакие европейские лидеры никогда не называли конкретных сроков вступления Украины в ЕС. Если НАТО не принимает в свой состав страны с неурегулированными территориальными спорами, то у ЕС такого ограничения нет. Кроме того, Украина может попытаться начать переговоры с НАТО о размещении военной базы в Азовском море.

Проблема в том, что в данном случае дело даже не в принадлежности Крыма или Керченского пролива (тут ничего «морской бой» не меняет), а в том, что украинские корабли шли именно в Азовское море. Это море юридически является внутренним морем России и Украины с взаимными гарантиями полной свободы судоходства для обеих стран, включая военные корабли. Проход военных кораблей третьих государств возможен по согласованию обеих сторон. Ранее глава МИД России Сергей Лавров говорил, что разрешения на проход кораблей НАТО Москва не даст – а это еще одна точка напряжения, на которую может упирать Киев. При этом если Россия и Украина самостоятельно попытаются разделить и до предела милитаризовать это море, мы можем получить угрозу полномасштабной горячей войны.

Военный инцидент в Керченском проливе может повлиять и на перспективы ожидающейся, но пока не подтвержденной встречи президентов России и США. Кроме того, Россия может получить новую порцию санкций на фоне рискующего стать длительным обвала мировых цен на нефть. 2019 год и так прогнозировался российскими властями нелегким для нашей экономики из-за повышения НДС. Теперь ситуация может усугубиться обвалом рубля из-за угрозы новых санкций. Как показывает практика последних месяцев, угрозы новых ограничительных мер против России всегда действуют на нашу экономику и иностранных инвесторов сильнее, чем сами эти меры.

В понедельник утром курс рубля сразу же пошел вниз. Вкупе с падением цен на нефть и возможной дальнейшей эскалацией конфликта россияне уже не смогут себе позволить ни поехать за границу без ощутимой экономии, ни покупать дорогие импортные подарки.

При этом надежд на сколько-нибудь конструктивный диалог между Россией и Украиной ни в нормандском формате, ни тем более на двухстороннем уровне, не осталось. Пока Украина и Россия не идут на крайний шаг — не разрывают дипломатические отношения. Однако с той же Грузией у России нет дипломатических отношений 10 лет, но качество диалога все равно выше, чем с Украиной.

Война с Россией давно стала единственным инструментом украинской внешней и внутренней политики. При этом Россия оказывается в ситуации, когда практически любое ее действие по отношению к Украине воспринимается международным сообществом как акт агрессии. Единственная надежда в этой ситуации стратегического тупика — что обе стороны удержатся от полномасштабной горячей войны с тысячами жертв.