Блеск и нищета российских либералов

Каковы перспективы либералов в российской политике

Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Существует известная гипотеза, что в России существует 15-20% «либерального» электората. Но вот беда — записные либералы не могут получить голоса этих людей на выборах и тем самым подтвердить справедливость такого рассуждения.

Уже без малого 15 лет, с выборов 2003 года в парламенте отсутствуют любые правые партии. Тогда провалились «Яблоко» и Союз правых сил, не дотянувшие до планки в пять процентов голосов. И с тех пор на каждых выборах российские либералы демонстрируют унизительно невысокий процент голосов, крайне далекий от планки в 15-20%, которую нередко им обещают наши политические аналитики.

Реклама

Последние выборы президента продемонстрировали совершенно унизительный процент голосов за кандидатов, которых можно отнести к правому спектру и которые периодически именуются либеральными. Дьявол, конечно, в деталях. Во-первых, это не совсем либеральные кандидаты. Классической российской «правой» можно назвать, пожалуй, Ксению Собчак: дочь известного демократического политика 90-х годов, богатую и успешную женщину, выступающую за европейский путь развития страны. В случае с Григорием Явлинским ситуация уже далеко не столь однозначна. Его сторонники из «Яблока», безусловно, стоят на «западнических» позициях в плане свободы слова и защиты демократии, но в плане социально экономической программы нередко выступают с тех позиций, которые в Европе несомненно окрестили бы левыми или социал-демократическими. Выходец из «Яблока» российский оппозиционер Илья Яшин как-то в интервью именовал себя «социал-либералом», что, по сути, является стопроцентным аналогом «социал-демократов» для стран, где к слову «социализм» относятся осторожно. То есть «Яблоко» — партия больше левая, да и сам Явлинский в своей риторике нередко апеллирует к бедным и униженным.

Борис Титов — третий из «либеральной» линейки кандидатов — похож на правого (бизнесмен, защитник прав предпринимателей), но с одной важной поправкой — сам он себя предпочитает либералом не именовать, да и его «Стратегия Роста» от традиционных рецептов правых местами сильно далека.

И все же они все, с той или иной частотой этих трех кандидатов именовали либералами или правыми. Их характеризует упор на экономику (меньше у Собчак и полностью у Титова и Явлинского), причем с акцентом на уменьшение доли неэффективно хозяйствующего государственного бизнеса. Еще один часто повторяющийся месседж — европейский выбор для России, как в ценностном и политическом, так и в экономическом плане.

В этом смысле все три кандидата являются условными либералами. И вот они все втроем набрали 3,5% из 20, о которых говорят аналитики. Невыразительным был результат и в крупных городах и даже в столицах, которые традиционно считаются вотчиной правых западников, поскольку там живет «продвинутый» избиратель. Почему же так? Неужели либеральная (условно) идея в России обречена?

Не совсем так. Однако проблемы разного типа у политиков на правом фланге имеются.

Во-первых, само слово приобрело устойчиво негативный контекст в глазах значительной части российского электората, в том числе и потенциальных правых. Тут постарались и оппоненты из числа левых и провластных политиков, и сами «либералы».

Во-вторых, сам формат избирательной кампании референдумного типа. Традиционно считается, что правый избиратель капризен и часто настроен против власти. И если он увидел, что шансов не то чтобы на победу, но даже на более-менее достойный результат ни у кого из либеральных кандидатов нет, он и не стал тратить свое время и не дошел до выборов.

В-третьих, меню кандидатов было предложено, мягко говоря, спорное. Скажем, всем хороша Ксения Собчак, но видеть бывшую ведущую шоу «Дом-2» в качестве президента немногие согласятся. Или Григорий Явлинский — его выступления бывают скучноваты, хотя и аргументированы по сравнению с некоторыми соперниками. Позиция этих кандидатов по поводу внешней политики путинской России — которая во многом является точкой сборки и политики внутренней и того, что называют «крымским консенсусом» или «новым путинском большинством», — шла вразрез относительно чаяний большей части электората. А позиция Собчак, которая запросила на Украине разрешения посетить Крым для агитации, была непонятна не только пламенным патриотам России, но и украинцам. Если говоришь с избирателем на разных языках — сложно добиться взаимности.

Что до Бориса Титова, то впору ответить его же слоганом — «А что Титов?» То есть — низкая известность и крайне слабо проведенная кампания изначально лишали его шанса на достойный результат. Он и занял третье место с конца, едва одолев совсем уже карикатурных кандидатов Сергея Бабурина и Максима Сурайкина.

Наконец, часто забывают, что значительная часть потенциально правого электората голосуют за Владимира Путина. Объективно у Путина есть множество качеств, которые можно определить в качестве именно правого политика. Сам он себя даже определял в одном из интервью в качестве «настоящего либерала». И действительно, политика Путина зачастую более правая, нежели лозунги и обещания его записных противников. А власть вполне работает на включение активных и европейски настроенных граждан в управленческую деятельность — вспомнить хотя бы конкурс «Лидеры России», который недавно проходил при активном участии администрации президента.

Еще один аспект: агитация сторонников бойкота выборов (в первую очередь Алексея Навального, но не только его). Понятно, что никакой «забастовки избирателей» никто бы не устроил, история просто не знает эффективных примеров электорального бойкота. Но в результате агитации фрустрированным оказался именно что правый избиратель. Который на выборы не дошел, в то время как сторонники других кандидатов в среднем показали ответственность куда большую.

Кто привел своих сторонников на выборы, тот и в выигрыше — далеко не новость.

Означает ли это, что либерализм как идея в России нежизнеспособен? Конечно нет. Те самые 15-20% образованных «рассерженных горожан», предпринимателей и прочих представителей среднего класса никуда не делись. Да, их бесконечно расстраивают дрязги политиков, которые пытаются говорить от их имени (это еще одна важная причина, почему политики правого толка теряют или не могут завоевать доверие своих, как кажется, избирателей). И да: им не нравится, когда от их имени говорят люди, которые жизнь «на земле» видят только в эфире телеканалов или по дороге на эти телеканалы из загородного особняка. Но им, разумеется, требуется представительство в политической сфере.

Может, это кандидаты им и не по нраву, но вопрос их ангажемента в политическом плане все равно стоит остро. Понятно, что даже в будущем политическом цикле побороться за пост президента всерьез у кандидата от либералов-западников шансов будет крайне немного. Но вот навязать конкуренцию на осенних выборах мэра Москвы — представляется вполне реальным. Тем более, что та же Ксения Собчак вместе с Дмитрием Гудковым уже анонсировали создание партии с прицелом явно на эти выборы. А там уж — чем черт не шутит — может, и получится найти общий язык с избирателями на выборах в Госдуму в 2021 году.