Пенсионный советник
Страна без гордости: чем грозит распад русского мира

Почему церковный разлад России и Украины касается не только церкви

Церковный раскол между Россией и Украиной — только часть гораздо более печального процесса. На наших глазах распадается славянский и русский мир. Москва перестает быть «Третьим Римом», которым наше государство мнило себя почти пять веков. Чем нам еще гордиться?

Похоже, России придется искать новую национальную и государственную идентичность. И новые поводы для национальной гордости. Сейчас их нет.
«Мир раскололся, и трещина мира прошла по сердцу поэта», — говорил Герман Гейне. Этот образ трещины мира приобретает буквальную актуальность для сегодняшней России. Прежде всего, применительно к делам церковным. Но и к светским тоже.

Реклама

15 октября Священный синод РПЦ на своем заседании в Минске обсуждает ответ Константинопольскому патриархату, отменившему свои решения 1686 года, устанавливающие подчиненность украинской православной церкви Русской православной. Это решение Константинопольского патриархата автоматически ставит под сомнение церковный статус еще и территории Белоруссии, которая вошла под церковную юрисдикцию России вместе с территорией современной Украины.

В любом случае церковный раскол России и Украины практически стал данностью.

Политически говорить о России и Украине как о братских странах, а о русских и украинцах как о братских народах сейчас еще менее оправданно, чем о единой вере. Вера у православных двух стран как раз пока все-таки единая. А вот идущая более четырех лет (уже даже дольше, чем Великая Отечественная) латентная война на Украине не оставляет шансов на скорое возобновление не то что братских, но хотя бы просто добрососедских отношений между нашими государствами. Дело дошло до отказа Украины от договора о дружбе и сотрудничестве с Россией.

По сути, отношения внутри славянского мира отброшены на три с половиной века назад, к моменту бесконечных войн, которые вела Российская империя в середине ХVII века за обладание территориями нынешних Украины и Белоруссии.

Но проблема даже не в церковном расколе (вера в любом случае — личный выбор каждого человека, при этом Россия — светское многонациональное государство, а не православная империя). Проблема в том, что у нас практически не остается поводов для национальной гордости. Да, мы по праву можем гордиться победой советских людей, наших отцов, дедов и уже даже прадедов над фашизмом. Но это случилось 72 года назад. Страны, которая одержала ту великую победу, уже нет более четверти века, а бывшие братские республики не в состоянии ужиться друг с другом. Более того, некоторые из них уже давно находятся фактически по другую сторону баррикад по отношению к России — в НАТО.

После распада СССР Россия не создала ни одного всемирно известного бренда, хотя бы такого, как автомат Калашникова.

Гордиться нашими миллиардерами и их миллиардами? Космосом? Он был одним из главных предметов гордости советского народа, а сейчас все чаще оборачивается позором очередных аварий.

Спорт перестал быть предметом национальной гордости на волне допинговых скандалов и историй вроде той, из-за которой фамилии Кокорин и Мамаев выучили даже крайне далекие от футбола и спорта вообще люди. Сама футбольная сборная радует нас в этом году, но четвертьфинал на домашнем чемпионате мира — это не чемпионство и даже не высшее достижение отечественного футбола за всю его историю. У нас нет лучшей в мире прикладной науки. Лучшего в мире образования. Лучшей в мире или просто выдающейся медицины. Лучшего в мире балета. Лучших в мире дорог.

Остаются два наших главных союзника — армия и флот. Но постоянно гордиться оружием на фоне падения доходов и проблем в отношениях даже с ближайшими соседями как-то не очень получается.

Опять же, весь этот милитаристский угар, вроде бы охвативший умы российских обывателей — больше словесная бравада, нежели глубокие убеждения и тем более готовность жить по ним.

Та же пенсионная реформа быстро вернула в реальность большинство из тех, кто уже считал себя героями «великой истории», которую мы якобы вершим здесь и сейчас. Легко чувствовать себя историческими героями, наблюдая за этой великой историей по телевизору, сидя на диване.

Да, Россию в мире сегодня боятся. Да, «русские хакеры» и агенты спецслужб, если верить западным СМИ и некоторым тамошним политикам, буквально вездесущи и всемогущи. Только это какая-то очень сомнительная почва для национальной гордости. Если мы можем взломать серверы любой международной организации и «выбрать себе» президента США, где же наши профиты от этих сверхспособностей?

У нас, кажется, не осталось даже шуточных поводов для национальной гордости, вроде тех, что обозначены в фильме «Реальная любовь» про Британию: «Мы страна Гарри Поттера, левой ноги Бэкхема, правой ноги Бэкхема…» Шутки шутками, но своего Гарри Поттера, созданного уже в современной России и растиражированного всем миром символа, – у нас тоже нет.

Остается утешаться разговорами военных и политиков о нашем новейшем оружии и уверенностью в том, что «мы всем покажем». При этом не очень ясно, что именно и кому мы будем показывать. Вряд ли желание уничтожить планету суперсовременными ракетами и бомбами является высшей целью жизни российских политиков и обывателей. А те самые духовные скрепы, про которые у нас так любят говорить, начинают ржаветь и гнуться уже в буквальном смысле.

Остается утешаться тем, что у нас действительно великая история, а величие страны познается не только в радостные, но и в печальные для нее моменты.