Пенсионный советник
Вот так сели

О том, кто в правительстве будет реализовывать обещания Владимира Путина

Президент России Владимир Путин и премьер-министр России Дмитрий Медведев во время встречи в... Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Президент России Владимир Путин и премьер-министр России Дмитрий Медведев во время встречи в резиденции «Бочаров ручей», 18 мая 2018 года
Премьер-министр Дмитрий Медведев представил Владимиру Путину свои предложения по составу кабинета министров. Президент подтвердил все кандидатуры. Если в кулуарах и были какие-то обсуждения и разногласия на сей счет, то они остались в стороне от внимания широкой публики. В результате в составе нового правительства оказалось еще меньше неожиданных назначений, чем предполагалось. Хотя совсем уж без сюрпризов все же не обошлось.

Прежде всего следует отметить, что силовой блок (плюс глава МИД) остался почти без изменений, что означает полную преемственность соответствующей политики как внутри страны, так и за ее пределами. Последний тезис подтверждается переназначением главой МИД Сергея Лаврова, хотя про него и ходили вялые слухи о том, что якобы он устал и может покинуть свой пост. Как говорится, не время для усталости. Кругом враги. И Лавров уже с ними со всеми знаком. Его уход мог бы дать ложный сигнал о возможной перемене курса. А Путин не хочет давать даже ложных подобных сигналов.

Реклама

МВД по-прежнему будет возглавлять Владимир Колокольцев, хотя ряд коррупционных скандалов в его ведомстве порождал еще недавно слухи о возможных переменах наверху. Министром обороны по-прежнему будет Сергей Шойгу, хотя некоторые отчаянные конспирологии и ему прочили перемену номенклатурной участи. Министром юстиции по-прежнему останется считающийся «близким к Медведеву» Александр Коновалов. Единственная перемена случилась в этом блоке с Министерством по чрезвычайным ситуациям, руководителем которого стал Евгений Зиничев. Про отставку уже теперь бывшего главы этого ведомства Владимира Пучкова слухи пошли сразу после трагического пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерове. И хотя обстоятельства этого происшествия, а также причины, приведшие к многочисленным человеческим жертвам, пока не стали во всех своих деталях достоянием широкой общественности, те кому надо, про истинное и не блестящее состояние дел в МЧС узнали. Дружеские отношения Владимира Пучкова с его предшественником, влиятельным политическим тяжеловесом Сергеем Шойгу, не помогли ему сохранить свой пост.

Что касается фигуры нового руководителя МЧС, то до недавнего времени замглавы ФСБ Евгений Зиничев в публичном пространстве запомнился своим молниеносным (и неожиданным для всех) пребыванием на посту главы Калининградской области. Во время которого он дал единственную пресс-конференцию, которая длилась минут пять.

Зиничев работал в ФСБ, будучи сотрудником Службы защиты конституционного строя, а также успел поработать в Федеральной службе охраны. Приход человека из ФСБ на МЧС может оказаться предварительным сигналом начала, как минимум, кадровой чистки, а как максимум — громких коррупционных расследований.

Сохранили свои посты в правительстве Ольга Васильева, Денис Мантуров, Владимир Мединский, Александр Новак, Максим Орешкин, Вероника Скворцова и Максим Топилин. У некоторых из них, правда, несколько изменится сфера ответственности. В частности, Ольга Васильева (хотя ей прочили уход и приход на ее место более «прогрессивного», а не «консервативного» руководителя) будет служить министром просвещения. Тогда как из состава ее бывшего ведомства выделено новое министерство — науки и высшего образования, которое возглавит Михаил Котюков, до настоящего времени — глава Федерального агентства научных организаций. Таким образом, не оправдались некоторые прогнозы, сулившие приход в министерство науки человека как раз из науки, знающего о ней не понаслышке, а не специалиста в том, как, условно говоря, разруливать финансовые потоки и «строить» ученых согласно бюрократическим нормативам (в чем Котюков как раз преуспел). Изменятся ли принципиальным образом отношения между теми же академиками и новым министерством по сравнению с теми, что были с ФАНО? А они были, мягко говоря, далеки от идеальных. И чем, собственно, Миннауки принципиальным образом будет отличаться от ФАНО, кроме разве что масштаба бюрократии?

Министром промышленности и торговли остался Денис Мантуров, которому прочили, правда, повышение до ранга вице-премьера, а то и первого вице-премьера. Не сбылось. Зато полномочия его министерства несколько расширятся, что станет для относительно молодого и очень энергичного Мантурова некоторым утешением.

Вопреки некоторым слухам сохранил свой пост и министр культуры Владимир Мединский. Даже несмотря на наличие уголовного дела в отношении его зама. Видимо, сочтено, что в настоящее время негоже менять человека, уже зарекомендовавшего себя ярым борцом за усиление патриотической линии по всем направлениям культуры. И подчас — любыми средствами.

Остался на своем посту и министр энергетики Александр Новак. Это правильно. В конце концов, арабские шейхи, с которыми именно Новак в основном и вел разговоры о заключении известного соглашение по сокращению объемов добычи «ОПЕК плюс», привыкли иметь дело именно с этим человеком. Не стоит заставлять их привыкать к другому. К тому же у Александра Новака сложились вполне рабочие отношения со всеми главными игроками топливно-энергетического рынка страны. Тогда как у прежнего куратора отрасли экс-вице-премьера Аркадия Дворковича — не со всеми.

