Пенсионный советник

Алле, прачечная?

О хитросплетениях в системе выдачи разрешений на показ кино в России

Кадр из фильма «Мстители: Война бесконечности» (2018) Marvel Studios Inc.
Кадр из фильма «Мстители: Война бесконечности» (2018)

Начало российского проката очередного зарубежного фильма — «Мстители: Война бесконечности» — перенесено. Российское отделение The Walt Disney Company деликатно не пускается в рассуждения о мотивах такого решения, в результате которого фильм лишится сборов в первую майскую декаду, сравнимую по посещаемости с новогодними каникулами. Однако вопросов относительно прокатной политики ведомства Владимира Мединского возникает все больше.

Сам Мединский говорит, что ничего не знает о переносе в России даты начала проката «диснеевского» фильма, мировая премьера которого назначена на 4 мая. Проверить это не представляется возможным. Как не представляется возможным вникнуть и в политику Минкульта по части выдачи/невыдачи прокатных удостоверений, а также рейтингования фильмов для разных возрастных категорий — ввиду полной непрозрачности такой политики. В то же время ничто не мешает предположить, что, теоретически, многие подобные решения, принимаемые неизвестно кем (так что даже и министр не в курсе) могут носить корыстный характер. Повторим, это всего лишь предположение, однако именно такие предположения и рождаются обычно на фоне секретности процедур.

У общественности, следящей за руками Минкульта, раздающими прокатные удостоверения, сразу же возникло подозрение об истинных причинах переноса. По некоторым сведениям, на 3 мая, помимо выхода пяти европейских и одного китайского фильма (можно предположить, что им будет трудно составить кассовую конкуренцию с американской продукцией), запланирован выход фильма Константина Хабенского «Собибор» (это его режиссерский дебют).

Реклама

Фильм посвящен истории восстания в одноименном концлагере в 1943 году, которым руководил лейтенант Красной армии Александр Печерский. Идея ленты принадлежит, вы будете удивлены, самому Владимиру Мединскому. В связи с чем логичен вопрос: заинтересован ли министр в повышении кассовых сборов данного фильма, в том числе за счет устранения конкурентов? И если да, то как он, обуздывая самого себя, остается беспристрастным при принятии решения о дате начала проката тех или иных картин? Оставим оба вопроса риторическими.

У экспертов, следящих за политикой в области кинематографа, еще в памяти скандальная история с фильмом «Смерть Сталина», «черной комедии» британского режиссера Армандо Иануччи. В декабре прошлого года ему было выдано прокатное удостоверение с началом действия в конце января. Однако буквально за день до премьеры оно было отозвано под возмущенные выступления патриотически озабоченной общественности, утверждавшей, что данный фильм оскорбляет нашу историю, конкретно ветеранов войны и Сталинградскую битву (ее годовщина — 3 февраля), хотя про Сталинград в фильме ни слова и ни кадра. В обоснование отзыва удостоверения Минкульт заявил, что в «Смерти Сталина», дескать, содержится запрещенная информация. При этом даже не удосужился уточнить, какая именно. Впрочем, в ходе заседания суда 14 февраля стало известно, что Минкульт неожиданно отозвал протокол на кинотеатр «Пионер» — за показ «Смерти Сталина». Причина изменения позиции пока не ясна.

В то же время некоторые заподозрили, что запрет проката «Смерти Сталина» мог быть своего рода местью Минкульта за скандал, поднятый в связи с тем, что министерство пыталось подвинуть по времени проката фильм про медвежонка Паддингтона. Говорили тогда, что якобы для того, чтобы оказавшийся сверхпопулярным отечественный фильм «Движение вверх» (снятый командой Никиты Михалкова) собрал бы еще бОльшую кассу. При этом смерть Сталина и медвежонка Паддингтона объединяет то, что их прокатом в России занималась одна и та же компания. Ей якобы и отомстили, а фильм про Паддингтона вышел почти вовремя не потому, что Минкульт внял протестам кинообщественности, а потому, что, будучи перенесенным на февраль, она создал бы излишнюю конкуренцию фильму Бондарчука.

Видите, как у них там все сложно в Министерстве культуры. Приходится все время разруливать да лавировать. При этом вовремя включать «патриотические барабаны», под бой которых, вернее под громкую соответствующую риторику, можно, оказывается, манипулировать прокатными удостоверениями. Играя, соответственно, на или против кассы тех или иных фильмов.

Даже если за этим не кроется непосредственно коррупционных интересов, «осадочек» остается все равно нехороший.

Это помимо того, что вообще непонятно, с какого перепугу именно чиновники Минкульта должны решать, какой фильма смотреть российской публике и когда. Почему от принятия решений по этим вопросам напрочь отстранена кинематографическая общественность, прокатные компании, кинотеатры, наконец? Подобная политика Минкульта ведь создает большой элемент непредсказуемости на кинорынке. Не говоря о том, что даже «бескорыстное» лоббирование (допустим, что мы поверили в это) тех или иных отечественных фильмов, подаваемое под соусом патриотизма, создает неравные условия конкуренции на кинорынке. И получается, что, сняв любую якобы «патриотическую» лабуду, такой «патриот-ремесленник» может заранее рассчитывать на получение гандикапа. В целом это рано или поздно приведет к падению качества отечественного кинематографа, как происходит со всякой продукцией, получающей необоснованные преимущества на рынке.

Ровно такой же характер – но еще более скрытый от общественности, чем выдача прокатных удостоверений — имеет политика Минкульта по присвоению того или иного возрастного рейтинга картине. Чем выше рейтинг (18+, скажем), тем потенциально меньше аудитория фильма и его кассовые сборы.

Скажем, в США система рейтингов была введена еще в 1968 году. С поправками 1990 года существуют несколько градаций: от G (General Audiences, фильм для всех возрастов) и PG (рекомендуется сопровождение взрослых) до X, что примерно эквивалентно мягкому порно. У нас система, якобы аналогичная американской, была введена в 2012 году. Но, как всегда, мы и тут пошли своим путем.

В отличие от США, рейтинги у нас присуждают чиновники (там общественная организация — Американская киноассоциация, при участии родительской общественности). К тому же никакое министерство никакие прокатные удостоверения в Америке не раздает. Купил права на фильм — и прокатывай.

Система наших рейтингов (а их присваивает чиновник на уровне всего лишь департамента Минкульта) четырехступенчатая: 6+, 12+, 16+, 18+. Никакая общественность при этом даже близко не стоит.

Так вот, по подсчетам известного кинокритика Юрия Гладильщикова, если в США за последние 17 лет самый строгий «массовый» рейтинг NC-17 (предпоследний до X, разрешено с 17 лет) был присвоен примерно 130 фильмам, то у нас из фильмов, вышедших в прокат в 2016-17 годах, аналогичным рейтингом 18+, существенно снижающим кассовые сборы, ударили по более чем сотне картин. При этом, что примечательно, картина Никиты Михалкова (и снова он) «Солнечный удар», где имеется вполне откровенная постельная сцена, получила 12+. А, скажем, стерильный, но американский «Стив Джобс» — 18+.

Не слишком ли много власти, притом власти тайно, кулуарно употребляемой взяло на себя Министерство культуры времен Владимира Мединского? Прямо не Минкульт получается, а какая-то частная «прачечная».