На среду — война с Англией

Лондон отказался предоставить России доступ к материалам дела Скрипаля

Выступая в британском парламенте, премьер-министр Тереза Мэй объявила Россию причастной к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери. Якобы это было сделано разработанным в СССР еще в 70-х годах нервно-паралитическим веществом из семейства «Новичок». За несколько часов до этого Владимир Путин, отвечая на вопрос британских журналистов, заметил: «Вы сначала у себя разберитесь, а потом мы с вами это будем обсуждать». За дипломатической шумихой без ответа остается самый главный вопрос — кому нужна была смерть Скрипаля.

Фактически Британия бросила России вызов. Причем в парламенте британский премьер накануне выступала в таком тоне, как будто Лондон уже во всем «у себя» разобрался. России предъявлен ультиматум, и она должна представить свои объяснения произошедшему до конца дня вторника. В случае их отсутствия или предоставления таковых, которые Британия сочтет неудовлетворительными, попытка отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его 33-летней дочери будет расценена как акт агрессии в отношении Британии и последует «жесткий ответ». Глава МИД России Сергей Лавров отказался отвечать на ультиматум — Москве не предоставили материалы дела. Таким образом, уже в среду может начаться как минимум дипломатическая война с Великобританией.

Реклама

Выступление Мэй происходило на фоне информационной шумихи, поднятой в британских СМИ вокруг отравления Скрипаля. Не было представлено ни одной версии, не связанной с Россией, сама ее причастность подавалась как очевидность. От премьера было трудно ожидать иного выступления, кроме резкого. Тем самым она решала и ряд своих внутренних проблем. Во-первых, ее негласный политический соперник глава МИД Борис Джонсон с первых же дней после происшествия взял резкий тон, из его уст уже поступил целый ряд угроз в адрес Москвы. Во-вторых, Мэй сейчас вовсю критикуют за невнятность и мягкотелость в проведении переговоров о выходе Британии из ЕС. И вот подвернулся повод показать, что она решительный руководитель, отстаивающий национальные интересы страны. На чем, как не на «русском вопросе», который превратился в ряде западных стран в настоящий жупел, это сделать.

При этом обстоятельства происшествия оставляют целый ряд не проясненных вопросов.

До сих пор непонятно, где именно Скрипали получили дозу, которая может стать для них смертельной.

О примененном отравляющем веществе говорят, что оно сильнее, чем нервно-паралитический газ VX, и от него умирают в течение нескольких минут. Однако отец и дочь, судя по всему, находились под воздействием вещества несколько часов, «наследив» сразу в нескольких местах, от собственного дома до пиццерии и лавочки рядом с ней. То есть яд был все время с ними. Как он к ним попал и где — неизвестно.

Непонятно, почему лишь один из контактировавших со отравленными — сержант Ник Бейли — получил дозу, намного большую, чем другие контактировавшие. Где он ее «добрал»? Спорной кажется и реакция властей. Антитеррористическое подразделение подключилось к расследованию лишь спустя двое суток после преступления. Еще позже появились войска с костюмами химзащиты. Местным жителям были даны рекомендации помыть и постирать свою одежду лишь спустя неделю! По мнению американской компании CNN, действия, которые совершали власти, могут свидетельствовать, что в какой-то момент было принято решение придать событию максимальный именно политический резонанс. И теперь само расследование уже находится во власти этого резонанса.

Вызывает вопросы и способ отравления. Получается какой-то прямо «показательное убийство», совершенное с целью едва ли не однозначно указать на, по крайней мере, страну происхождения ОВ. Это если британцы говорят правду. С трибуны парламента Тереза Мэй заявила о применении яда из семейства «Новичок». Про эти ОВ, которые разрабатывались в СССР в 1970-80-х годах (в частности, в секретной лаборатории в Шиханах в Саратовской области), мало что известно. Судя по всему, речь идет о бинарном оружии, каждое из составляющих которого совершенно безвредно, его нельзя засечь, скажем, в аэропорту. Принадлежа к фосфор-органическим веществам, используется для производств сельскохозяйственных удобрений. Об этих отравляющих веществах писал в газете «Московские новости» в 1992 году «военный химик» Вил Мирзаянов. Вскоре он уедет в Америку, напишет книгу и массу статей, где будет разоблачать советскую программу химоружия. Он жив и поныне и сейчас воспоминает, что формулу «Новичка» хотел якобы раскрыть в одной своей книге, но ему не велели американцы. Как видим, формула эта, как минимум, утекла на Запад уже давно.

По некоторым данным, подобный яд применялся во время отравления банкира Ивана Кивелиди в августе 1995 года. Умер он, умерли секретарша, эксперт, который анализировал причину смерти. За убийство Кивелиди в 2007 году был осужден его бизнес-партнер Владимир Хуцишвили. Причиной стали сугубо коммерческие разборки. Судебный процесс был секретным.