Первый вице-премьер Антон Силуанов останется министром финансов. Сохранение поста министром здравоохранения Вероникой Скворцовой отчасти можно считать несколько неожиданным. Работу сферы здравоохранения в последние годы вряд ли можно считать блестящей, хотя нельзя считать и провальной. Скворцову можно отчасти упрекать в том, что она была недостаточно решительна в отстаивании интересов своего министерства в части федеральных ассигнований. С другой стороны, она была исполнительным чиновником, и здесь особых претензий к ней быть не может. Некоторые предрекают ей не очень простые отношения с куратором социальной сферой Татьяной Голиковой.

К некоторым новым фигурам на министерских постах стоит присмотреться повнимательнее, их приход может означать некоторые новые веяния на соответствующих направлениях.

Судя по некоторым кулуарным слухам, нешуточная закулисная борьба развернулась вокруг поста министра природных ресурсов и экологии. Предсказывали несколько кандидатур. Однако неожиданно новым министром станет бывший губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Кобылкин. Относительно новое лицо — министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев. К этой сфере деятельности ему не привыкать, впрочем. Он – бывший руководитель «кавказского» департамента Администрации президента и замначальника управления администрации президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Можно долго задаваться вопросом, а зачем, собственно, нужно отдельное министерство по делам Северного Кавказа, особенно в свете разговоров о необходимости сокращения бюрократического аппарата. Однако этот вопрос в контексте нынешней российской внутренней политики неизменно останется риторическим.

Министром цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, каковое возникло на основе прежнего Министерства связи во имя укрепления модного нынче направление развития «цифровой экономики», будет Константин Носков, возглавлявший ранее Аналитический центр при правительстве.

Прежний руководитель Николай Никифоров, казавшийся на момент своего назначения многим не только молодым, но и перспективным, и прогрессивным, покидает кабинет министров. Возможно, его уход отчасти объясняется тем, как Минсвязи взаимодействовало, прежде всего, с кураторами из ФСБ в части ужесточения регулирования интернета, блокировки соответствующих интернет-ресурсов и прочих действий, укладывающихся в широкое поле, обозначенное известным законодательством под названием «пакет Яровой».

Сменился и руководитель в Министерстве транспорта. Вместо Максима Соколова министром станет Евгений Дитрих. Уход Соколова был предсказуем еще с конца прошлого года, когда он получил нагоняй от президента Путина за то, что просмотрел скандальное банкротство авиакомпании «ВИМ-авиа». В то же время новый министр — человек для своего ведомства не новый, он был заместителем Соколова в части кураторства автодорог.

Пожалуй, одним из неожиданных назначений стал приход в кабинет министров Дмитрия Патрушева на должность министра сельского хозяйства вместо Александра Ткачева. Патрушев-младший, руководивший до сих пор попавшим под западные станции Россельхозбанком, обладает вполне очевидным недюжинным административным ресурсом. Будет весьма интересно посмотреть, как этот молодой и перспективный кадр будет взаимодействовать со своим куратором в лице вице-премьера Александра Гордеева. Означает ли продвижение 40-летнего Патрушева-младшего на столь высокий министерский пост предварительной компенсацией Патрушеву-старшему, если тот вдруг захочет (или его попросят) освободить место секретаря Совета безопасности, — это вопрос открытый.

Министром спорта остается бывший фехтовальщик Павел Колобков (впрочем, он на этом посту с осени 2016 года).

Министерство строительства под кураторством бывшего министра спорта Виталия Мутко возглавит Владимир Якушев, бывший тюменский губернатор. Тем самым он будет олицетворять верность суждения о том, что один из политических карьерных лифтов в России — это успешная работа на губернаторском посту. Лифт работает.

Среди прочих особенностей нового правительства следует также выделить формирование устойчивого и внутренне сбалансированного финансово-бюджетного блока с одной стороны и социального блока с другой. Хотя сам Алексей Кудрин, оставшись во главе Центра стратегических разработок и получая пост главы Счетной палаты, остался вне нынешнего кабинета министров, как минимум два человека, считающихся его верными соратниками, — Силуанов и Голикова — будут проводить его идеи в жизнь. Разумеется, если идеи получат принципиальное одобрение не только премьер-министра, но и президента страны.

Есть основания надеяться, что прежнее довольно серьезное противоборство социального и экономического блока в новом правительстве если не сойдет на нет, то значительно ослабнет. Это обстоятельство, безусловно, станет весьма полезным при проведении целого ряда важнейших преобразований как в налоговой, так и в социальной сфере. При том, что часть этих преобразований будут носить заведомо непопулярные характер. Каковые меры, согласно всем политическим законом, надо проводить решительно, хладнокровно и при этом технократично и грамотно. Речь, прежде всего, о пенсионной реформе и повышении возраста выхода на пенсию, а также о налоговых решениях, которые призваны будут найти новые источники пополнения бюджета во имя выполнения социальных обещаний Владимира Путина, уже сделанных им в начале своего четвертого срока правления.

Досидит ли это правительство до конца нынешнего президентского срока Путина с минимальными изменениями — этот вопрос пока открытый. Еще более непонятным является то, стоит ли искать среди нынешних членов кабинета министров возможного будущего преемника Владимира Путина. Впрочем, говорить о преемственности еще, кажется, совсем преждевременно. Не только потому, что подобные вопросы с горизонтом планирования шесть лет у нас так загодя не решаются. Но еще и потому, что пока еще даже не поставлен принципиально вопрос о том, в каком качестве Владимир Путин видит себя на политической сцене после 2024 года. И видит ли он там себя вообще. Кстати, ответ на этот вопрос будет во многом зависеть от успешности работы нового правительства в условиях, мягко говоря, непростой политической и международной конъюнктуры для России.