Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Запертый в Ницце

Какие вопросы возникают в связи с задержанием во Франции сенатора Керимова

Сулейман Керимов Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
Сулейман Керимов

Французские каникулы Сулеймана Керимова, обернувшиеся задержанием сенатора от Дагестана в аэропорту Ниццы, порождают массу вопросов. Главные из них: можно ли российским политикам в принципе иметь недвижимость и бизнес в странах, с которыми у нас не самые лучшие отношения, и как отделить обычное уголовное преследование богатого иностранца от политически ангажированной атаки на российскую элиту?

Задержанный во Франции сенатор Керимов был отпущен под гигантский (для обычного человека, но не для долларового миллиардера) залог в €5 млн. Сам факт отсутствия у Керимова при задержании диппаспорта косвенно свидетельствует, что он летал в Ниццу не по государственным, а по личным делам.

Реклама

Прокурор Ниццы Жан-Мишель Прэтр заявил, что Керимову предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег. «Он не будет помещен в тюрьму, но должен выполнить ряд условий. Оставаться на территории департамента Приморские Альпы, несколько раз в неделю приходить в полицию, заплатить залог в €5 млн, сдать паспорт и не вступать в контакт с некоторыми лицами, список которых я сообщить не могу», — сказал прокурор.

Засекреченный следствием список лиц, с которыми Керимову запрещено вступать в контакт, добавляет делу интриги. В этом списке запросто могут оказаться и российские официальные лица — в том числе дипломаты.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отреагировала на ситуацию с задержанием своего «подчиненного» особенно резко: по ее словам, нельзя исключать, что началась охота на российских политических деятелей. Но какие признаки такой охоты есть на сегодняшний момент в деле Керимова?

Подробности дела пока крайне скупы. Известно, что Керимова задержали по делу о махинациях с недвижимостью, цель которых, по версии французских правоохранителей, — уклонение от уплаты налогов на десятки миллионов евро. Дело «интернациональное». Керимов не первый задержанный. Ранее по этому делу, которое началось еще в 2014 году, были задержаны швейцарские бизнесмены Александр Студгальтер и Филипп Боргетти, а также французский налоговый юрист Филипп Кьяверин.

Но если считать это охотой на российскую элиту, получается, что многих политических деятелей из России можно заподозрить в покупке вилл по заниженной цене или налоговых нарушениях на Западе? Вряд ли именно это имела в виду спикер Совфеда.

Обычно, когда речь идет о подобных делах в России, наши официальные лица резонно предлагают сначала дождаться решения суда: дескать, не надо смешивать политические взгляды и статус подозреваемых с чисто уголовными (в том числе экономическими) преступлениями. Почему же тогда в отношении задержания Керимова риторика спикера Совфеда выглядит совершенно противоположной: дескать, это не преследование конкретного человека за конкретные возможные преступления (в которых должно разобраться правосудие), а чуть ли не покушение на Россию?

Если информация насчет вилл в Ницце и другого заграничного имущества Керимова верна, возникает также вопрос, кто и как проверяет в России декларации об имуществе?

В отчете перед налоговой инспекцией никаких вилл на Лазурном и любом другом берегу у Сулеймана Керимова нет. В 2016 году, согласно официальной декларации, сенатор Керимов заработал 12 млн рублей. А его супруга — 3,9 млн рублей. В их совместном владении находится одна квартира в России площадью 53 кв. метра. Еще двумя квартирами — 38 и 53,5 кв. метров — Керимов владеет лично. В декларации также упоминаются четыре автомобиля, которыми пользуется семья: два Mercedes Benz S600 и два BMW 760li.

Между тем Керимов продолжает считаться одним из богатейших бизнесменов России. В 2017 году он занял 21-е место в списке Forbes с общим состоянием $6,3 млрд. Семье Керимовых принадлежит 82,44% акций компании «Полюс», международный аэропорт Махачкалы. Впрочем, при переизбрании в Совет Федерации Керимов по закону прекратил участие в управлении бизнесом. В 2013 году он перевел свои активы в доверительное управление трастовому фонду Suleyman Kerimov Foundation. Но не продал.

