Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Защита министра

Почему история с диссертацией министра культуры поучительна не только для ученых

История с докторской диссертацией министра культуры России крайне актуальна для нашей страны. И дело даже не в том, что речь идет о человеке такого высокого ранга, а в самом статусе научных степеней в современной России.

Накануне экспертный совет ВАК по истории рекомендовал лишить Владимира Мединского ученой степени доктора исторических наук. Лишать или нет — это уже решать самой аттестационной комиссии, но слово экспертов сказано и требует некоторого разъяснения.

Скандал с диссертацией впервые разгорелся еще тогда, когда автор был не министром, а депутатом Госдумы.

Уже тогда под огонь критики попали некоторые тонкие моменты текста научного труда и, прежде всего, специфическая манера работы с историческими источниками и сама постановка проблемы.

Реклама

В диссертации «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV–XVII вв.» автор утверждает следующее: иностранцы (прежде всего, послы и путешественники из других стран), описывавшие в тот период современную им Россию, зачастую «очерняли» российскую действительность, то есть были необъективны — причем необъективны сознательно, работая в пропагандистском ключе.

Сам этот посыл эксперты ВАК посчитали крупным недостатком текста.

«Объективность в освещении одного государства, социума, культуры представителями других (современниками событий) в принципе не достижима. К ней может стремиться профессиональный историк, но не исторический индивид, воспринимающий культуру Другого/Чужого. Восприятие Другого всегда субъективно, оно определяется неосознаваемыми ценностями и установками своей культуры, историко-культурной средой воспринимающего субъекта, его индивидуальными особенностями», — цитируют заключение экспертов СМИ.

Переводя с профессионального языка на обыденный русский, эксперты сказали, что исторический источник всегда лжет. Даже когда его автор уверен, что излагает «правду, всю правду и ничего, кроме правды».

Это хорошо известный факт. В работах по источниковедению, которые студентам истфаков обычно рекомендуют в процессе обучения, нередко выделяют несколько видов «исторических фактов», один из которых является «фактом исторического источника». То есть тем, что излагает автор, по каким-то своим причинам.

Например, депутат Наталья Поклонская убеждена, что фильм Учителя «Матильда» является кощунством. Историк будущего, анализирующий общественно-политические дискуссии современной России, совсем не обязан соглашаться с Поклонской или начинать спорить с нею.

Это не может быть предметом исторического исследования — доказать, что когда-то в древности жила-была депутат российского парламента, которая была не права или кругом права, но оболгана общественным мнением.

Такая постановка вопроса — выяснить, права ли Поклонская — выводит текст из разряда научных и ставит его в ряд публицистических текстов, причем той эпохи, о которой ведется повествование.

Раскритиковали эксперты и иной подход автора диссертации, а именно: «Взвешивание на весах национальных интересов России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда».

Однако это то, что касается выводов собственно экспертов и, так сказать, «чистой науки». Но автор-то не бизнесмен, зачем-то решивший получить звание, а министр. И тут без политики не обойтись.

Уже после критики текста диссертации тогда еще депутата Мединского в его защиту выступило несколько крупных по статусу историков, заявивших о поддержке министра. Ряд сторонников говорили и вовсе о либеральном заговоре с целью очернения не только образа России, но и ее настоящего патриота. Противники на это отвечали, что, мол, «плагиатор Мединский — нехороший человек, потому что единоросс». Или единоросс, потому что плагиатор — в такого типа рассуждениях все элементы конструкции можно легко менять местами без потери и так отсутствующего там смысла.

С назначением Владимира Мединского министром страсти было поутихли, но с новой силой вспыхнули пару лет назад, когда диссертацией заинтересовались активисты «Диссернета».

И тут появилось новое поле для интерпретаций: почему у оппозиционных активистов вдруг вновь вызвала интерес диссертация министра? Неужели кто-то хочет посредством дискредитации Мединского ударить по кабинету Медведева? Или же по позициям самого главы Минкультуры? Интерпретация не такая уж фантастическая, поскольку в самых разных подковерных политических баталиях и такого типа аргументы вполне работают.

Сам министр, сотрудники его ведомства и некоторые коллеги по правительству скандал переживают стоически. Говорят, что плагиата-то не нашли, а остальное — это личный взгляд исследователя, на который Мединский, как ученый, имеет право.

Для многих история — наука вообще субъективная, и «патриотическая история» по версии одних имеет столько же прав, сколько «либеральная» по версии других.

Этот спор, разумеется, контрпродуктивен (в профессиональной среде такого спора нет, большинство вопросов научной этики и критериев научности давным-давно решены и предметом дискуссии не являются), но выводит на еще одну серьезную тему: качества научных работ вообще и, прежде всего, в гуманитарной сфере.

Наиболее объективные защитники и критики диссертации министра говорят примерно следующее: если посмотреть на то, за что присуждают степени сегодня, то легко выяснить, что российская наука переживает самый серьезный за всю ее историю кризис идей.

Например, в каком-нибудь региональном педагогическом вузе степень могут присвоить и за «исследование» темы типа «Михаил Сергеевич Горбачев как агент ЦРУ и его преступная роль в развале Советского Союза».

Или за «работы» по менеджерским дисциплинам, представляющие в основе своей плохие рефераты не самых хороших учебных пособий. Те самые, которые регулярно ловит тот же «Диссернет» в работах на степень сильных мира сего.

Результат понятен. С одной стороны, богатые и влиятельные люди уверяются в том, что статус «ученого» легко продается. С другой, они же полагают и себя «учеными», а потому людьми, которые авторитетны, а потому безгрешны в своих высказываниях на тему своих научных изысканий. Истории или физики металлов, госуправления, юриспруденции, бюджетного процесса… Они же кандидаты ( а то и доктора) наук в соответствующей сфере — и свидетельство у них имеется.

Проблема в том, что какого качества степень, такого качества и управление или бюджетный процесс.