Однако если версия о применении данного ОВ верна, то она тоже свидетельствует о том, что это вещество «утекло» из советских арсеналов уже давно. И нынешние российские власти вряд ли должны нести ответственность за то, что происходило во времена Бориса Ельцина.

Кстати, Конвенция о запрете химоружия 1993 года не регулирует детально ситуацию незаконной утечки такого оружия, тем более произошедшей до 1993 года. Россия — а химические арсеналы были в советское время только на территории РСФСР — отчиталась о полном уничтожении всего имевшегося у нее химоружия 27 сентября 2017 года. Однако нет никаких гарантий, что формулы не одного отравляющего вещества утекли на Запад вместе с десятками российских ученых, как это произошло с Вилом Мирзаяновым. Как бы то ни было, как пояснил Сергей Лавров, Британия должна запросить информацию об отравляющем веществе в стране его предполагаемого происхождения, а если не получит удовлетворительного ответа (в течение 10 дней) — в Исполнительный совет Организации по запрещению химического оружия и в Конференцию государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия.

Наконец, непонятен сам мотив убийства. Совершенного, подчеркнем, с оставлением чуть ли не «подписи» прямо на месте преступления. Зачем это Кремлю за две недели до президентских выборов? По отношению к шпиону, которого обменяли аж семь лет назад. Именно обменяли, а он не сбежал. Убивая его, если бы эти люди были действительно «подосланы Кремлем», убийцы раз и навсегда дискредитируют саму идею обмена провалившихся разведчиков. Логики в этом нет никакой. И это не имеет прецедентов в современной истории спецслужб.

Та же CNN в этой связи делает другое интересное предположение: а что, если это убийство было совершено некими «темными силами российского государства», которые тем самым хотели бы подтолкнуть Путина к новой конфронтации с Западом и изоляции России, делая ее заложницей этих самых «темных сил». Это выглядит красиво для детективов, однако почему бы тогда — ну чисто для «баланса» — не предложить еще более простую версию. Что убийство было «подставой» и провокацией, организованной вне России?

Уж как-то очень «вовремя» (к выборам) и как-то очень охотно раздувается политическая истерика по этому поводу.

То, в какой резкой, ультимативной форме у Москвы Лондон теперь требует объяснений, наводит на мысль, что последующие действия уже запрограммированы, а Лондон открыто нарывается на жесткий ответ Москвы. Мэй, по сути, сама себе отрезала путь к отступлению, в резкой форме обвинив Россию, не имея на то достаточно доказательств (не названо ни одного даже предполагаемого исполнителя). Теперь ее задача будет состоять в том, чтобы к обвинениям Лондона присоединились другие западные союзники. В первой своей реакции США воздержались от выдвижения обвинений именно России, хотя сам «акт агрессии» осудили.

Однако уже на следующий день госсекретарь Рекс Тиллерсон заговорил о «наиболее вероятной причастности России». «Мы считаем, что те, кто ответственен (в отравлении Скрипаля и его дочери — «Газета.Ru») — это касается и заказчиков, и исполнителей — должны столкнуться с серьезными последствиями», — заявил госсекретарь. «Подтягиваются» французы, немцы, а уж за некоторыми восточноевропейскими странами точно не заржавеет.

Каковы могут быть санкции? Притом, что до среды, когда они уже могут быть объявлены, новых доказательств вряд ли прибавится. Для проведения в жизнь кое-каких мер, кажется, англичане только и ждали удобного повода и теперь считают, что таковой нашелся.

Первое и самое «простое» — это высылка дипломатов. Это вообще уже можно считать старой, хотя недоброй российско-британской традицией. Кажется, ни с кем мы так много взаимно не высылали дипломатов, как с Британией. И вообще «шпионские скандалы» с Туманным Альбионом у СССР, а позже России всегда протекали в гораздо более острой форме, чем даже с Америкой в годы «холодной войны».

В 1971 году правительство Эдварда Хита выслало аж 105 советских дипломатов, обвинив их в шпионаже. После побега в Британию полковника КГБ Олега Гордиевского правительство Тэтчер выслало 31 сотрудника КГБ и ГРУ, работавших под дипломатическим прикрытием, в ответ СССР выслал 25 британцев. В 2007 на фоне скандала вокруг Британского Совета в России (он был изгнан из России в конце концов) и отравления Александра Литвиненко ограничились взаимной высылкой по четыре дипломата с каждой стороны.

Давно Британии не нравится также идея проведения чемпионата мира по футболу в нашей стране.

