Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вылечат не всех

Что скрывается за идеей «софинасирования медицины»

Руслан Шамуков/ТАСС

На Всемирном фестивале молодежи и студентов Владимир Путин предложил задуматься о софинансировании медицины. Но что это значит для населения, и самое главное, как и когда предложение президента правительство сможет реализовать на практике?

В поддержку идеи «софинансирования» говорят обычно о том, что граждане, согласно опросам, и сами готовы платить за более качественные услуги. Но речь идет не столько о качестве, сколько о номенклатуре лекарств или услуг. И тут возникает масса вопросов. Допустим, рентген могут сделать бесплатно, томограмму — через раз, а за КТ придется гарантированно заплатить, примерно так? Или вспомнить известные жалобы диабетиков на российский инсулин, который как раз бесплатен и доступен, но совершенно негодного качества.

Всем более-менее понятно, что от того, что платную медицину назовут «софинансированием», смысл реформы не изменится.

А именно: государство распишется в том, что не может исполнять своих конституционных обязательств и ему приходится их, хотя бы и частично, отменить.

Реклама

«Народ всегда прокормит» — по этой формуле врачи жили на протяжении многих десятилетий. И понятно, что внятная схема оплаты всей этой системы через «кассу» могла бы вывести из теневой зоны довольно большой сегмент «серой экономики». Если, конечно, это вообще нужно кому-то, кроме налоговиков. «Народ», как представляется, вполне может кормить врачей и дальше, совершенно без участия государства.

Однако в том, что касается как раз зарплат врачей, в последние годы была сделана серьезная попытка пересмотра этой максимы. Майские указы 2012 года прописали кратное повышение зарплаты медиков. Это, в свою очередь, привело к тому, что взвыли регионы, чьи бюджеты оказались не рассчитаны на такие траты. Оказалось, что если увеличивать зарплаты работникам этой сферы, то придется экономить на чем-то другом. Получилась классическая басня про «Тришкин кафтан».

Выходы из ситуации, да еще такие, чтобы формально не была нарушена Конституция, предлагаются самые разные. Например, печально известный «налог на тунеядство», который правительство в лице Дмитрия Медведева почти слезно просило так не называть. Смысл его сводился все к тому же: формально безработные граждане, которые получают доход, но уходят от налогов, должны платить сбор на «бесплатные» медицинские услуги. Тоже своего рода софинансирование. Идея, что должны оплачивать медицинские расходы из своего кармана антипрививочники, проходит примерно по той же статье. И так далее.

Понятно, что никакой «бесплатной» медицины по факту не бывает. Кто-то все равно должен платить. И, в конечном счете, все равно платят — прямо или косвенно — граждане.

Но есть риск, что с введением «софинансирования», в какой бы форме оно ни возникло, будет произведен очередной «сравнительно честный» отъем денег у населения. Точнее: граждане заплатят и за бесплатную, и за платную медицину. Общая доля трат на медицину в совокупных доходах домохозяйств возрастет без всякого улучшения собственного качества услуг.

Есть и иной риск: однажды установив грань между «бесплатной» и «платной» медициной, у государства будет серьезное искушение сужать в силу экономических неурядиц зону «бесплатной» медицины.

По большому счету, это даже неплохо. Как избавление от иллюзий, что наше государство что-то нам должно, что существует некое социальное государство, что патернализм работает. Экономисты-институционалисты (в России самым известным публичным сторонником такого типа идей является декан экономфака МГУ Алексадр Аузан) давно говорят о том, что для серьезных системных преобразований гражданам надо самостоятельно платить налоги. То есть получать полный объем зарабатываемых денег (сейчас-то налоги платит работодатель), а уж потом отдавать «свои» на решение самых разных проблем. Тогда, полагают экономисты, граждане начнут требовать от властей и качественно иного уровня оказания услуг населению. Поскольку тогда не будет ничего «бесплатного», а будет «оплаченное».

Но в логике российских госчиновников, разумеется, проблема выглядит совершенно иным образом. Все упирается в классическую медведевскую формулу «денег нет». У государства есть деньги на перевооружение армии, содержание масштабного репрессивного аппарата или на медицину. Это некоторое упрощение, но факт остается фактом — денег на все и сразу у государства в его нынешнем виде и впрямь не хватает. Решение взять денег у бизнеса или непосредственно у граждан представляется властям необходимым решением.

Проблема в том, что решение это крайне тяжелое. Самым серьезным вызовом последних двух десятилетий были не протесты на Болотной в 2011-2012 году, а протесты против монетизации льгот в 2005-м. Так что пока эту тему никто серьезно педалировать не будет. Да и потом, надо думать, она вполне может быть выхолощена в ходе многочисленных ведомственных согласований.

«Бесплатная» медицина будет становиться все хуже, но для тех, кто готов платить, всегда есть другой набор опций. Например, в Германии, США или Израиле.