Пенсионный советник
Родина-мачеха: чем опасно дело «Нового величия»

Двух активисток «Нового величия» Павликову и Дубовик выпустили из СИЗО

«Марш матерей» в Москве за освобождение двух девушек 18 и 19 лет (Анны Павликовой и Марии Дубовик) из СИЗО стал первой за долгое время несанкционированной уличной политической акцией, в которую благоразумно не стала вмешиваться полиция. Тем не менее, само уголовное дело, по которому девушки в марте 2018 года попали в СИЗО, вызывает крайне неприятные аналогии с самыми мрачными периодами советской истории и наносит прямой ущерб будущему России.

В марте 2018 года восьмерых мужчин и двух девушек обвинили в создании экстремистского сообщества «Новое величие». Среди них на тот момент 17-летняя (уже в СИЗО ей исполнилось 18) сотрудница ветеринарной клиники Анна Павликова. Следствие считает, что эти десять молодых людей хотели — ни больше, ни меньше — свергнуть конституционный строй в России, используя листовки и чат в телеграме. Более того, даже из самих из материалов дела следует, что одним из лидеров организации был человек, внедрившийся туда для передачи информации полицейским.

Это сразу вызывает естественные подозрения, что речь идет о сознательной провокации спецслужб (о чем, естественно, говорят адвокаты подсудимых) и что организация «Новое величие», возможно, изначально создавалась самими спецслужбами.

Реклама

Мотив для такой провокации тоже просматривается: российская власть крайне болезненно отреагировала на значительное количество молодежи, участвовавшее в прошлогодних уличных акциях протеста. Да и уголовные дела зачастую воспринимаются неоднозначно и вызывают если не страх, но нервозность у отдельных групп — крупного бизнеса (тут начало было положено делом против Михаила Ходорковского 15 лет назад), деятелей культуры (дело «Седьмой студии»), федеральных чиновников (дело Алексея Улюкаева) — уже давно стало в России обычной практикой. Не говоря уже о массовых задержаниях и уголовных делах против участников уличных акций протеста.

Решение суда от 9 августа оставить Павликову и Дубовик в СИЗО еще на месяц возмутило общественность. Спустя три дня, 12 августа, актриса Яна Троянова, журналистки Татьяна Лазарева и Анна Качуровская, Татьяна Малкина, литератрурный критик Анна Наринская и глава издательства Corpus Варвара Горностаева объявили на 15 августа акцию «Марш матерей» в центре столицы. Ее основной целью было добиться освобождения Павликовой и Дубовик из СИЗО.

Хотя организаторы изначально заявили о неполитическом характере акции и даже публично просили не приходить на нее политиков, само желание обычных людей пройти без лозунгов, но с игрушками по Новопушкинскому скверу Москвы поначалу вызвало противодействие властей. Яна Троянова накануне акции получила предостережение об административном правонарушении — ведь акция не была согласована с мэрией Москвы.

Тем не менее даже в страшный ливень множество людей вышли на «Марш матерей», а полиция не стала использовать привычные дубинки и автозаки, которыми обычно сопровождаются мирные уличные акции протеста в Москве и Питере.

Засуетилось и следствие. Буквально за несколько часов до начала «Марша матерей» 15 августа внезапно выяснилось, что основные следственные действия по уголовному делу «Нового величия» завершены, хотя неделю назад ничего не предвещало таких стахановских подвигов следователей. Более того, следствие вдруг стало ходатайствовать о том, чтобы перевести девушек под домашний арест,

хотя 9 августа требовало прямо противоположного — содержания их в СИЗО до 13 сентября. И тогда легко добилось в суде своего.

Кроме того, появилось сообщение со ссылкой на источник в московской прокуратуре, что она тоже поддержит позицию следствия перевести девушек под домашний арест. Хотя и прокуратура неделю назад, во время прошлого судебного заседания, думала совершенно иначе. Понятно, что это едва ли можно назвать случайным совпадением во времени: трудно было не заподозрить в такой резкой смене позиции правоохранителей желание сорвать «Марш матерей». Дескать, мы и сами освободим девушек из СИЗО, незачем вам идти с розовыми единорогами и плюшевыми медведями к зданию Верховного суда. Иногда плюшевые игрушки в руках женщин на акции протеста действительно могут быть гораздо опаснее, чем самые радикальные политические лозунги.

В суде в четверг следователь уже официально просил домашнего ареста — мол, и материалы дела собраны, и обвиняемые не так уж и опасны.

Эта стремительная смена позиции следствия именно в день проведения «Марша матерей», наличие в деле засланного провокатора, сама его фабула (как-то трудно представить реалистичность возможности свергнуть власть в России с помощью листовок и тем более чата в телеграме, который, кстати, российская власть безуспешно пытается полностью заблокировать четыре месяца) еще сильнее подрывают доверие к обоснованности дела.

Молодежь — будущее страны. Лояльна она должна быть исключительно закону, а не начальству.

Наличие гражданской позиции, которая может не совпадать с официальной позицией власти, не противоречит Конституции. Россия – демократическая (по закону) страна со свободой слова и собраний. Такие сомнительные уголовные дела могут еще сильнее радикализировать одну часть молодежи и подтолкнуть к отъезду — другую. И так среди молодежи самый высокий процент желающих эмигрировать из России, а среди желающих уехать — большинство толковые и талантливые молодые люди.

Согласно результатам опроса ВЦИОМ, опубликованным в начале июня 2018 года, 31% россиян в возрасте от 18 до 24 лет хотели бы переехать в другую страну на постоянное место жительство. При этом ВЦИОМ отмечал, что доля молодых людей, заявивших о своем желании покинуть Россию, достигла максимума за пять лет: если в 2013 году такой ответ также дали 31% опрошенных, то в 2014–2017 годах это число колебалось от 21 до 26%. Нынешний показатель по сравнению с 2017 годом вырос на 6 процентных пунктов.

Более того, подобные дела уже начинают разлагать общество в прямом, буквальном смысле. В частности, жительница Санкт-Петербурга рассказала, что ей написали неизвестные «ВКонтакте», обещая подать на нее заявление в Центр по противодействию экстремизму, если та не заплатит им деньги. Вымогатели утверждали, что поста, который они нашли, будет достаточно, чтобы отправить женщину в колонию на три года. И, похоже, женщина уже не единственная жертва. Недавно по экстремистской статье осудили даже студента за фоторепортаж из музея Великой Отечественной войны.

Теперь мошенники ищут репосты записей, за которые уже кого-то осудили, и угрожают другим пользователям судом, требуя от них деньги.

Таких мошенников и шантажистов породила практика уголовного преследования в России за посты, репосты и лайки в соцсетях. На нелепых, но реальных уголовных делах возникает целый бизнес. Правда, 15 августа Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций направило положительный отзыв на проект закона об отмене уголовного наказания за репосты в интернете (ст. 282 УК). Так что есть надежда, что хотя бы здесь явно избыточно репрессивное законодательство поправят.

Еще одна опасность подобных уголовных дел заключается в том, что они подрывают у молодых людей уважение к закону. Если «посадить могут, за что угодно», нивелируется сам смысл законопослушности. Так что «Марш матерей» на этом фоне оказался акцией, которая взывала не только к милосердию властей, но еще и к элементарном здравому смыслу. Вряд ли России выгодно становиться страной, из которой молодежь будет стремиться уехать навсегда при первой возможности.