Англичане с самого начала пытались спровоцировать ФИФА на пересмотр такого решения. Сначала говорили, что русские ФИФА «подкупили». Не прошло. Потом возник украинский кризис, и англичане были в числе первых, кто заговорил о переносе чемпионата из России. К себе, разумеется. Сейчас пока речь идет о бойкоте со стороны государственных служащих, а не самих футболистов. В то же время в парламенте уже поднята тема, что, мол, русские будут мстить английским болельщикам за санкции Терезы Мэй. Идею ограниченного бойкота пока поддержали Польша, Япония, Австралия. Источники в Лондоне говорят, что Британия теперь может повысить ставки и поставить вопрос о полном бойкоте чемпионата. Если на бойкот отважится лишь сборная Англии, то тем самым она нарушит устав ФИФА, статья 6 которого гласит, что «все страны-участницы обязаны принять участие в назначенных играх, кроме случаев, когда они выбывают из чемпионата мира». Самовольный отзыв команды грозит штрафом в 250 тыс. швейцарских франков, который удваивается, если отзыв произошел менее чем за месяц до начала чемпионата. Также в этом случае английская сборная должна быть отстранена от чемпионата мира-2022.

Однако если действия Запада станут коллективными, то ФИФА может «дрогнуть» и с ней удастся договориться. Чай, не впервой играть в большом спорте по двойным политическим стандартам. В постсоветское время был лишь один прецедент замены команды-участницы ЧМ — в 1992 году в связи с началом гражданской войны сборную Югославии заменила команда Дании.

В британском парламенте уже лежит законопроект, аналогичный американскому «Акту Магницкого». Санкции в нем предусмотрены за коррупцию и массовые нарушения прав человека. Впрочем, американский опыт уже показал, что и то, и другое может быть истолковано весьма произвольно.

Наконец, многие британские политики давно говорят, что пора, мол, «ударить по русским деньгам». На основании недавно принятого закона сейчас в Британии уже стали «трясти» в том числе российских олигархов и чиновников, имеющих там недвижимость. На предмет законности происхождения средств. В случае, если не удастся доказать законность средств, то имущество стоимостью свыше 50 тыс. фунтов стерлингов может быть конфисковано.

Кстати, любопытно, что предъявляя «ультиматум России», Тереза Мэй действует ровно по той же банкирской логике compliance: это вы должны доказать, что не совершали преступления, а не мы будем доказывать, что вы его совершали.

Пока расследований на предмет «законности» недвижимости — единичные случаи. Однако пристрастное внимание ко всем российским капиталам на фоне политической истерики неизбежно. Известно, что в престижных районах Лондона не менее 10 000 единиц элитной недвижимости принадлежат неким иностранным владельцем, скрывающимся за офшорными компаниями. Это не только русские, но и китайцы, а также арабы, представители некоторых других стран. На русских много. Из них не менее 500 — мультимиллионеров. Их, теоретически, могут ждать трудные времена, пока британские исследователи будут разбираться, кто из них «пропутинский», а кто — «антипутинский».

Еще правительство Дэвида Кэмерона начало предпринимать усилия по раскрытию конечных бенефициаров всех офшоров британской юрисдикции. Теперь, под предлогом борьбы с «грязными русскими деньгами», этот процесс может усилится. В прессе также мелькают такие угрозы, как раскрытие общественности счетов наиболее известных российских чиновников и политиков. Звучит, конечно, как страшная угроза, однако вряд ли в результате общественности будут предъявлены счета открытые, скажем, на имя Владимира Владимировича Путина в лондонском Сити. Кроме того, «махать шашкой» в финансовой сфере британцам следует с некоторой осторожностью. Их выход из Евросоюза уже грозит сокращением объемов банковских услуг и операций, совершаемых в Лондоне, на 25%. Если они теперь под политическими предлогами начнут охотиться за всеми русскими деньгами подряд, это точно не прибавит доверия британским финансовым институтам.

Также Тереза Мэй может обратиться к союзникам по Евросоюзу и НАТО с предложением о расширении антироссийских санкций и распространении их на новые сферы.

Однако вряд ли в нынешней ситуации, особенно на фоне отсутствия конкретных доказательств вины России в отравлении Сергея Скрипаля, союзники проявят в этом вопросе высокую солидарность.

Так или иначе, обо всех этих и некоторых других мерах британский премьер может объявить уже в среду. Нетрудно предсказать, что российский ответ будет быстрым и, скорее всего, не менее жестким. В отношениях с Великобританией у нас существует не только традиция масштабных дипломатических войн, но и сдерживающих факторов по сравнению с теми же Соединенными Штатами куда меньше. Наши межгосударственные отношения пребывают в весьма скверном состоянии начиная с 2007 года, после отравления Александра Литвиненко.

Именно с тех пор прекращено сотрудничество по многим направлениям на межгосударственном уровне, в том числе по линии спецслужб. Кстати, возможно, это сотрудничество помогло бы вывести на истинных заказчиков и на исполнителей отравления Сергея Скрипаля. Однако об этом речи не идет. Для Лондона виновные уже практически назначены. До суда. Даже английского.

На фоне обвинений России фактически в государственном терроризме, который в Москве считают не только не доказанным, но и наглым, ответные действия могут также носить характер «повышения ставок» в противостоянии с Британией. Нельзя исключать, что в случае чего Москва будет готова пойти не только на отзыв послов и понижение уровня дипломатического представительства, но и на полный разрыв дипломатических отношений. В конце концов, вызов брошен, и не принять его нельзя.