Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Нас не догонят»: уголовные дела после бегства

О том, почему «всю правду» мы узнаем после ЧП

Алексей Филиппов/РИА «Новости»

На днях по следам скандала вокруг тюрьмы «Матросская тишина», где правозащитники обнаружили ВИП-камеры сродни четырехзвездочным гостиницам, уволили заместителя ее начальника, а еще троих сотрудников привлекли, страшно сказать, к дисциплинарной ответственности. А еще ФАС вдруг объявила, что обнаружила сговор на 25 млрд руб. при строительстве аэропортов, открыв дело против компаний «Трансстроймеханизация» (входит в группу «Мостотрест») и «Трест «Камдорстрой». Что роднит эти две новости?

А роднит их то, что можно выразить словами «старинной» антисоветской песни: «Отец Иосиф был народный наш отец,/ Он строил ГЭС, он строил ГРЭС, он строил ТЭЦ./ При нем колхозы поднялись, У лорда слезы пролились,/ Капитализму наступил при нем конец./ Ну а потом его маненечко того,/
И тут всю правду мы узнали про него:/ Что он марксизму изменил,/ Что многих жизни он лишил,/ И что сидели все в тюрьме до одного./»

И далее так про всех прочих генсеков. Про которых мы узнаем «всю правду» только после того, как они сами «маненечко того». Нынче времена вегетарианские, поэтому «всю правду» можно часто узнать еще при жизни фигурантов — после того, как тот или иной крупный бизнесмен или банкир уже сбежали за границу или же случилось некое ЧП, на которое надо каким-то образом реагировать, а не реагировать нельзя.

Другой вариант, когда в «подковерных разборках» той или иной компании с власть предержащими доходит до «наезда», истинные причины которого вовсе не в том, в чем официально обвиняют данную компанию, а том, что она впала в немилость.

Реклама

В этом смысле первой реакцией многих на заявление ФАС по поводу уже построенных аэродромов и взлетно-посадочных полос (а речь идет минимум о шести крупнейших транспортных узлах) будет – «а чего это вдруг наехали-то»? Потому что многие просто не верят, что регуляторы и надзирающие в соответствующих отраслях и сферах просто добросовестно выполняют свою работу в интересах, так сказать, общественного блага. Не верят даже тогда, когда дел обстоит именно таким образом и никакой иной конспирологической подоплеки просто нет.

Однако куда чаще реакция постфактум дает, как минимум, почву для подозрений в том, что регуляторы прекрасно знали, что происходит, но не реагировали. По каким причинам не реагировали? Таких вопросов им, в свою очередь, деликатно не задают.

Скажем, трудно себе представить, чтобы начальство «Матросской тишины», как минимум, не догадывалось, что творится в его хозяйстве, кто и по каким расценкам «проплачивал» упомянутые ВИП-камеры. Но пока об этом в конце декабря не раструбили правозащитники, входящие в состав Общественной наблюдательной комиссии Москвы, никаких мер не предпринималось. А когда история всплыла наружу, то первой реакцией начальника «СИЗО номер 1» Владимира Клочека стал запрет общественникам посещать подведомственный ему объект. А то ишь, понимаешь! Такая реакция, если смотреть со стороны, похожа на досаду по поводу огласки, нежели искреннее возмущение произошедшим.

Или взять ситуацию с одним из крупнейших то ли банкротств (официальное решение суда по этому вопросу вчера опять было отложено), то ли провалов игравшей заметное место на рынке авиаперевозок компании ВИМ-авиа. Тут «узнали мы всю правду» лишь после того, как с этими самыми перевозками произошел коллапс, тысячи пассажиров застряли, не сумев вылететь, а ситуацию пришлось разруливать во многом за счет «Аэрофлота». В буквальном смысле этого слова. Все это произошло уже после непосредственного вмешательства президента, обратившегося к кураторам и начальникам с простым, но, похоже, риторическим для них вопросом: а вы-то куда смотрели? Все ж рапортовали, что все хорошо. А оно вон как вышло. Предыдущее банкротство еще более крупной авиакомпании «Трансаэро» протекало примерно по такому же сценарию.

Владельцы «ВИМ-Авиа», как известно тут же после скандала вокруг компании бежали за границу, следователи, разумеется, тут же арестовали несчастных главбуха и гендиректора, обвинив по универсальной статье «мошенничество». А Росавиация сейчас придирчиво всматривается в каждую букву плана финансового спасения и возобновления деятельности «ВИМ-Авиа» на базе перевозчика «АэроБратск». Раньше бы так же пристально всматривались в ее деятельность. До того, как Путин велел разораться, строго указав также министру транспорта Максиму Соколову.

С банками, вы будете удивлены, ровно такая же история.

Вдруг в один не очень прекрасный момент обнаруживается, что тот или иной крупный банк сильно не здоров. Но при этом его владельцы чаще всего уже машут ручкой и посылают на родину досадные заявления откуда-нибудь из Лондона.

Или другого такого же места, объединенного с Лондоном словами уже другой, постсоветской, песни — «Нас не догонят». При этом по рынку, оказывается, давно ходили нехорошие слухи про данный банк. Но регулятор – в данном случае в лице ЦБ – вовремя «не отрегулировал». И всегда в таких случаях будут возникать два главных вопроса – не смог или не захотел?

Вот относительно свежий пример. Владелец Промсвязьбанка (ПСБ) Дмитрий Ананьев говорит, что решение ЦБ о санации банка, по его мнению, является ошибочным и «в высшей степени спорным», а банк, дескать, был платежеспособным, ликвидности хватало. Но говорит он это все почему-то уже из-за границы, куда, оказывается, давно хотел поехать полечиться. Кстати, ЦБ предлагал принят закон о том, чтобы в судебном порядке ограничивать выезд из страны владельцев проблемных банков. Но почему-то именно в этой конкретной сфере законодатели пока предпочитают не плодить запретительные сущности.

Проблемы с сердцем, на которые ссылался Ананьев, сильно обострились, видимо, после того, как представители ЦБ объявили, что из ПСБ пропали кредитные досье на 109 млрд рублей. В банк назначена временная администрация.

Чаще же всего в таких случаях банк прекращает свое существование. За уже почти четыре года руководства ЦБ Эльвирой Набиуллиной счет ушедших с рынка кредитных организаций давно перевалил за 300. Там было активов на примерно 3 трлн рублей, а суммарная «дыра» в балансах банков, у которых была отозвана лицензия, превысила 1,5 трлн рублей. Чаще всего выясняется, что деньги были еще до отзыва лицензии выведены, а бывшие владельцы влачат не бедное существование на прекрасном для них Западе. Самые яркие по наглости примеры – бывший глава Банка Москвы Бородин или бывший владелец Межпромбанка Пугачев.

При этом за последние 10 лет в судебном порядке государству удалось взыскать с бывших владельцев банков-банкротов лишь примерно 100 млрд рублей. Вернее – вынести судебные решения на такую сумму. Реально взыскали примерно 200 млн рублей.

Такова цена для экономики и налогоплательщиков системы, которая в лице своих регуляторов, контролеров и прочих надзорных органов, которые плодятся уже со скоростью грибов после дождя, а их инструкции и регламенты становятся все жестче и пухлее – любит помахать кулаками после драки. И чем решительнее это «махалово», тем больше оснований подозревать, что соответствующие государственные институты просто не эффективны в выполнении своих функций. А руководящие ими начальники думают не столько об общественном благе, сколько о чем-то еще.