Пенсионный советник

Бойкот будущего

ЦИК не допустил Навального к участию в выборах

Eduard Korniyenko/Reuters

После того, как ЦИК предсказуемо не зарегистрировал Алексея Навального кандидатом в президенты, он и его сторонники так же предсказуемо призвали к бойкоту выборов. Насколько оправдана тактика бойкота, даже если исходить из интересов самой оппозиции?

Алексей Навальный уже не в первый раз показывает, что считает единственным «кандидатом от оппозиции» только себя и никого больше. Ради поддержания этого имиджа он готов бросать в «политическую топку» своих сторонников, просто «кидать их» и делать все от него зависящее, чтобы, не дай бог, никто из других оппозиционеров не «высунулся» и не составил бы ему конкуренцию. Все такие люди либо объявляются «агентами Кремля», либо ставятся в «полный игнор» с его стороны. Как это произошло на недавних муниципальных выборах в Москве, к примеру. Где, с одной стороны, оппозиция пыталась заполучить некое количество депутатов, чтобы хотя бы иметь возможность впоследствии преодолевать «муниципальный фильтр», а, с другой, человек, который еще недавно как бы всерьез баллотировался на пост мэра Москвы, вполне откровенно продемонстрировал, что ему на эту Москву со всеми ее проблемами — плевать с высокой оппозиционной колокольни. При поддержке Навального и контролируемых им структур оппозиция могла бы, теоретически, набрать нужное число муниципальных мандатов, которые потом помогли бы выдвинуть кандидата от оппозиции без того, чтобы клянчить подписи у единороссов. Однако появление такой заметной фигуры не входит в интересы Навального.

Реклама

Собственно, с выборами президента — примерно та же история. Отказ в регистрации был более чем предсказуем: соответствующие судебные инстанции уже вынесли по этому поводу все необходимые решения. С судимостью по «делу «Ив Роше», пусть даже и с условным приговором, Навальный чисто юридически не может быть зарегистрирован. Можно считать это «административно-судебным давлением». Можно — проявлением «несправедливости» системы. Однако на сегодня система такая, какая она есть. Эти правила игры могут не нравиться.

И в нее, то есть вообще в политику, можно, теоретически, «не играть». Сдав всю политическую поляну откровенным охранителям и мракобесам. Которые будут монопольно формировать свою повестку дня, а те, которым такая повестка не нравится, будут стоять в сторонке — все «в белом» — и ужасаться.

А можно «ввязаться в бой, а там посмотрим», как говаривал старик Суворов. Можно, кстати, провести определенную аналогию с предстоящими Зимними Олимпийским играми. Многим не нравятся правила МОК, по которым российских спортсменов отстранили как команду — «не зарегистрировали», так сказать. Однако принято решение играть по тем правилам, что есть. А не вставать в позу изгоя.

На нынешних выборах у российской оппозиции — всех мастей — есть реальный шанс, именно не вставая в позу изгоя и ни в чем нигде никогда не участвующих чистоплюев, заявить о себе, как минимум. И о своих идеях. Напомнить, что есть в стране мысли, спикеры, политики помимо единороссовских.

Против этого есть якобы «железный аргумент»: что, мол, толку участвовать в выборах, на которых заведомо выиграет Владимир Путин. К этому Навальный добавляет свой «железный аргумент»: мол, нынешнему фавориту гонки «подбирают удобных соперников». Однако если посмотреть на социологические опросы относительно шансов самого Навального, то их у него не только против Путина нет, но и против ряда других кандидатов в президенты. Хотя бы по той простой причине, что для победы на выборах нужна не программа из одного пункта, который гласит «Все воруют!», но некая конструктивная, позитивная программа действий.

В которой рассказывалось бы не только как сделать так, чтобы перестали воровать, но и так, чтобы начали зарабатывать. Люди и страна в целом.

То, что Навальный представил в качестве своей «предвыборной платформы», честно говоря, выглядит довольно убого по части «конструктива». В ряде мест (там, где речь идет об обещаниях) — она представляет собой бесстыдный популистский компот, за который, скажем, «Единую Россию» оппозиционеры разнесли бы риторически в пух и прах.

Зачем же участвовать в выборах, если победитель практически наверняка известен? И зачем голосовать за тех, кто ему оппонирует?

