Утром в 4 часа

Опубликованы рассекреченные документы о первых днях войны

22 июня отмечается как День памяти и скорби. В этот день в 1941 году началась Великая Отечественная война. Минобороны к очередной годовщине ее начала опубликовало новые документы с данными о первых сражениях. Среди них — директивы Народного Комиссара Обороны, приказы и донесения командиров воинских частей и соединений, наградные документы и т.д. Впервые опубликована Директива НКО СССР номер 1 от 22 июня 1941 года командующим 3-й, 4-й и 10-й армий. Она была телеграфирована чуть более чем за два часа до вторжения. Эти документы стоит прочесть каждому. Там вся жуткая правда о тех днях.

Читая эти рассекреченные архивы, как напечатанные, так и написанные от руки, погружаешься в ужас первых часов войны. Когда еще не было ясно, сколько она продлится — да и война ли это на самом деле или просто «провокации». Трудно тогда было представить даже отдаленно, в какую нечеловеческую цену потерь обойдется победа нашей стране. Ведь накануне 22 июня многие советские люди, да и военные действительно разделяли оптимистическую веру в то, что враг, если и осмелится напасть, то будет разбит в кратчайшие сроки, причем на его же территории.

Реклама

Тогдашнее советское руководство во главе со Сталиным ошибочно полагало, что Гитлер не станет вести боевые действия одновременно на два фронта — против Англии и СССР. Ведь в течение всех предшествующих месяцев авиация Германии (с августа 1940-го по май 1941 года) регулярно наносила массированные бомбовые удары по английским городам (хотя и более 500 раз нарушила советское воздушное пространство). И, возможно, Гитлер отказался от высадки десанта в Британию лишь после того, как Англии удалось создать довольно эффективную сеть из 80 радиолокационных станций, благодаря которым англичане стали чаще пресекать действия немецких самолетов и кораблей на расстоянии 100-200 км от своих берегов.

Так или иначе, телеграмма с Директивой НКО номер 1, поступившая лишь в полтретьего ночи командующим 3-й, 4-й и 10-й армий, в первом своем пункте говорила о том, что «возможно внезапное нападение немцев, которое может начаться с провокационных действий».

Пункт второй ставит задачу «не поддаваться на такие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». В то же время войскам отдан приказ быть в полной боевой готовности. В течение ночи 22 июня — занять огневые точки укрепленных районов вдоль государственной границы, а перед рассветом рассредоточить по полевым аэродромам авиацию, в том числе боевую, и тщательно ее замаскировать. Приведение частей в полную боевую готовность было оговорено условием «не развертывать дополнительный приписной состав». Заканчивалась директива Народного Комиссара Обороны номер 1 от 22 июня такими словами: «Никаких других мероприятий до особого распоряжения не проводить». Этот приказ был рассекречен впервые. Теперь мы знаем все о реакции советского командования в последние часы перед войной.

Кстати, о самолетах. К 22 июня 1941 года вдоль западных границ Советского Союза на трех стратегических направлениях Германия с союзниками сосредоточили 4980 боевых самолетов. В первые же часы войны была предпринята серия массированных ударов по аэродромам западных пограничных округов. В результате на аэродромах Киевского, Прибалтийского, Одесского, Западного Особого округов в первый же день вся Красная Армия потеряла около 1200 своих самолетов.

Рассекречен и приказ НКО номер 2, который был отдан уже в 7:15 утра. Обнародована его рукописная копия. Сквозь слова которой проступает полный кошмар происходящего, по-прежнему отчасти преисполненный непониманием масштабов происходящей катастрофы. В то же время уже отдан приказ войскам «всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили Советскую границу. Впредь до особого распоряжения наземным войскам границу не переходить». Таким образом, от идеи разбить врага на его же территории в первый же день войны пришлось отказаться.

Зайдя на сайт Минобороны, непременно прочитайте следующие далее донесения с мест боев Киевского, Западного и Ленинградского военных округов. Когда их читаешь, то кровь стынет в жилах. Это не та война, которую мы видим все чаще в современных фильмах «гламуризированной», приглаженной, где все и «красочно» (спецэффекты), и пафосно одновременно. Однако современный гражданский человек не может себе представить, что значит, скажем, одному отбивать атаку сразу нескольких вражеских танков.