Но зачем тогда нужны все эти декларации депутатов и сенаторов и бесчисленные комиссии, которые их проверяют, если никто давно не верит в их достоверность?

Почему депутаты Госдумы заблокировали предложенный в конце 2016 года законопроект, прямо запрещавший госслужащим иметь недвижимость за рубежом? Впрочем, давно известно, что россияне с деньгами и должностями прекрасно научились оформлять зарубежную недвижимость на трасты или подставных лиц — и доказать, кто ее реальный владелец, не так-то просто.

Керимов — в прошлом бизнесмен. Не исключено, что дело во Франции было заведено в том числе с помощью его бывших партнеров по бизнесу, которых он чем-то обидел. Собственно, кто-то точно должен был «слить» правоохранителям Франции информацию о том, что недвижимость в этой стране была куплена именно для Керимова и по заниженной цене. Это, конечно, вполне могли сделать уже задержанные швейцарские бизнесмены и французский налоговый юрист. Однако обиженных людей, выкинутых из страны и бизнеса, в России тоже немало.

Опасения Валентины Матвиенко, возможно, имеют под собой почву в том смысле, что многие российские политические деятели имели в прошлом бизнес и делили его не всегда по справедливости. Достаточно вспомнить секс-скандал с задержанием Михаила Прохорова в Куршевеле в 2007 году. Практически сразу после возвращения Прохоров внезапно объявил о том, что начинает развод по бизнесу со своим партнером Владимиром Потаниным, в том числе раздел «Норильского никеля». И наблюдатели моментально связали эти события.

Еще вопрос: зачем Керимов вообще поехал во Францию, зная, что на него заведено дело? Или он не знал? Или сознательно хотел, чтобы его задержали именно в Ницце, а не где-то еще?

Теперь он на все время расследования останется на Лазурном берегу. Может даже жить на своей вилле — недвижимость Керимова пока не арестована. И не исключено, что его во Франции начнут расспрашивать не только про его виллы, но и про зарубежную собственность других представителей российской политической и бизнес-элиты.

Кстати, параллельно с задержанием Керимова политического убежища во Франции попросил бывший владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов, заявив, что у него есть серьезный компромат на серьезных людей в России. Не факт, конечно, что это правда, но такая тенденция не может не настораживать тех самых «серьезных людей» в России, которым действительно есть что скрывать.

Напрашивается мысль, что и в политических кругах Франции есть запрос на то, чтобы неприятных историй с российской элитой было больше и звучали бы они громче.

К тому же не забыта до сих пор оставляющая много вопросов история внезапного отъезда в США и странной гибели экс-министра печати РФ и создателя телеканала «Раша тудэй» Михаила Лесина. Он уехал в Штаты, абсолютно точно зная, что против него заведено уголовное дело. А тайна его гибели до сих пор остается непроясненной.

Привычка российской политической и деловой элиты жить на два дома, строить запасные плацдармы за границей, а также значительное количество уже уехавших или беглых олигархов создают дополнительные проблемы на фоне ухудшения отношений с Западом. Когда наши политики говорят, что надо продолжать сотрудничать с той же Европой как ни в чем не бывало, что бизнес всегда важнее политики, они лукавят. Бизнес в современном мире (и Россия тут точно не исключение) теснейшим образом завязан на политике. Он немыслим без личных связей крупных бизнесменов с влиятельными политическими деятелями.

В частности, известного (теперь уже бывшего российского бизнесмена) Дмитрия Рыболовлева, живущего во Франции и являющегося владельцем футбольного клуба «Монако», который в свое время продавал как раз Сулейману Керимову пакет «Уралкалия», прямо сейчас обвиняют во Франции в «торговле влиянием». И хотя пока не посадили в тюрьму, но официально запретили приближаться к князю Монако Альберу II. Тому самому, который имеет связи и с российской политической элитой.

Пока российские политики будут иметь недвижимость и бизнесы за рубежом -— кто-то в личных корыстных целях, кто-то ради той самой «торговли влиянием», — всем надо быть готовыми к тому, что истории, подобные казусу Керимова, возможны в любой момент.