Как минимум затем, чтобы программы, с которыми идут оппоненты действующего президента, получили бы больший политический вес и известность. Чтобы власть была вынуждена взять наиболее популярные (подкрепленные соответствующим голосованием) идеи на вооружение.

Это законы политики любой страны — интеграция, инкорпорирование наиболее удачных оппозиционных лозунгов в программу действий правящей партии. Кстати, ровно так в свое время в Америке появилось прогрессивное налогообложение: это изначально было требованием третьей партии, но не двух ведущих. Притом, что никакая третья партия почти никогда (было лишь несколько исключений за более чем 200 лет) не могла всерьез претендовать на власть.

В отсутствие альтернативной повестки, которую можно популяризировать в ходе избирательной кампании, пользуясь недоступными вне ее средствами массовой информации, политический ландшафт в стране окончательно превратится в пустыню. Заглохнет сам «двигатель» генерации новых идей, политические мозги заплывут жиром, власти окончательно утратят связь с реальностью и электоратом.

В конце концов не останется вообще никаких идей и мыслей — в том числе на будущее. Если исходить из того, что оно есть.

Это чревато катастрофическими последствиями для страны. Или сторонники бойкота исходят из того, что «чем хуже — тем лучше»? И пусть рухнет вся Россия, но зато над ее руинами будет возвышаться одинокий «непримиримый борец с коррупцией»?

Нынешний состав оппонентов президента Путина, надо признать, гораздо более интересен с точки зрения представления самых разных оттенков политического спектра, чем на прошлых выборах. Программа Ксении Собчак, при всех ее вполне очевидных политтехнологических ляпах и недоработках, на голову сильнее, чем сборник лозунгов от Навального. Можно сколь угодно говорить, что она «кремлевский проект». Однако, во-первых, вся нынешняя российская внутренняя и внешняя политика — это один большой «кремлевский проект». Во-вторых, и сам Навальный — такой же проект. Ровно в той мере, в какой это отвечает на недоумение — почему осужденный по двум уголовным статьям человек вообще находится на свободе? Что-то не припоминается в истории нашего правосудия случаев, когда при одном непогашенном условном сроке давали бы второй — и опять условный.

Кому не нравится «разбитная Собчак» — вот вам сама умеренность в виде бизнес-омбудсмена от «Партии Роста» Борис Титов. Он говорит здравые в понимании большого числа предпринимателей вещи. О том, как начать зарабатывать, а не только распределять. И своей «низовой работой на местах» он хотя и не добился смены системы отношений власти и бизнеса, но посодействовал переменам в этих отношениях в лучшую сторону. Или Григорий Явлинский — традиционный кандидат с уже сложившимся имиджем.

Вам нужны веселые клоуны и вы не хотите слушать о том, как можно добиться роста по 5-7% в год? Тогда вам поможет «вечный живчик» Владимир Вольфович. А надоело голосовать «по приколу» и только из чувства протеста — вот вам совершенно нового типа кандидат от КПРФ. Вместо примелькавшегося Зюганова. Павел Грудинин даже среди некоммунистического электората воспринимается как «сильный кандидат». Ему есть что сказать от лица левых. Почему не дать ему шанс закрепиться на политической сцене? Хотя бы на будущее. И так далее.

У сторонников бойкота нет никакой конструктивной повестки. Они фетишизируют явку на выборах и будут трубить о своем огромном успехе, если лишних 2-3% людей останутся в день голосования дома. Это якобы «снизит легитимность» власти. Скажите честно, кто-то помнит, какая явка была на выборах 2004 года? А 2008? А на прошлых? А кто-нибудь помнит имена тех, кто и раньше призывал к бойкоту? Как у них там с «легитимностью»?

Кстати, с точки зрения тех же политтехнологий, в мировой практике не известен ни один случай, когда именно с помощью бойкота выборов и неучастия в легальной политике оппозиции удалось бы добиться выполнения своих требований. И ни один из таких «бойкотчиков» не смог взобраться на политический Олимп.

Потому что если ты агитируешь за то, чтобы люди не выбирали между разными точками зрения, усиливая их звучание, не продвигали бы тем самым альтернативные властным, новые прогрессивные идеи вообще, то скорее всего это означает, что тебе самому просто нечего сказать.