Например, вот отрывок из боевого донесения 55-й дивизии Киевского особого военного округа о ходе боевых действий 24-25 июня. В одном из боев батарея 41-го гаубичного полка под командованием старшего лейтенанта Борисова прямой наводкой из трех орудий уничтожила шесть танков противника. Взвод младшего лейтенанта Брыкля подбил еще шесть танков. Когда все орудия его взвода были выведены из строя, то из обнаруженного недалеко орудия, оставшегося без расчета, младший лейтенант продолжал вести бой, подбив еще четыре танка.

После того, как закончились снаряды и там, он с водителем трактора поставили станковый пулемет на трактор, после чего они уже вдвоем продолжили вести неравный бой. Из пулемета! Против танков!

В другом эпизоде младший сержант Усейнов подбил из гаубицы немецкий танк на расстоянии 50 (!) метров от огневой позиции. Когда тот запылал, то он, не в силах сдержать радости, вскочил на лафет орудия и начал танцевать. В том бою Усейнов, в одиночку управляя гаубицей, подбил еще три танка.

К 22 июня вместе с союзниками Германия сосредоточила против СССР 5,5 млн человек, около 4,3 тыс. танков и штурмовых орудий, 47,2 тыс. орудий и минометов, без малого 5 тыс. самолетов, 192 корабля. В рядах Красной Армии на тот момент насчитывалось лишь около 3 млн человек, зато свыше 38 тыс. орудий и минометов, 13,1 тыс. танков, 8,7 тыс. боевых самолетов. Таким образом, технически советские войска были вполне готовы к отражению агрессии, имея в танках трехкратное, а в авиации — двукратное превосходство над немецкими войсками. Командование не предполагало, что при таком соотношении сил немцы «сунутся». Ведь советская военная доктрина того времени исходила из того, что наступать можно, лишь имея минимум двух-трехкратное превосходство в живой силе и технике. Руководство страны считало, что при имевшемся соотношения сил немцы напасть на СССР не рискнут.

Конечно, если сравнивать по тактико-техническим характеристикам, то по сравнению с Германией у СССР было слишком много техники и авиации устаревших образцов. Скажем, если немецкие танки могли пройти без капитального ремонта 10-12 тыс. км, то советские имели ресурс в 10 раз меньше. Они имели слабое пушечное вооружение и броню, защищавшую только от пуль и осколков. Единственным «конкурентоспособным» танком был тогда Т-34, но их еще было недостаточно на вооружении (немногим более тысячи). Такая же картина была в авиации.

Однако решающим стал именно фактор внезапности нападения. И именно в результате внезапности нападения СССР практически в первые же дни войны своего численного преимущества в технике лишился.

Первые недели войны стали для Красной Армии катастрофой. Хотя ее часто преувеличивают. К началу августа 1941 года потери Германии превысили 170 тысяч человек. У нее оставалось лишь не более 300 тысяч человек резерва.

Именно поэтому расчет был на блицкриг, а затяжную войну в конце концов Гитлер и не выдержал вместе со всеми своими союзниками. Потери СССР за это же время были в разы больше, и точной их оценки нет до сих пор. Возможно, общая точная численность потерь была тогда неизвестна даже советскому командованию. Историки приводят разные данные — вплоть до 2 млн человек, в том числе 750 тысяч убитыми (но это данные уже к концу сентября). К концу 1941 года СССР потерял в войне с Германией около 4,5 миллиона человек.

Однако страна сумела оправиться от этих поражений. Уже в декабре было предпринято контрнаступление под Москвой, и враг был отброшен от столицы. А причины, предпосылки и предопределенность советской великой победы над нацизмом можно увидеть в документах первых же дней войны. Вчитайтесь в них. Представьте хоть на миг, как шли на верную смерть те, кто еще несколько часов назад строил совсем другие планы в жизни. Враг и был ими разбит, и победа осталась за ними.

Вечная им память!