Договорная война

Почему ракетные удары США и из союзников по Сирии оказались выгодны всем

На месте разрушенного ракетным ударом Сирийского научно-исследовательского центра под Дамаском, 14... Hassan Ammar/AP
На месте разрушенного ракетным ударом Сирийского научно-исследовательского центра под Дамаском, 14 апреля 2018 года
США, Британия и Франция в ночь на 14 апреля нанесли удары по Сирии, которые в Москве расценили как агрессию. По информации The Wall Street Journal, президент США Дональд Трамп рассматривал в том числе вариант ударов по российским и иранским объектам. Этого не случилось, и удары, кажется, оказались «выгодны» всем сторонам.

Из всех сценариев возможной войны великих держав в Сирии — чуть ли даже не ядерной — которую всю минувшую неделю с интенсивностью обычных разговоров про погоду обсуждали политологи и просто «пикейные жилеты» в соцсетях пока случился самый невероятный и … благополучный.

Ракетные удары США, Великобритании и Франции по Дамаску больше всего оказались похожи на договорной матч в футболе. Результат действительно устраивает все стороны. Но это пока единственная хорошая новость. Все остальное очень плохо.

Действительно, свой дипломатический «восторг» ракетными ударами в ночь на 14 апреля по московскому времени по-своему выразили практически все заинтересованные стороны. Президент США радостно написал в твиттере, что «миссия выполнена» и что невозможно было ударить лучше.

Реклама

При этом Штаты и их союзники сохранили лицо, потому что публично обещать несколько дней удары возмездия за химическую атаку в Думе (была ли она — отдельный вопрос, который, похоже, мало кого реально интересует) и не ударить было бы совсем уж позорно.

Президент Асаад заявил, что удары еще больше сплотили сирийский народ вокруг действующей власти, а в самом Дамаске сразу после ударов прошли многочисленные митинги в поддержку сирийского режима. Российское Минобороны не преминул отметить, что сирийская ПВО (еще советского производства противоракетные комплексы) сбили 71 ракету из 103. Правда, и Штаты по большей части пускали «Томагавки», поставленные на вооружение еще в 80-х годах прошлого века.

На ходе войны в Сирии этот удар никак не скажется — об этом публично заявил даже министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. При этом Россия, Иран и Сирия получили возможность говорить, что США и их союзники своими бомбардировками помогают террористам. А Трамп, в свою очередь, показал, что Штаты могут бомбить любую страну, даже если там есть российские войска.

Созванное после ракетных ударов по инициативе России экстренное заседание Совета безопасности ООН показало, что «мировой парламент» по-прежнему не в состоянии решать вопросы войны и мира из-за непримиримых разногласий стран-членов Совбеза. Раньше шесть резолюций по Сирии ветировала Россия. Сейчас за российскую резолюцию с обвинениями в адрес США и их союзников в агрессии против Сирии проголосовали лишь три члена Совбеза (кроме самой России, еще Китай и Боливия), против – 8, четыре страны (в том числе Казахстан, вовлеченный в переговорный процесс по Сирии, правда, пока совершенно безуспешный) воздержались.

При этом само заседание померкло на фоне распространившегося в соцсетях видео, на котором постпреды России и США в ООН Василий Небензя и Никки Хейли в кулуарах общаются не просто дружелюбно, а прямо-таки нежно. Непохоже, чтобы даже в кулуарах дипломаты двух стран общались бы подобным образом, если бы эти страны действительно собирались воевать друг с другом.

Показательно, что ракетные удары не вызвали человеческих жертв и проводились исключительно по тем объектам, на которых не было российских и иранских войск и которые не находились в зоне ответственности российской ПВО в Сирии. При этом Россия явно была заранее предупреждена об ударах. А в воскресенье, 15 апреля, посол России в США Джон Хантсман-младший предупредил Москву и о том, что США будут вводить против нас новые санкции «за Сирию».

То есть, такая дежурная война по расписанию, дежурные санкции при полном отсутствии даже подступов к содержательному выходу из долговременного дипломатического тупика в мировой политике и военного — на Ближнем Востоке.

Конечно, хорошо, что «высокие воюющие стороны» отдают себе отчет в недопустимости прямых военных столкновений стран Запада и России ни в Сирии, ни где бы то ни было еще.

С другой стороны, население Сирии стало «подопытными кроликами» в потугах великих и не очень великих держав установить хоть какие-то правила игры в международной политике. Представители проамериканской коалиции (в частности, Франция и Германия, которая не присоединилась к ракетным ударам, но полностью их поддержала, как, кстати, и формальный союзник России в сирийской войне, но при этом член НАТО Турция) открыто говорят, что смысл этих ударов в том, чтобы «русские привели Асада за стол переговоров».

При этом пока попытки устраивать переговоры сирийской оппозиции в разной конфигурации с сирийской властью что в Женеве, что в Астане, что в Сочи не приводили ни к чему. Ни зоны деэскалации, ни проект новой Конституции страны, подготовленный при активно участии российских экспертов, не привели к миру в Сирии.

При этом, даже несмотря на очевидные военные успехи армии Асада, он вряд ли сможет взять под прочный контроль всю страну, особенно если из Сирии не захотят уйти США и Турция (причем последняя выступает за уход Асада даже более жестко, чем Штаты). При этом понятно, что России в Сирии нужен не столько сам Асад, сколько возможность испытать в боевых условиях оружие (об этом прямо говорил и российский президент), сохранить военные базы на Ближнем Востоке и вернуться в число «великих держав», решающих вопросы «большой политики» по всему миру.

Может ли еще Сирия стать предметом торга России с Западом за Украину — вопрос открытый. Но в любом случае война с запрещенной в России ИГ (а это официальная причина для нахождения в Сирии как российских, так и американских войск — в этом мотивация сторон полностью совпадает) уже явно не является реальной целью. ИГ де-факто разгромлена, а конца войне не видно.

Конечно, управляемая «договорная война» за тридевять земель от границ стран-участниц — не худший вариант дипломатических игр в нынешней ситуации. Но это явно паллиативный вариант.

Взаимное доверие у США и стран Запада с одной стороны, и России, с другой практически на нуле. Сирия стала дополнительным основанием для антироссийских санкций, которые сами по себе превращаются в главный инструмент сдерживания России.

Возможно, субботние ракетные удары показали, как стороны в нынешней ситуации могут и дальше избегать прямых военных столкновений. Но самих оснований для таких столкновений меньше не стало. Россия и Запад продолжают балансировать на грани большой войны, как канатоходец на канате, протянутом над пропастью в горном ущелье. И это точно не самый естественный способ передвижения. К тому же даже самый ловкий канатоходец может сорваться в пропасть в любой момент.